XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
ИstoryЯ

Некогда, в каком-то промежутке времени, жил Я. Совершенно обычный. Я ни капельки не отличался от своего окружения, которое очень часто называл Они. «Они — моя семья…. Они — мои друзья… Но Они меня совсем не понимают! Они — мои враги!… Они всегда со мной…. Они — моя семья…» — так часто думая о Них, Я забывал о Себе.

Я, точно так же, как и Мы, вставал, завтракал, завязывал на шее галстук и шёл на работу. Весь день Я проводил с Ними, среди которых выделялась только Она. Вечером же, встретившись с Ним, Я выпивал и с грустью вспоминал о том, что так и не смог опять заговорить с Ней. Опять.

А следующий день Я пройдёт точно так же. Ты ведь это знаешь. «Откуда?» — спросишь Ты. Да ведь Ты же встречался с этим самым Я. Не помнишь? Ничего особенного, ведь таких Я стало в последнее время так много…

Но не уходи! На самом деле этот Я не так прост, как Ты думаешь. Есть одна особенность, о которой Я предпочитает не говорить, надеясь, что Кто-то когда-нибудь сам захочет узнать, в чем же заключается секрет этого самого Я. Но, как видишь, интересно это только Автору.

На самом деле… Я настоящий литературный гений! Сколько романов, рассказов и сказок прячет у себя в столе этакий стесняшка. Автору пришлось перечитать множество произведений Я Егоновича, чтобы написать эту историю. И знаешь, какой красивый слог, какие мысли! Дух захватывает от невероятных сюжетных поворотов! А персонажи… Словно не книга перед тобой, а зеркало самое настоящее! А ещё…

Но почему Я скрывает своё творчество? Коли не дурно, почему бы Им не показать?

Автору нужно было и это узнать. Автор долгое время сидел за углом и высматривал в маленькую щёлочку этого Я. Кругом снуют эти Я, все на одно лицо. И как прикажете Автору историю писать? Вдруг из-за дома появился Особенный Я. Он, прихрамывая, ворчал и охал. Сегодня утром, споткнувшись на лестнице, Я обеспечил себе день мучений и возни с ноющей от ушиба ногой. Вот говорят же Они, что всё в этом мире дело случая и не иначе. И действительно: не упал бы Я сегодня утром, и читали бы Вы историю о каком-то другом Я. Не бойтесь случая! И падения с лестницы тоже…

Так, преодолев боль и многочисленные страдания, что соизволили так внезапно спуститься на ногу этого несчастного, Я добрался до дома и, не заметив, как Автор пробрался за ним, улегся в постель. Прямо в костюме и прямо с портфелем.

Пролежав так три часа, Я поднялся и подошёл к столу. Прокрутил три раза крошечный ключик и вытащил папку с рукописями. Покряхтев над ними ещё часа два, Я залил голод холодным чаем и начал грустить. Ведь это — неотъемлемая часть дня. Это как ритуал, как основа основ мира и, конечно же, обычное дело для людей творческих. Наконец Я уснул. За письменным столом в обнимку со своим творением.

Автор задремал от скуки и усталости, ведь следить за Я не так уж и просто. Все действия Я такие бесполезные и предсказуемые, что будоражащий душу сюжет точно не получится.

Но вдруг… А вы думали, здесь не будет экшена? Но вдруг земля затряслась, на темном небе сверкнула молния, и злые духи, вырвавшись из Подземного Царства, схватили Я и утащили его в своё страшное логово в горящий котёл!.. А по факту затрясся пол, моргнула люстра, и Я оказался в каком-то пустом коридоре без света и совсем один. Понятное дело вместе с ним был и Автор, но только Я не положено его видеть.

В первую очередь Я кинулся бегать по холодному коридору и кричать во всё горло, ведь сидеть на месте слишком грустно даже для ежедневного обряда грусти. Не найдя ничего, Я очень опечалился и хотел было уже заплакать, как вдруг… Я заметил дверь! На двери одиноко болталась покосившаяся надпись: «Душа. Посторонним не входить!»

Что бы могло это значить? Стоит постучаться. Ещё раз. И ещё раз… И…

— Входи ты уже!..

Я надавил на дверную ручку, и холодная мгла, наполнявшая пустую комнату, поглотила случайных посетителей.

Я и Автор оказались в некотором пространстве между каменными стенами, полом и потолком.

— Аууууу… Здесь кто-нибудь есть? — ещё много раз эхо возвращало этот вопрос Я. — И что мне делать? Очень скучно.

Вдруг на руки Я приземлился бумажный самолётик, развернув который можно было прочитать послание, аккуратно выведенное ярко-зелёными, словно первая весенняя трава во дворе, чернилами:

«Дорогой Егонов Я Егонович,

Сейчас Вы находитесь в пустом, на первый взгляд, помещении, наверняка, испытывая дискомфорт. Не волнуйтесь и не паникуйте. Сие помещение — ваша душа, и вы здесь полный хозяин. Вы можете пожелать всё, что только душе угодно, и ваши желания исполнятся.

С уважением,

Ваша Администрация Души.»

— Да что это такое?! Что происходит? Я только что был в своей квартире, и тут — бац — Я в подвале у сумасшедших в заложниках! Нет, так дело не пойдет! Я хочу домой!

— Это по сюжету невозможно. — подсказал любезный Автор.

— А, тогда я хочу, чтобы в этой комнате оказалась вся моя квартира вместе с недопитым чаем и рукописями!

Через полчаса, не больше, Я с Автором сидели за столом и бурно обсуждали роман Я, внося в него коррективы:

— Ну вот тебе нравится? — с блеском в глазах вопрошал Я.

— Если честно… — начинал Автор.

— Я понял. — вздохнул расстроившийся Я. — Все не так. Я бездарность… Вот у Всех все сразу получается, а у меня… То там, то сям… Везде сюжетные дыры! А герои? Клише, клише и ещё раз клише! И как таких, как Я, земля носит?

— Согласна. — на пороге появилась обворожительная красавица. Её прекрасное личико омрачал лишь надменный взгляд. Ядовитая улыбка ее опечалила Я ещё больше. Он не выдержал и заплакал. А красавица расхохоталась. — Меня, кстати, Неуверенность зовут… Хотя не зовут, я сама знаю, когда мне приходить. — снова этот жестокий убивающий смех. — Вы не против?

Незваная гостья перешагнула порог и, потащив за собой большущий чемодан, разместилась в углу комнаты.

— А… — Я, вероятно, хотел возмутиться. — Это же моя душа!

— Ой, да ладно? — хихикнула девушка. — Эти голые стены — твоя душа? Сочувствую… Но ведь тем и лучше: здесь есть место для меня! Кстати, у меня знакомый. Ему негде жить. Кажется, ты не против, чтобы он здесь переночевал?

В комнату, ведомый за руку Неуверенностью, дрожа и краснея, вошёл Страх.

— Д-добрый вечер, — неуверенно пропищал маленький человечек, — я н-не п-помешаю?

— Как же все равно. — вздохнул Я. — Все равно вас не выгонишь, да и не хочется на это силы тратить.

— Правильно! — Я оглянулся и увидел за плечом сгорбленную старушку с добрым лицом. — Не трать силы, не трать силы, внучок! Я тебе чаю налью. Отдыхай, отдыхай…

— А ты кто такая? — спросил Автор, старательно зарисовывая портрет добродушной бабушки в блокнот.

— Лень я, голубчик.

Беседа с необычными гостями очень нравилась Я.

— Ой, как же я рад, что повстречался с вами. Вы, словно бальзам на душу, и выслушаете, и поймёте. Хорошо как!

— Не то, что твоя Она. — заметила Неуверенность.

— Как с ней познакомиться? Ух, страшно! — вторил Страх.

— Я ее не достоин. Она богатая красивая и очень умная. Не ровня нашему Я.

— Ну-ну, Неуверенность! — возмутилась старушка. — Я просто силы свои бережет. Зачем действовать? Можно просто деградировать дальше… Вся жизнь, как и моя, пройдет в отдыхе и покое. Действо, как вы знаете, только утомляет…

Я замер.

— Да вы что?! Вы хотите сказать, что я трусливый, ленивый и никчёмный?

— Мы просто хотим дать тебе дружеский совет… — прошептала Красавица. — Не меняйся! Нам, настоящим твоим друзьям, ты нравишься таким, какой ты есть. — И Неуверенность обняла Меня.

Но Я был неумолим. Оттолкнув девушку, Я закричал на своих собеседников, затопал ногами, замахал руками. Тогда отворилась дверь, и в комнату зашло невидимое Отчаяние, чей вопль расколол все бокалы, стоявшие на столе, и вино кровавыми струями растеклось по белой скатерти.

Все кругом потемнело и завертелось. Я упал и закрыл глаза: «Прекратите!»

Тьма рассеялась, и Я увидел, как Страх-великан ходит и рушит всю посуду и мебель. Я хотел было вскочить и возмутиться, но не смог. Дряхлая старушка навалилась ему на плечи, и Я не мог встать под ее тяжестью.

В углу сидело страшное чудовище с тремя головами и тридцатью тремя клыками и грызло стены разрушающейся души Я.

Я чувствовал физическую боль. Ища глазами Автора, Я с каждой секундой ощущал себя все беспомощнее и беспомощнее.

Я уже почти потерял сознание, как вдруг на грудь Я вспорхнул белый голубь.

— Птичка, птичка… Спаси меня… — прохрипел Я.

Голубок взлетел. Покружив у самого потолка, он вернулся к Я и клюнул Лень. Старуха взвизгнула и исчезла.

Я поднялся. Прихрамывая, Я вышел к монстрам, пожирающим его душу:

— Вы! Уходите! Эй! Страх, Неуверенность и Отчаяние, я не отдамся вам. Я не такой! Я все смогу, смотрите!

Я выхватил меч и вонзил его в одну из голов Неуверенности. Чудище взвыло. Страх уменьшился от испуга.

— Г-господин, из-звините! — пропищал гномик у ног Я.

Тогда белый голубь, что помог Я избавиться от Лени, превратился в Неё. В ту, что так отличалась от Них. В ту, с которой Я так долго не смог заговорить…

— Я люблю тебя! — сказала Она.

Силы вернулись ко Мне, и никакие чудовища теперь уже были не страшны…

***

Очнувшись поздно ночью за письменным столом в ворохе помятых бумажек, Я не мог поверить, что с ним только что произошло. Я с лёгкостью на душе лег спать, зная, что завтра его день будет уже совсем другим: свободным от глупых предрассудков и наполненным Счастьем и Любовью.

Послесловие от Автора. Все выше сказанное не является выдумкой Автора, а несёт в себе реальную историю одного Я, ставшего известным писателем, чьи книги раскупаются так же быстро, как в жаркую погоду летом тает шоколадное мороженое.

Шишкина Алиса Алексеевна
Страна: Россия
Город: Челябинск