Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Инь и Ян

Миллиарды звездных лет назад, когда не было ничего, только энергия правила пустотой, два сильнейших потока, Инь и Ян, Тень и Свет столкнулись в своем противостоянии, пытаясь нарушить хрупкий Баланс. В своем взаимодействии породили они пять стихий, основополагающих вселенной. Принимая разные обличия, продолжали борьбу, останавливаясь только когда их детям нужна была помощь.

Миллионы лет пролетели незаметно, дети забыли о своих родителях, погруженные в заботы, и те покинули их. Инь ушла на Луну, обратившись в юную деву, Ян поселился на Солнце, назло противнице, став мужчиной. Взаимодействие, порождающее жизнь, прекратилось, вселенная погрузилась в хаос.

Вспоминая легенду о Создателях, люди понадеялись на их помощь, но смогли достучаться только до милосердного Ян. Инь затерялась навеки.

***

Ян порождал много прекрасного, вселенная начинала оживать вновь, но умирала в разы быстрее: взращивать зерна жизни он не умел. Как бы ни пытался Свет помочь своим детям, они лишь сильнее страдали, поэтому Создателя изгнали, как виновного за все грехи человечества. Только одинокий отшельник осмелился подойти к нему на прощание.

— Не гневайся, отец. – Прохрипел старик. – Ты силен, но без матери Тени твое сияние больше не видно.

— Благодарю, что вышел проводить, дитя. – Стараясь не обидеть его, ответил Ян. – Но не помнишь ли ты, что это она подвергла тебя такой участи? Подвергла опасности весь мир?

— И все же ты неправ. – Продолжал отшельник. Тон его стал таким, будто он отчитывает несмышлёного ребенка. – Сердце твое твердое, стойкое все выдержать может. Значит ее мягкое давно изранено, ведь она твоя прямая противоположность. Не осталось в ней ни чувств, ни силы, но и умереть без тебя она не сможет.

— И с чего ты взял эту ересь? – вспылил Свет. – Я живу дольше тебя, понимаю больше и знаю, что это ее месть мне и всем вам! Она всегда была слаба и равнодушна!

Старик разочарованно покачал головой и ушел не попрощавшись. Лохмотья, которые едва держались на его истощенном теле потянулись следом за ним, поднимая пыль с опустелой земли.

Ян лишился злобы в тот же миг. Картина перед ним открывалась ужасная: плодородный край превратился в обожженную постоянными пожарами полупустыню, над одним из селений собирались грозовые тучи, которые больше не приносили дождей, животные гибли стадами, земля трескалась, оставаясь влажной только на многометровой глубине. Он породил все это с самого начала борьбы с Тенью, так почему сейчас все, за что он берется, обращается в прах?

В отчаянии он ударил кулаком по земле, в образовавшуюся воронку просочилось немного подземной воды. Ян дотронулся до лужицы, жидкость почернела и заледенела, становясь подобием «черного зеркала». Он вправду изменился: белые кожа, глаза, волосы — посерели; свет, обрамляющий его статную фигуру, померк, превращая его в подобного своим детям.

— Покажи мне Инь. – Приказал он «зеркалу», распаляясь все сильнее. Если он превратился в такое ничтожество, она наверняка пропиталась негативом сполна, наслаждаясь его медленной гибелью.

Гладкая поверхность подёрнулась светлыми разводами, показывая сначала Луну, а затем маленькую пещерку, которая скрывалась среди тысяч таких же. Инь он так и не увидел.

— Проклятье! – Выругался он, разбивая черный лед. – Трусливая, надменная, беспощадная. Дети нуждаются в ней, а она вернулась в свою первоначальную форму. Я заставлю ее помогать, даже если придется сражаться еще тысячу лет!

Ян перемещался так быстро, как мог. Нынешние силы значительно уступали тем, которыми он владел во время вечной борьбы с Тенью. Неужели тот день, когда они прекратили войну, был его самой большой ошибкой? Маленькое черное пятнышко на спине, которое он так старательно скрывал, стало покалывать от одного лишь воспоминания.

***

— Тебе никогда меня не одолеть в этом жалком обличье! – Расхохотался Ян. Подражая противнице, но оставаясь верным соперничеству, он сменил облик дракона на форму мужчины. – Пожалуй, я подыграю тебе, чтобы не лишать себя веселья.

— Мне и не нужно побеждать тебя. – Ошарашила его Инь. – Я пришла за миром.

— Ты развязала борьбу, а теперь хочешь ее прекратить? – продолжал насмехаться Свет. Он не верил ни единому слову. – Неужели ты думаешь, что я столь же доверчив, как наши дети.

— Наши дети не те, что раньше. – Не отступала она. – Они стали мудрее, предпочли войне мир и любовь. Мы им больше не нужны.

— Да что ты можешь знать о любви? – посерьезнел он. – Когда на небе засияло солнце, согревающее все своим светом, появилась и луна, которая ознаменовала приход ночи; когда я создал детей, ты заставила их взрослеть и умирать; а когда я даровал им огонь, ты залила его проливным дождем. Думаешь, я когда-нибудь прощу все твои проступки?

— Ты глуп. – С привычной холодностью ответила Инь. – Я взращивала все, что ты порождал, чтобы сохранить Баланс, но ты только мешал мне, не считаясь с данной мне властью.

— О, я знаю, как решить наш конфликт. – Практически выплюнул Ян. Власть тем хороша и плоха, что ее можно легко изменить.

В порывистом движении он притянул ее к себе и, прикоснувшись губами к ее губам, вдохнул в Тень часть своей энергии, которая так губительна для нее. Она пыталась вырваться, но сильные руки, обхватившие ее хрупкое тело, не позволяли этого сделать. Не выдержав, Инь все же отдала часть своей энергии ему, о чем он вмиг пожалел. Совсем крохотная, чистая капля сработала, словно мощный удар, отбросивший Свет на огромное расстояние. Стоило ему прийти в себя, как напуганные дети окружили его, а затем поспешили поскорее избавиться от незваного гостя. Раненая Инь исчезла в темной части Луны.

***

Мрак буквально обжигал, не давая пробраться к своей хозяйке, но Ян и не думал отступать: пора вернуть утраченную гармонию. За десять дней он обыскал сотни пещер, пока не добрался до самой темной и глубокой. Его свет померк окончательно, побежденный окружающей его негативной энергией, он практически ослеп и передвигался наощупь, движимый своей целью.

— Ты пришел. – Послышался слабый шепот. Ян невольно улыбнулся: он смог, нашел ее. – Наши дети, они еще живы?

— Ты смеешь спрашивать после того, как бросила их на произвол судьбы? – возмутился Свет, обессиленно усаживаясь на пол. – Если бы не я, все бы давно рухнуло.

— Я знаю, как все вернуть. – Тень не обратила на его тираду ни малейшего внимания. – Отпусти меня. Я должна переродиться.

— Я никогда тебя не держал. – Серьезно ответил он. – Это ты сдерживала и разрушала все, что я создавал.

— Своим ребячеством ты разорвал мое сердце, твоя энергия, твоя глупая жажда единой «светлой» власти почти убила меня, но Баланс благосклонен ко мне. – Прохрипела она. – Часть тебя, живущая во мне выкачала много светлой энергии, пока часть меня существовала в тебе. Теперь мы одно целое.

— Нет! – Крикнул Ян, заставляя пещеру содрогнуться. Все было настолько очевидным, но он не мог принять этого. Принять свою ошибку. – Это ты во всем виновата!

— Отпусти меня. – Продолжала настаивать Инь. – Иначе все, что ты создал, погибнет.

— Как? – в отчаянии спросил он. – Сколько бы я не пытался, не могу уничтожить эту жалкую каплю.

— Протяни руку. – Разочарованно вздохнув, попросила Тень. Ян послушался.

Сначала ничего не происходило, но затем. Затем он почувствовал, как мягкое изорванное сердце Инь бьется в унисон с его твердым и невредимым. Боль, печаль, страдание, ненависть, скорбь, злоба и разочарование – все, отчего люди страдали она носила в себе, а теперь пропускала через него. Спазмы разрывали его изнутри, невыносимо отдаваясь на спине, но он терпел, боясь отпустить ее призрачную руку. Эмоции накрыли его с головой, вырывая из него всю ту злобу и обиду, все, что губило, отбирало его энергию. Не сдержавшись, он зарыдал, как рыдали его дети, как рыдала по каждому из них Инь, не прерывая их вечный бой. Тогда он не понимал, но сейчас его осенило: она очищала их на протяжение всей жизни. Очищала от всей лишней грязи.

— Прощай, Ян. – Слышалось теперь со всех сторон. – Позволь мне забыть об этом, когда я вернусь…

Только теперь он почувствовал, что его больше никто не держит, а открыв глаза ослеп от собственного обновленного света. На полу пещеры осталось немного темной пыли, которую Свет поспешил собрать.

***

Сидеть на зеленом лугу намного приятнее, чем на истлевшей земле. Дети говорят, что израненное сердце лечит красота. Не лечит. Зажевав травинку, Ян раздумывал о том, как много времени понадобится Инь, чтобы возродиться. День? Год? Тысячелетие? Сколько продержится мир без ее присутствия? Насколько хватит ее жертвы?

— Невеселые мысли, отец? – послышался позади знакомый голос. Свет невольно отвлекся, готовясь к очередной просьбе, которых после наступления процветания ничуть не уменьшилось. К его удивлению, отшельник молча сел рядом, прикрыв глаза. – Мне тоже ее не хватает. А остатки ее энергии, сидящей внутри, тянет к ней всех детей, как вас.

— Откуда тебе известны такие подробности? – на удивление спокойно поинтересовался Свет. Это дитя занимало не меньше его мыслей, чем она.

— Мама любила бывать среди своих детей и учится мудрости, которой они достигли благодаря ее мрачным дарам. – Пояснил старик, лукаво поглядывая на него. – К тому же, она всегда напоминала, что, если звать потерянного каждый раз, когда о нем вспоминаешь, он обязательно вернется на твой зов.

— Окажешь мне честь? – с привычной насмешливостью спросил Ян. Он понял намек старика и не смог отказать ему в такой странной просьбе. Приготовившись, они закричали в унисон. – Инь!

Свет облегченно рассмеялся, отшельник лишь улыбнулся. Просидев так до темноты, говоря обо всем и ни о чем одновременно, каждый из них очистился без помощи Тьмы.

***

Сотня лет пролетела словно один день. Мир продолжал процветать, хотя уже сейчас можно было понять, что это не продлиться вечность: энергия Тьмы постепенно рассеивалась.

Ян привычно вышел на середину луга и уселся так, чтобы свет отраженной от Луны Солнца обволакивал его с головы до ног.

— Девяносто лет прошло с твоего ухода, дитя, а ее все нет. – Обратился он к портрету отшельника, который вытащил из-за пазухи. – До сих пор надеюсь, что вы встретились в Потоке Перерождения и ты позвал ее за собой. Где же вы бродите так долго?

После смерти единственного друга он изменился еще сильнее. Свет остался добрым ко всем, стал спокойнее, но так и не смог подпустить к себе кого-нибудь еще. Годы летели, словно дни. Для него они ничего не значат, но для детей… Детей он старался беречь даже когда они в этом не нуждались.

— Инь! – Привычно позвал он в пустоту. – Где же ты, Инь? Возвращайся вместе с нашим дитя. Мир нуждается в тебе.

Будто откликнувшись на его очередной зов, тишину разорвал громкий взрыв, небосклон расчертила серебристая линия-хвост огромной кометы, которая рухнула в огромный пруд, разливая всю воду. Не веря своему предчувствию, Ян бросился туда.

Посреди огромной воронки, в маленькой светлой лужице плавала черная рыбка, а рядом с ней спокойно лежал младенец, который радостно засмеялся при виде Света.

— Рыбка? – не веря своим глазам, спросил он. – А в следующий раз ты кем явишься? Муравьем?

Подпрыгнув над водой, рыбка крутанулась в воздухе, превращаясь в уже знакомую прекрасную женщину. Взяв малыша на руки, она недоверчиво уставилась на встречающего. Не отводя глаз от бывшего врага, Ян вытащил из-за пазухи маленький сверток и протянул ей.

— Ты обронила в прошлой жизни. – Не придумал ничего лучше Ян. Он видел, что обновленная Инь не доверяла ему, что чувствовала их различия и сомневалась, могла ли быть на одной стороне с противоположным существом, поэтому не стал ее торопить. Пока они существуют в гармонии, их мир и дети будут в безопасности. Этого можно ждать вечность.

Одинцова Кристина Денисовна
Возраст: 19 лет
Дата рождения: 17.05.2004
Место учебы: МБОУ СОШ № 45
Страна: Россия
Регион: Краснодарский край
Район: Северский
Город: Ст. Северская