XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Источник жизни

Багровый закат, полыхавший над верхушками вековых сосен, до краев наполнивший огнем огромное озеро, выгорел дотла, и жаркий день уступил место сумраку, несущему спасительную прохладу. Через несколько минут наступила тихая, августовская ночь. Мириады звезд мерцали на небе и отражались в огромном, черном зеркале воды. Шум и возня, царившие на космодроме днем, сейчас улеглись. Запрокинув голову, Джон стоял на затихшей стартовой площадке и смотрел на звезды, как смотрел на них на протяжении долгих лет до этого момента, на протяжении всей своей жизни. С детства у него захватывало дух от картины звездного неба, от мыслей, рождавшихся в голове. С детства он мечтал найти ответ на один из тех вечных вопросов, на которые, казалось, никто не ведал ответа: как появилась жизнь на Земле, что было истинным источником жизни? Лучшие умы планеты бились над этой загадкой, существовало множество гипотез, но гипотезами они и оставались, а точного ответа не знал никто.

Потом мир потрясло невероятное открытие, сделанное учеными-физиками. Разгадка оказалась на самой поверхности и, разумеется, не противоречила законам физики. Путешествия во времени из фантастики превратились в реальность. Почти сразу же умами ученых, исследователей, романтиков и просто всех любознательных людей завладело желание: собрать экспедицию, нырнуть в темную бездну веков так глубоко, чтобы увидеть момент зарождения жизни на Земле и обнаружить ее источник.

И началась постройка кораблей, которым суждено было пронести людей сквозь время. Джон сразу понял, что он должен стать капитаном одного из кораблей, что именно к этому он шел всю свою жизнь. И он смог! Командование назначило его адмиралом флотилии из девяти кораблей.

Корабли строили всем миром – одной стране такой сложный и дорогой проект было не потянуть. Девять стран, сотни тысяч людей, лучшие специалисты планеты приняли участие в этом глобальном кораблестроении. И, разумеется, каждый почел за честь приложить к этому руку.

Корабли…Джон оглянулся, взглянул на стартовую площадку и, как всегда, его захлестнула волна восторга. На фоне звездного неба, в лучах прожекторов возвышались силуэты девяти громадных крейсеров. Вот он флагман «Ковчег» и его восемь братьев и сестер: «Мэйфлауэр», «Феникс» «Андромеда», «Вояджер», «Золотая Лань», «Надежда», «Вера» и «Арго». Команды сами выбирали имена своим кораблям. Одни по традиции назвали их женскими именами, другие окрестили в честь мифических героев, третьи обратились к истории.

Джон любовался «Ковчегом», который мало чем напоминал корабль. Снаружи он выглядел грозным и неприступным, но являлся сложнейшим, тонко настроенным механизмом внутри. Исследователям предстояло работать в жесточайших климатических условиях молодой планеты. Перемещение во времени сопровождалось мощным выбросом энергии, так что в целях безопасности корабли сначала надо будет вывести в космос, подальше от Земли, и только затем совершить скачок во времени и начать поиски следов жизни.

Разумеется, точной даты никто не знал и учеными был назван примерный срок – около 3,5 миллиардов. лет назад, когда закончилось образование земной коры и появились первые формы жизни. Джон понимал, что придется совершить не один прыжок во времени, прежде чем им удастся что-нибудь обнаружить.

Джон посмотрел на часы, пора идти спать, завтра начнется его одиссея, и наутро ему нужна свежая голова. Завтра свершится то, о чем он грезил всю свою жизнь.

На мостике «Ковчега» находились шестеро: Джон, его заместитель Сайфер, физик Эдвин, главный врач корабля Чарльз, старший механик Франческо и, конечно, биолог Александр, которого на английский манер при неофициальном обращении на борту называли Алекс. Несмотря на внушительные размеры «Ковчега» команда на нем была небольшая – порядка тридцати человек. Исследования планировали проводить с помощью всевозможных зондов, роботов и дронов. Крейсера были выведены на околоземную орбиту и готовились к пространственно-временному прыжку.

-Всем занять свои места! Готовность номер один! – скомандовал Джон, — капитаны, доложить обстановку!

— «Мэйфлауэр» готов.

— «Феникс» готов

-«Андромеда» готова…

Звучали в трубке голоса капитанов. С первого взгляда могло показаться, что флотилией командуют исключительно военные люди, на самом деле это было не так. Не все они представляли какие-либо войска. Сам Джон служил в ракетно-космических войсках, что не мешало ему быть блестящим ученым, впрочем, как и всем, кто находился на борту.

— Что ж, тогда начинаем. Старт!

Бортовой квантовый компьютер загудел, обрабатывая громадные объемы информации, производя сложнейшие расчеты. На панели приборов моргали сотни лампочек, глухое рычание в утробе крейсера перешло в чудовищный рев. В космос вырвалась энергия, сопоставимая со взрывом целого склада ядерных боеголовок. С Земли в этот момент можно было наблюдать невероятной силы вспышку, словно еще одно солнце зажглось на небосводе, вспыхнуло – и тут же растаяло вместе с гордыми крейсерами, растворившимися в чернильной тьме космоса.

В рубке происходило нечто невероятное. Конечно, люди до этого уже путешествовали во времени, но скачок на три с половиной миллиарда лет назад не совершал никто. Сначала экипаж со страшной силой вдавило в кресла, затем Джону показалось, что его тело разрывает на куски. Потом люди, рубка, лампочки, кнопки и рычаги на панели приборов завертелись, слились в одну пеструю массу, а потом весь мир провалился во тьму, и Джон отключился.

Открыв глаза, он не сразу понял, где находится, но через секунду смог собраться. Голова была тяжелой, будто после нескольких бессонных ночей, тело будто налилось свинцом, оглядевшись, он обнаружил, что товарищам прыжок дался не легче: Сайфер и Чарльз еще не пришли в себя, бессмысленно хлопал глазами Франческо. Александр и Эдвин оказались на удивление стойкими – физик придвинулся к щитку управления, напряженно всматриваясь в монитор, Александр с интересом глядел в иллюминатор. Посмотреть и правда было на что, молодая Земля, еще секунду назад (или вперед) видневшаяся в иллюминаторе как мирный сине-зеленый шарик, теперь выглядела устрашающе. Желто-серые облака пепла и дыма застилали ее поверхность, сверкали невероятной силы разряды электричества. Неужели так выглядит колыбель жизни? Или на этот огнедышащий, пустынный осколок скалы жизнь занесло из других далеких уголков галактики на астероидах, градом осыпавших сейчас ее раскаленную поверхность? Что ж, им предстояло это выяснить.

— «Ковчег» на связь, «Ковчег» на связь, приём! – ожил канал связи. Титаническим усилием Джон дотянулся до передатчика — тело все еще плохо его слушалось – нажал кнопку, заговорил:

— «Ковчег» на связи, капитанам доложить обстановку!

Один за другим откликались в эфире крейсера. Все корабли добрались благополучно, команды приходили в себя.

— Даю два часа на восстановление! — отдал приказ Джон.

Спустя два часа флотилия приблизилась к поверхности, крейсера разлетевшись в разные уголки земного шара стремительными тенями скользили над поверхностью Океана. Путешественникам открылась захватывающая дух картина: внизу неистовствовали исполинские волны в десятки метров высотой, серыми громадами они неслись к берегу и обрушивали тонны воды на черные скалы, вздымавшиеся из воды и уходившие своими вершинами в мутные серые облака вулканического пепла, застилавшего небо. Солнечный свет почти не проникал через эту завесу. Но тут и без солнца было жарко. Сверкали молнии, озаряя вековое противостояние скал и морского прибоя.

Команды готовили оборудование, брали пробы воды, выпускали сотни зондов, которые должны были рыскать по всей планете, собирая информацию и материалы, доставлять находки на крейсера, где кипела работа. Стремительные, сверкающие металлическим блеском фасолины зондов вылетали из кораблей, уносились в даль, серебряными стрелами пробивая облака дыма и пепла, мгновенно скрываясь из виду.

Потянулись дни ожидания, дни напряженной работы. Ежедневно ученым поступала информация с зондов, совершались новые открытия, но жизни на Земле найти пока не удавалось. Наконец, спустя месяцы поисков, эфир огласил радостный возглас:

— «Надежда» на связи! Вызываю «Ковчег», наш зонд обнаружил жизнь. Жизнь! Вот координаты… Приём!

— Поздравляю, «Надежда»! Срочно выдвигаемся согласно полученным координатам.

Взревели двигатели и «Ковчег» понесся навстречу удивительным открытиям. Ученые наконец-то напали на след. Теперь можно было не волноваться – ниточка у них в руках, осталось определить, куда она приведет.

Радостную весть сообщили команде, на мостике хлопнула специально припасенная для такого случая бутылка шампанского. Наконец взору путешественников открылась «колыбель жизни» — залив в несколько километров длинной, огражденный скалами, которые удивительным образом расположились на входе в него, словно волнорезы, разбивая и ослабляя волны, идущие с океана. На берегу виднелась огромная траншея, уходящая в воду. Что, какая неведомая сила оставила ее тут?

Пробу воды, взятую зондом, разделили на девять равных частей и подвергли тщательному анализу.

— Невероятно! – воскликнул Александр, подняв голову от микроскопа, — в этой воде — Лука – так называемый «универсальный общий предок», кстати, известный уже достаточно давно. Не могу поверить, что вижу его живым. Капитан, это же наш пра-пра-пра-пра….в общем, очень далекий дедушка!

— Прекрасно, Алекс. Но ведь Лука – не первый на Земле живой организм?

— Нет.

— Что ж, тогда нам нужно отправиться еще дальше в прошлое.

Отдав необходимые команды, Джон приготовился к очередному перемещению во времени. На удивление, во второй раз это оказалось легче, наверное, потому что перемещались они относительно недалеко. На этот раз в том же заливе были обнаружены древнейшие живые организмы. Пробы воды с ними были доставлены на борт, тщательно отсортированы и оставлены для дальнейшего изучения. Позже их было запланировано вернуть в то же место и в то же время – необходимое условие, чтоб не сработал так называемый «эффект бабочки», известный всем ученым. Джон отметил, что траншея на берегу выглядела свежее и глубже. Он принял решение продолжить погружение во времени.

После очередного прыжка было сделано поразительное открытые – в грунте траншеи (да, она все еще была там) были обнаружены микроскопические частицы некоего материала искусственного происхождения, что могло означать, что жизнь на планету занесли инопланетяне. «Это похоже на фантастику,» думал Джон. Однако, частицы эти были малы, и оборудование могло ошибиться. Тем временем коллекция древних микроорганизмов все пополнялась, образцы становились все примитивнее, а потом, после очередного прыжка признаки жизни в заливе исчезли. Исчезла и траншея. Зонды вновь были разосланы по всем уголкам планеты, но даже спустя месяцы ожиданий они не обнаружили ничего.

Команды кораблей были измучены бесконечной работой, перемещение во времени истощает организм и угнетает моральное состояние, все чаще звучали предложения возвращаться назад. Было собрано немало данных важных для науки. Но капитан Джон не мог остановиться. «Мы немного проскочили. Надо вернуться назад (или вперёд?), ниточка почти довела нас до конца (или начала?). Мы почти нашли источник жизни на Земле!» твердил он. В нем проснулся настоящий первобытный охотничий азарт, он чувствовал, что добыча близка как никогда. Скоро, очень скоро он все узнает, увидит своими глазами, и экспедиция вернется с триумфом и поведает человечеству тайну возникновения жизни.

От суровых климатических условий крейсера испытывали колоссальные перегрузки, ураганы, грозы, метеоритные дожди – растения пока не успели создать атмосферу, нечему было защитить корабли, кроме их собственной брони. В ту ночь капитан принял непростое решение – завтра восемь кораблей под командованием «Арго» отправятся назад в будущее, а один останется. «Потерпи еще немного,» — мысленно просил он «Ковчег».

Джон выводил корабль на орбиту. Внезапно страшной силы удар сотряс корабль, людей на мостике ослепил разряд и оглушил грохот, словно рядом взорвался пороховой склад. Небывалой силы молния ударила в «Феникс», и, на секунду потеряв управление, капитан корабля не смог предотвратить столкновения, крейсер протаранил своего флагмана и вспыхнул, как факел. Обшивка «Ковчега» была повреждена, и он стремительно терял высоту, пытаясь выровнять кренящийся корабль, двигатели надрывались изо всех сил, но из-за повреждений не могли работать на полную мощность, огромному, тяжелому «Ковчегу» не хватало тяги. С ревом, разрывая клочья плотных облаков, крейсер несся к земле. Словно раненый кит, исполин, потерявший былое могущество, на огромной скорости «Ковчег» рухнул с неба на землю, протащившись по земле сотню метров и распахав в грунте первобытной планеты глубокую траншею, сметая все на своем пути, он обрушился в воды залива, врезался в скалы, которые подобно волнорезам, гасили волны бушующего древнего океана. Корпус «Ковчега» лопнул, подобно яичной скорлупе, которое уронила на пол неуклюжая хозяйка, и волны поглотили груду искореженного металла, еще минуту назад бывшего гордым флагманом прекрасной флотилии. Вместе со всем содержимым отсеков в безжизненном океане оказалась вся коллекция образцов, собранная биологами. Колбы с микроорганизмами разбились, и получившие свободу крошечные узники покинули свои стеклянные камеры, неспешно опустились на дно залива.

Через миллионы лет эволюции они распространятся по всем уголкам земного шара, создадут атмосферу, обретут скелет, выберутся на сушу, разожгут огонь и обтешут камень. Они построят города и цивилизации, они покорят космос, разгадают тайну путешествия во времени и отправятся на поиски источника жизни на Земле.

Ульянов Михаил Витальевич
Страна: Россия
Город: Архангельск