XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Ёлка из прошлого

Я мир воспринимаю без прикрас.

И жизнь не в розовом я вижу свете,

И всё-таки кричу в сто первый раз:

«Пусть никогда не умирают дети!»

1963 год. Автор: Кайсын Кулиев

В одном городе жила женщина по имени Антонина, и она была Ооочень ворчливая. Почему с заглавной буквы и с тремя буквами «о»? Да потому что она ворчала в три раза больше, чем самый ворчливый человек. Её раздражало всё на свете: мусоровозка, которая приезжала каждое утро, дети, бегающие по подъезду, грязный подъезд, даже голуби, которые просто пролетали мимо. Когда соседи громко разговаривали или к ним приходили гости, Антонина сердито стучала по батарее. Если же у них начинали плакать и кричать дети, то немедленно отправлялась в соседскую квартиру и делала строгий выговор.

У неё самой не было ни детей, ни кошек. Животных она терпеть не могла, а если какая-нибудь бездомная кошка или собака заходили в подъезд, то ворчливая женщина сразу же выгоняла их. Она никогда ни с кем не здоровалась, только сердито отворачивалась и бубнила под нос что-нибудь неприятное. Соседские дети считали её ведьмой, потому что у неё был длинный нос, а на нём — бородавка.

И вот однажды в ночь перед Рождеством, с ней произошла такая история…

Кстати, тут надо добавить, что Рождество, как, впрочем, и другие праздники, Антонина терпеть не могла. Ведь в праздники люди запускают фейерверки, ходят в гости, а значит, шумят.

Время было позднее. Она как обычно расправила постель, легла и начала засыпать. И только она начала проваливаться в сон, как ей привиделась гора фантиков. Ворчунья от удивления аж подпрыгнула. Она взрослая серьезная женщина, а ей снятся какие-то фантики от конфет! Что за бред? Перевернулась она на другой бок, закрыла глаза и… снова гора фантиков!

Антонина не вытерпела, отбросила одеяло, соскочила с дивана и быстрым шагом отправилась на кухню. Включила свет, открыла дверцу холодильника, достала колбасу, сыр, майонез, горчицу и кетчуп. Взяла нож, хлеб, деревянную доску и отрезала два куска хлеба, колбасы и сыра, на хлеб выдавила майонез, горчицу и кетчуп, совместила все это в два огромных бутерброда, заварила чай и села за стол. Поела, стряхнула с живота крошки и сказала: «Ну, всё! Теперь точно избавилась от этого нелепого сна!»

Довольная, она отправилась в свою комнату, легла на кровать, залезла под одеяло, закрыла глаза и начала засыпать.

И видит снова ту же самую гору фантиков!

«Да что ж это такое! Что эта за никчемная гора фантиков ко мне привязалась?!» — воскликнула она.

Ворчунья посмотрела на часы, они показывали: 23:02

«Ужас! Время-то уже позднее! Я уже давно должна спать!» — сказала Антонина, закуталась в одеяло и снова закрыла глаза.

Перед её глазами – снова гора фантиков. Но сил пошевелиться уже не было, и она продолжила смотреть этот странный сон. Гора с каждой секундой становилась всё больше и больше! Антонине сделалось страшно. Откуда ни возьмись, появились детские игрушки: плюшевые зайчики, кошки, мышки, машинки, куклы, заводные игрушки и много других вещей! Они быстро-быстро закружились, замельтешили перед глазами. А ещё появились ленточки, шарики, блёстки, они завертелись и превратились в яркий, сверкающий смерч. Всё заблестело, засверкало, зашипело, запело и БАМ! Взрыв! Как из хлопушки, всё это разлетелось в разные стороны. Вдруг послышалось пение, пение детей. Они пели хором новогоднюю песенку: «В лесу родилась Ёлочка».

Словно из-под земли начала вырастать ёлка. Сначала она была маленькая, чуть больше утюга, потом как стул, потом размером с холодильник, потом сделалась ростом с Антонину, но не прекращала расти и вскоре сделалась, как двадцатиэтажный дом!

На ёлку начали сыпаться гирлянды, сами надеваться новогодние шары, игрушки, солдатики построились вокруг ёлки, зайчики забарабанили в барабаны. Дети начали петь громче, потом показались и сами ребята, они были прозрачными, как дымка. Ребята водили хоровод, улыбались, смеялись. В воздухе закружились большие и красивые снежинки. Ребятня начала играть в снежки, кататься со снежных гор, валяться на снегу, делать снежных ангелов, лепить снеговиков, прыгать и скакать вокруг этой ёлки. Антонина собралась по привычке заворчать на этот шум и гам, но, приглядевшись, заметила, что дети были какие-то необычные.

— Кто это? Кто все эти дети? И почему они… полупрозрачные? – спросила Антонина.

— Разве ты не знаешь? – спросил глухой голос.

— Кто это? – женщина вздрогнула от неожиданности, оглянулась и увидела летящего к ней филина.

Филин сел на ближайшую ветку и смотрел на Антонину большими жёлтыми глазищами.

— Говорящий филин? – задрожала она.

— Я живу так долго, что научился говорить, как люди.

— Так скажи, что это за дети?

— Это дети войны, — начал филин. — Они умерли во время Великой Отечественной войны. Каждый год, под Рождество, эти духи собираются вместе, и празднуют этот замечательный праздник. Тут нет войн, ссор и драк. Здесь только мир, счастье, покой и радость. Когда-то они не успели отпраздновать Новый год и Рождество, Дед Мороз не положил им подарок под ёлку, да и ёлки самой не было… А они так мечтали об этом, но тут пришла война, и их мечтам не суждено было сбыться.

Антонина смотрела на призрачных детей, улыбалась и плакала. К ней подошла маленькая девчушка со смешными торчащими в разные стороны тоненькими косичками. Она взяла Антонину за руку, своей маленькой ладошкой и повела в хоровод ребятни. Девчушка показалась ей смутно знакомой.

— Почему я? – спросила Антонина.

Девочка подняла глаза и посмотрела на неё, и женщина задрожала – фотография этой девочки была в её старом семейном альбоме!

— Я Валентина, — сказала девочка, и голос прозвучал глухо, как будто издалека. — Я сестра твоей бабушки Зои. Когда началась война, Зою на каникулы родители отправили в Сибирь к прабабушке. А я осталась в Ленинграде с мамой и папой. Мы хотели приехать позже, но не получилось. Но я часто наблюдала за нашей семьёй и за тобой. Вот и решила позвать тебя на нашу Ёлку.

Антонина прищурилась, пристально посмотрела на девочку и ей показалось, что она немного похожа на бабушку, которую она так любила!

Что-то в ней вдруг поменялось. Ей захотелось пуститься с детьми в пляс, и она не удержалась, забежала вместе с маленькой Валентиной в хоровод, запела песни, а потом начала играть в снежки. А шумела она и веселилась так, что прежняя Антонина сама бы на неё разворчалась.

Наступило утро. Антонина проснулась и радостно, почти приплясывая, подошла к окну, отдёрнула шторы. В глаза брызнуло весёлое солнце, и она немедленно отправилась гулять.

Возле дома она увидела дворничиху Нину Петровну.

— Доброе утро, Нина! Хорошего тебе дня! – с улыбкой произнесла Антонина.

Нина открыла рот от удивления и выронила метёлку из рук.

— Доброе… и вам хорошего дня… — промямлила она.

Антонина здоровалась с каждым прохожим и всем говорила что-нибудь приятное. Все, кто прежде знал её характер, удивлялись поначалу так, что думали, что обознались. Ведь не может быть, что та ворчливая соседка вдруг сделалась такой доброй и приветливой.

Некоторые рассказывают, что она даже взяла из приюта двух котов! А карманы её теперь полны сладостей, чтобы ими можно было угостить соседских ребятишек.

Плесовских Анна Александровна
Страна: Россия
Город: Тобольск