IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Поэзия на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Исчезающий этаж

Фантастический рассказ

— И как давно это продолжается? – спросила  хранящая до сих пор молчание  девушка. Джеймс не замечал ее все это время. А сейчас присмотрелся. Это была высокая, но не отличающаяся красотой альбиноска. Лет двадцати пяти. С некрасивой квадратной челюстью. На ее бледном лице выделялись, тонкие, почти бесцветные,  губы и прямой классический нос. И глаза… точнее глаз. Левый был скрыт под повязкой. Привлекали внимание ее волосы, длинные и белые, словно снег. Почти у всех, кто работал под искусственным солнцем, волосы становились такими. И такое однообразие порой даже раздражало. Джеймс не любил их, уж лучше вечная зима, чем это.

— С неделю, — ответил рабочий, чуть помолчав.

Девушка тяжело вздохнула.

— Что ты думаешь, Маргарет? – спросил один из тех, кто пришел вместе с ней.

— Нужно подождать, — твердо сказала она. – Вы сказали, что он появляется через некоторое время, — обратилась Маргарет к рабочему.

— Все верно, — ответил за парня Джеймс. Рабочий облегченно выдохнул, ему явно было не комфортно под внимательным взглядом одного единственного глаза девушки. – Но никто не может гарантировать, что он вернется опять.

— Да… — задумавшись, прошептала Маргарет.

— Вы что-нибудь знаете об этом? Можете объяснить, что вообще тут происходит? – Джеймс потерял терпение. Уже около часа пришедшие спрашивали их об одном и том же, ничего не давая взамен.

Наконец альбиноска посмотрела на него. Взгляд ее прожигал насквозь. Он невольно посочувствовал парню-рабочему.

— Нет, но у меня есть предположение, — он обратил внимание на то, что она упомянула только про себя. Все это время пришельцы предпочитали говорить об их группе в целом. – Что там находилось?

— Да ничего особенного. Когда-то там проводились опыты с радиоактивными веществами, но это было лет тридцать назад… — он умолк на мгновение, — вы же не думаете, что все из-за этого? Это было так давно и… Нет, этого не может быть.

— Посмотрите на меня, Джеймс и увидите то, что было невозможно тридцать лет назад. Я побывала почти в каждом уголке нашего почти опустевшего мира. И знаете, что я видела, — ее хриплый голос внушал в него панический ужас, — как умершие от холода трупы поднимались на ноги, когда долгожданная солнечная вспышка окрасила небо, обдав нас всех волной радиации. От нее не спастись никакими противогазами и прочей лабудой, которую придумали эти глупцы-ученые, наивно полагающие, что наше Солнце-Матушка не причинит нам никакого вреда. Но знаете в чем правда? – она подошла к Джеймсу, и ее зловещий шепот наполнил страхом его душу. – Правда, в том, что все мы медленно умираем, Джеймс Рей. И неважно где ты находишься. Жизнь под искусственным солнцем грозит тебе мутацией и прочими «побочными» эффектами. А жизнь под солнцем настоящим… Что я могу вам сказать, Джеймс? Разве что только поинтересоваться, хватает ли всех батарей и обогревателей этой научной станции, чтобы чувствовать себя ночью в относительном тепле? Или вы каким-то образом умудряетесь сохранить жар от тех редких солнечных вспышек, которые помимо тепла приносит радиацию, способную заставить мертвецов заходить? Выбирая между двумя этими не вселяющими радости вариантами, я выбираю первый. – Она отошла от него и окинула всех взглядом своего единственного глаза. – Радиация ли это? Безусловно. Как может исчезнуть целый этаж здания? Вы говорите, что это было давно. Но вам ли не знать, что радиация никуда не уходит, она лишь засыпает… на время. А теперь ответьте мне на вопрос, Джеймс Рей. Почему опыты проводиться перестали?

— Они стали слишком… опасными, — промямлил он.

— Вот видите, — Маргарет блаженно улыбнулась. – Что мы будем делать? Ждать. Этаж этого здания нужно заблокировать. Это не обсуждается. Опасность слишком велика. Сколько человек живет под крышей этого здания?

— Около ста десяти.

— Тогда эти сто десять человек скажут мне спасибо. Я не хочу чтобы нас беспокоили до того момента, пока не объявится пропавший этаж, — девушка издала истерический смешок.

Вся компания альбиносов развернулась и ушла. Впереди них шествовала она.

— Она сумасшедшая, — выпалил тот самый паренек-рабочий, что так быстро сдался под взглядом этой железной леди.

— Не говори так, — неуверенно отозвался Джеймс, хотя в душе был полностью с ним согласен.

Утром следующего дня к нему в комнату забежал Уолтер, местный уборщик. Его била дрожь. Заспанный Джеймс попытался выяснить, что случилось, но единственно, что он смог вытащить из него, так это всего одну фразу:

— Он… вернулся!

      Резко вскочив с кровати, Джеймс судорожно начал одеваться. Он посмотрел на часы: 6 часов утра. Здесь, в непроглядной тьме Земли определить утро сейчас или день можно было лишь с помощью часов. Их планету больше не озарял ни один луч. Лишь одинокие солнечные вспышки. Иногда Джеймсу казалось, что эту тьму можно было ощутить. Она поглощала в себя все, что было можно. Она не была невесомой. Тяжесть этой тьмы ощущал каждый. И эта было не просто самовнушение.

            Джеймс открыл дверь и вошел в темный коридор. Его фонарь мог осветить лишь незначительную часть путь, как собственно, и все остальные осветительные приборы. Глаза его давно привыкли к тьме, как и всех, кто остался жить под настоящим солнцем. Он вдруг вспомнил, как старуха Глорис рассказывала, как ослеп ее муж. Несколько лет проведя во тьме, он увидел солнечную вспышку, свет был настолько ярким, что его и без того старые глаза не перенесли этого, и он ослеп.

         Джеймс молча брел по темному коридору. Вдалеке послышались голоса. Вскоре он увидел слабый свет фонарей. Альбиносы.

— Вы опоздали, — бесцветным голосом заметила Маргарет. Он не ответил.

Их небольшая группа двинулась вверх по лестнице. Ступенька за ступенькой они поднимались все выше и выше. Оставив позади очередной пролет лестницы, они остановились. Из-за угла выскочила огромная крыса с горящими во тьме глазами. Оглянув небольшую группу людей, она снова скрылась в какой-то дыре. Они продолжили свое восхождение. Вскоре они достигли нужного этажа.

— Идите, — вдруг сказала Маргарет, — дальше я пойду с Джеймсом. Нам не нужны новые потери.

Все альбиносы послушно отступили. Она шагнула в темный коридор.

— Почему вы отпустили их в тот момент, когда мы уже дошли? – шепотом спросил Джеймс. Она не удосужилась ответить.

         Со всех сторон раздавался крысиной писк, но казалась, что альбиноска не слышала его. Она смотрела только вперед. Через некоторое время вокруг них собралось столько крыс, сколько Рей и представить себе не мог. Повсюду виднелись крысиные красные глазки. Они смотрели на них с Маргарет, противно пища. Одна из крыс выбежала вперед, но попав в световой круг, исходящие от фонаря, убежала обратно.

            Холодный липкий пот выступил на лбу у Джеймса. Он никогда не видел таких громадных крыс! Подняв глаза, парень вдруг обнаружил, что находится один. Маргарет нигде не было видно. А крыс становилось все больше и больше. Вскоре они окружали его со всех сторон. Все еще думая, что Маргарет где-то рядом, Рей не мог позволить себе закричать. Он корил себя за глупость, что не может позвать девушку, которая наверняка смогла бы помочь ему. Но, несмотря на это, Джеймс все равно не издавал ни звука.

            Отчаявшись, он решил побежать вперед. Джеймс был уверен, что она там, впереди. Наверное, завернула за угол, поэтому света и не было видно. А крысы, их штук десять — не больше. Стоит лишь переступить через их кольцо, и он спасен. Парень вздохнул и побежал, но крысы не расступались. Достигнув конца круга, он прыгнул.

           В прыжке Джеймс успел осветить пространство вокруг себя. Он был не прав. Крыс было не десять, и не пятнадцать. Они были везде. Голодные, одичавшие и просто громадные крысы были повсюду. Приземлившись, парень споткнулся об одну из них и упал. Тысячи красных глаз смотрели сейчас на него. Он почувствовал, как что-то прыгнуло на него. Отчаявшись, Джеймс дико закричал, зовя Маргарет. Но было слишком поздно. Фонарик выпал у него из рук и потух. И все вокруг скрыла мгла.

Ахметгалина Адель
Возраст: 22 года
Дата рождения: 01.01.2000