Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Хорошая история

Автобус со школьниками выехал на пригородную трассу. 

 — Вы кстати в курсе, что здесь каждый год люди пропадают. Причём вообще бесследно. 

 — Да-да, их инопланетяне похищают, которых ты в Крыму видел. 

 — Нет, я серьезно! Вот сейчас читаю новости про эту деревню. Смотрите, девушка молодая, ей наверное даже меньше двадцати было, пошла вечером в сельский магазин и не вернулась, — говорящий загадочно сузил глаза и перешёл на зловещий шёпот, — А вот зимой в этот лагерь приезжала группа спортсменов. То ли баскетболистов, то ли пловцов, но это не важно. Так вот. К концу смены пол группы пропало… 

 — Ой, Илья, хватит придумывать! Там, во-первых, были вообще не спортсмены, а победители олимпиад. А во-вторых, пропал один парень, и то потом оказалось, что он в сельский магазин пошёл за лимонадом с чипсами. Проверять надо информацию! 

 Вышеназванный Илья достал из кармана телефон и начал что-то усиленно в нём печатать. 

  — Я-то всё проверяю. О, нашёл! Вот сайт с легендой про эту деревню. Сейчас прочитаю вслух, хотя ты, Богдан, всё равно ничего не поймёшь. В общем: «… Давным-давно в этой деревне жила девушка, очень красивая. Многие мужчины хотели видеть её своей невестой, но она всем отказывала. А рядом в большом доме жил молодой дворянин, имени которого история не помнит, и как-то раз, проезжая по деревне, увидел он эту девушку и влюбился с первого взгляда. И она в него тоже. Она думала, что он сделает ей предложение, но дворянин будучи по натуре человеком беспечным, не хотел обременять себя браком. А тем временем девушку уже сосватали за другого мужчину, которого она, естественно, не любила. Не сумев вынести своего горя, она поступила просто и изящно: в день свадьбы утопилась в реке. А её жених, обвиняя в этом дворянина, сжёг его дом, где он в тот день как раз давал бал. Хотя поместье через несколько лет и отстроили, ужиться в нём никто так и не смог по неизвестным причинам. Говорят, что люди до сих пор видят возле воды белый силуэт девушки, а из того дома иногда слышна музыка…», — Илья драматично замолчал, давая друзьям переварить услышанное. 

  Автобус подскочил на ямке, нарушая повисшую тишину. Девочка, сидящая спереди у окошка, тяжело вздохнула.

  — Илья, я уже не первый раз еду в лагерь и поверь, подобные легенды есть почти везде, их просто немного видоизменяют и пускают в массы. А мы тем более едем не на полную смену, а на несколько дней, за которые с тобой вряд ли что-то случится. 

Илья нахмурился. 

  — Маш, да я и не говорю что что-то случится! Я просто прочитал это в Интернете и рассказываю вам! Я же прекрасно понимаю, что это всё чушь!

  Маша закатила глаза и, отвернувшись, продолжила смотреть в окно, ловя взглядом пробегающие сосны. На экране её телефона так и застыло невыключенное приложение «Заметки», куда она собиралась что-то написать во время дороги до лагеря. Как же скверно на душе от того, что она едет на слёт журналистов, но при этом не может написать хотя бы простую историю! Хотя слётом это было сложно назвать: так, пару дней им будут рассказывать про то, что она, уже как год редактор районной газеты, давно знает. 

А Машу ужасно тяготила рутина журналиста. Да, ей это было интересно, да, это помогало набраться опыта при поступлении в институт, но как же было скучно писать про то, как очередной первоклассник выиграл приз за лучшую ёлочную игрушку, которую за него же сделали взрослые! Ей хотелось придумать что-то своё, написать собственную историю, но увы, подходящих идей не было! Она думала, что сможет в дороге что-нибудь сочинить, но нет. Видимо всё, на что она способна, это писать простые и незаурядные школьные заметки, которые кроме учителей и её родителей вряд ли кто-то читает. 

 От грустных мыслей она захотела послушать музыку, но экран телефона погас. Села батарейка. 

***

 Лагерь показался Маше весьма забытым местом. Да, здесь каждый сезон принимают детей из разных уголков области, но это не отменяет минусов, которые она собрала в воображаемый список в голове. Во-первых, здания были старые и со стен слезала краска, во-вторых, розетки были выключены и работали только в комнате вожатых, а то мало ли они, дети 15-16 лет вздумают засунуть туда пальцы! Про еду хотелось даже не вспоминать, теперь было понятно, почему тот парень из истории Ильи решил сходить в сельский магазин. 

 После того как Маше кое-как удалось зарядить телефон, она понадеялась, что сможет что-то написать, сидя у себя в комнате, но нет, их повели на «увлекательнейшую» экскурсию по лагерю. Их куратор — Соня, не сильно заморачивалась насчёт своей работы, поэтому сразу после прогулки сказала их группе:

  — Так, я думаю вы ребята взрослые, няньки вам не нужны, поэтому можете немного погулять по территории, главное за неё не выходите и чтобы в комнатах были в 22:00. Окей? 

 Хоровое «Да» не заставило себя долго ждать. Когда все разошлись, осталась лишь небольшая компания: Маша, Илья, Богдан и Влада, которой просто было скучно гулять одной. 

  — Эй, ребят, а пошлите в тот заброшенный дом, ну, про который я вам рассказывал? — сразу начал Илья. 

 Маша закатила глаза.

   — Чтобы на нас с крыши что-нибудь свалилось? Нет уж, это же наверняка какая-нибудь аварийная постройка. 

  — Илья, а разве он не сгорел? — поинтересовалась Влада. 

  — Ты чем слушала? Я же говорил, что его отстроили! Я у уборщиц спрашивал, он почти впритык к территории стоит, пойдём же, ну!

  — Заходить мы туда не будем! – сказал Богдан.

  — Да и не надо заходить! Просто сфотографируемся рядом!

Здание и вправду оказалось недалеко, там даже ограждения не было, всё-таки охрана у этого лагеря не впечатляла своей надёжностью.

— Круто! – воскликнул Илья, — Пойдёмте сфотографируемся!

  — Ага, сейчас пойдёшь, а на тебя пол дома рухнет! — съязвил Богдан. 

 Пока мальчики спорили, Маша вдруг заметила одну деталь. 

  — Ребят, это у меня зрение плохое, или вроде в верхнем окне горит свет? 

 Остальные сначала не поняли вопроса, но вскоре тоже увидели, что в верхнем левом окне, где в отличие от других не было выбито стекло, и вправду горел свет.

   — Пойдёмте отсюда. — серьёзно сказала Влада. 

   — Так, спокойно! Ребят, мы же с вами в мистику не верим! Это скорей всего сторож или лесник там сидит.

   — Ага, в аварийном доме?

   — А с чего ты взял, что дом аварийный? Я ограждения не вижу, да и будь он аварийным его бы давно снесли. 

  Пока они спорили, Маша держала в руках телефон с вновь включенным приложением «Заметки» и медленно переводила взгляд на дом. Она подумала, что статьи про мистику всегда были востребованы в обществе, так что пара фотографий этого дома могут придать ей вдохновения, да и для статьи в газету сойдут. Наверное даже лучше сделать их внутри помещения, раз дом не очень-то аварийный. 

   — Ребят, давайте я схожу внутрь дома и сделаю пару фотографий. Может для газеты пригодятся. Как думаете? 

Они на секунду замолчали и удивлённо на неё уставились. 

   — Маша, ты вообще слышала о чём мы говорили? — спросил Богдан. 

   — На тебя крыша упадёт! — воскликнула Влада. 

   — О, а потом пришлёшь мне фотографии? — посмеиваясь, сказал Илья. 

 Маша закатила глаза и, поправив свои русые волосы, прошла мимо друзей, подходя к деревянной двери. Замка на ней не было, да и если бы был, её всё равно можно было легко выбить ногой. 

  Она потянулась к ручке, но вдруг почему-то здесь её настигло странное чувство, как когда стоишь рядом с краем крыши или идёшь мимо дома со злой собакой. То чувство, когда по спине пробегает лёгкий холодок. Хотя она знала, что никогда не упадёт с крыши, да и собака из-за забора вряд ли вылезет, так что и мистических приведений ей нечего боятся. 

  Дверь противно скрипнула и она увидела тёмную прихожую, с табуретками, каким-то еле живым ковром и обветшалыми стенами. Ничего необычного, просто старый дом, где всё в грязи и покрыто паутиной. 

  — Илья я передам от тебя привет призракам, — после этих слов она шагнула внутрь.

  Пара фотографий была успешно сделана и этого было вполне достаточно. Маша пошла обратно, но тут резко подул ветер, и хлипкая дверь закрылась. 

   — Маша!!! — крикнула Влада с той стороны.

   — О нет! Меня поймали призраки! Илья был прав! Помогите! — наигранно кричала Маша, после чего резко распахнула дверь и громко закричала, дабы напугать своих друзей. 

  Но пугать было некого. Их там не было. 

   — Ха, это очень смешно! Ребят, где вы? 

  Она вышла из дома и обошла его, посмотрела во все кусты, но никого, кроме неё, там не было. 

   — Так, если это такая шутка, то она несмешная! Я ведь сейчас обижусь!

Она достала телефон, чтобы кому-то позвонить, но сеть была недоступна. 

   — Вот же… 

  Казалось, рядом не было никого: только шелест листвы, дуновение ветерка и слабые звуки музыки. «Стоп, музыки?!» — поразилась Маша.

  Маша обернулась и приоткрыла рот от изумления: дом, который несколько минут назад выглядел старым и обветшалым, стал ярким и буквально новым, словно он и не стоял здесь несколько веков! Оттуда лилась музыка и Маша, понимая, что это ненормально, попятилась назад, намереваясь убежать, но тут ей на плечо легла чья-то тяжёлая рука. 

  — Миледи, вы заблудились? — сказал бархатный голос над ухом.

  Резко обернувшись, Маша увидела высокого молодого человека, с тёмными кудрявыми волосами. У неё спёрло дыхание и она хрипло сказала: 

  — Наверное… Не знаю… 

  — О, ну я надеюсь что вы не будете против зайти в моё скромное убранство? А то вечереет уже. — сказал незнакомец и, не дождавшись ответа, повёл находящуюся в шоковом состоянии Машу к двери дома, а она в это время бубнила себе под нос: 

  — Всё ясно. Белая горячка. Или на меня всё-таки упала крыша. Или я заснула в автобусе и мне это снится. Да, точно, это сон! Это же сон, да? 

  Молодой человек улыбнулся. 

  — О, миледи, это скорее я сплю, так как в жизни не встречал столь прелестного создания! 

 Маша нервно улыбнулась, про себя отметив, что видно «Мисс весну – 2017» в начальной школе ей дали не просто так. 

  Они прошли несколько комнат дома, которые теперь вряд ли можно было спутать с нежилыми: отовсюду лился свет, мебель блестела лаком, а дорогие ковры устилали весь пол.

   — Куда мы идём? — напугано спросила Маша. 

  Она даже не пыталась вырваться, так как знала, что бежать некуда. Незнакомец наконец отпустил её и, подойдя к двум большим дверям, сказал:

   — Как куда? – он выдержал паузу, хитро прищурился, а после резко их распахнул, — На бал! 

 За дубовыми дверями было много людей, и именно оттуда звучала музыка. Видеть балы в кино это одно, а вживую это совсем другое: люди в цветных костюмах, живая музыка, всё блестит и сверкает. У Маши даже чуть голова не закружилась, если бы незнакомец не взял её под руку. 

   — У меня нет платья. — сказала Маша, в которой ещё теплилась надежда на спасение.

   — О, я считаю вы прекрасно выглядите.

  «Это он про рваные джинсы и клетчатую рубашку? Тоже мне аристократ», — с горечью подумала Маша. Незнакомец взял её правую руку в свою, а левой зацепился за талию. Маша танцевала только на школьных дискотеках, хотя и это у неё получалось не очень.

   — Я плохо танцую. 

   — Это не так важно. — заверил её незнакомец.

  Она положила левую руку ему на плечо, и они начали вальсировать. Точнее вальсировал больше он, а она старалась следить за ногами, предугадывая, когда нужно делать шаг.

    — Вы выглядите напряжённо, — как бы невзначай сказал незнакомец. 

  Она неловко улыбнулась. 

    — Ну знаете, просто мне немного не по себе от того, что этот бал появился словно…словно из ниоткуда. Вам не кажется это странным?

    — Ничуть. На моей памяти праздники здесь проходят ежедневно. 

  Маша снова выдавила улыбку и, немного помедлив, сказала:

   — Мне ведь знаете обратно надо. В лагерь. 

   Незнакомец улыбнулся. 

    — А зачем? Ведь и здесь хорошо! 

  Маша сделала грустное лицо и умоляюще сказала: 

    — Но у меня ведь там друзья, семья и…жизнь в общем-то.

    Он резко остановился и отпустил её руки. А потом, немного помедлив, залился звонким смехом. Маша опешила.

    — Жизнь? Ха! Та жизнь, где люди затмевают разум иллюзией счастья? Та жизнь, где вы готовы перебить друг друга из-за пары бумажек, ради которых будете горбатиться пол этой самой жизни. Или, — он подошёл к ней вплотную и спокойным голосом сказал, — Или та жизнь, где ты, ища некую «вечную любовь», попадаешь в рабство брака и однотипных серых будней, мм?

   Он закончил, а Маша не знала, что на это ответить. Ей даже стало тошно от того, что в какой-то степени она могла с ним согласиться, но не во всём. Да верно, не во всём! 

  Он уже надменно улыбался, чувствуя свою победу в их словесной перепалке, как она произнесла:

  — А какой смысл в вечной жизни? Где у тебя нет целей, планов, друзей, семьи? Для чего же нужна жизнь, если ты не знаешь, на что её потратить? 

  Он ухмыльнулся. 

  — А ты знаешь? 

  Вроде бы простой вопрос выбил её из колеи. Конечно, она могла на него ответить заранее заготовленное: «Учёба, работа, семья» и всё в этом духе, но она не могла. Не могла солгать, что действительно знает ответ на этот вопрос.

   — Я не знаю. Нет, я правда не знаю зачем, но… Я хочу узнать. Да, у меня есть какие-то простые и обыденные цели, но я понимаю, что всё может поменяться. Потому что это жизнь, а я живу. А вот ты уже нет. 

  Повисло молчание. Маша даже не заметила, что музыка прекратила звучать, гости перестали танцевать и всё даже слегка помрачнело. Незнакомец тяжело вздохнул, устало потёр переносицу, а потом слегка улыбнулся. 

  — Хорошо. Ты меня убедила. Можешь идти обратно в свою жизнь.  

  — Серьёзно? — удивилась Маша.

  — Серьёзнее некуда.

***

  Автобус со школьниками ехал обратно в город. Маша, сидящая вновь у окна, что-то усердно печатала в телефоне. После произошедшего в том доме друзья так и не смогли вытащить из неё, куда она пропала почти на полчаса, но это было уже не так важно. 

  Когда Маша закончила печатать, она с облегчённым выдохом откинулась на сидение и повернула голову к окну. 

  «Да, хоть хорошая история не всегда может прийти в голову, главное чтобы в жизненной истории всё было в порядке» — улыбнувшись, подумала Маша.

Ямко Виктория Сергеевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 19.11.2006
Место учебы: МАОУ «Школа №125»
Страна: Россия
Регион: Нижегородская (Горьковская)
Город: Нижний Новгород