XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Грезы

Есть непередаваемая сила воображения, которая уносит тебя словно море, накатывая волнами с нарастающим грохотом, столкновением камней, воды, смешением неба и земной поверхности. Воображение, которое сильнее доводов рассудка. Воображение, в котором возможно все. Мне кажется, способностью ощутить состояние, когда находишься на грани иллюзии реальности способны все. Главное, закрыть глаза и отдаться течению мыслей. Один, два, три…
Мой папа моряк. Каждый год он уходит в плавание на несколько месяцев и привозит мне разные сувениры. Каждый раз, когда я прошу его взять меня с собой, он говорит, что это очень опасно. Он просто боится, что случится шторм и со мной что-то может произойти. Но он уходил в плавание еще до моего рождения, и с ним всегда всё было хорошо. Это, конечно, отлично, но с собой он меня всё равно не берёт.
Через неделю мой папа уплывает. Попробую снова попросить его взять меня с собой.
— Нет, нет, и еще раз нет! — решительно сказал мне папа.
— Ну, пожалуйста, я буду хорошо себя вести. Только возьми меня! — просила я.
— Ладно, ладно, я подумаю, — все-таки сдался папа. Если он говорит, что подумает, это значит, что он возьмет меня.
— Ура! – от радости я высоко подпрыгнула.
— Но только, если ты будешь хорошо себя вести и слушаться меня.
— Обещаю! Ура! Наконец-то! Как долго я этого ждала!
Неделю спустя мы с папой уже стояли на корабле. На его «Быстром Роджере». Небо было ясным с легкой поволокой облаков, волны с плеском разбивались о высокий остов корабля.
— Куда на этот раз? — поинтересовалась я.
— В Исландию, — улыбнулся папа и положил мне руку на плечо. — Надейся, что бы тебя не укачало…
— Надвигается буря, — сказал мне папа и велел идти в каюту.
Корабль сначала плавно покачивался на волнах, но позже волны с грохотом обрушивались на корму, и корабль качало в разные стороны. Казалось, он вот-вот утонет, но он стойко держался на плаву. Правда, папа им уже не владел, хозяевами корабля теперь стали море, волны и ветер. Мы плыли в неизвестном направлении. Вдруг огромная волна накрыла наш корабль. Спустя мгновение на поверхности воды плавали только щепки.
Вцепившись рукой в проплывающий мимо бочонок, а в другой держа меня, мой папа плыл к острову, который виднелся вдалеке тонкой полоской зелёного цвета. Силы начали покидать меня, а глаза медленно закрывались. Я очнулась на песчаной земле среди других моряков. Все спали. Я встала, прошла несколько метров в сторону прибрежных пальм и увидела своего папу, сидящего на берегу и смотрящего куда-то вдаль. Я подошла к нему.
— Вот и потонул, мой Роджер… – в его глазах читалась горечь утраты.
Мне нечего было ответить, поэтому я просто с искренним сочувствием обняла папу.
— Пойдем, нужно найти еду для команды, — позвал он меня.
Мы шли среди деревьев в джунглях. Они переливались в лунном свете и поблескивали. Я решила подойти и узнать, что это с ними. Дотронувшись до одного дерева, я поняла, что это… это ощущение я ни с чем не перепутаю.
— Папа! Папа! Да это же карамель!
— Быть такого не может! — Папа подошел ко мне и тоже дотронулся до дерева, — должно быть это смола.
Я решил рискнуть и лизнула кору дерева. Она была сладкой, с фруктовыми нотками и восхитительно пахла.
— Да! Это точно карамель! Сам попробуй!
— Спасибо, но я, пожалуй, воздержусь, — недоверчиво ответил мне папа.- Надо вернуться к команде и с ними продолжить поиски НОРМАЛЬНОЙ еды, — сказал он, акцентируя на слове «нормальной».
Когда мы вышли из джунглей, перед нами была такая картина: все матросы кричали от радости и сыпали себе в рот… песок! Папа подбежал быстрее к ним и закричал:
— Вы что все с ума сошли?!
— Капитан, вы не понимаете. Это сахар! — сказал один из матросов
— Нет, это вы не понимаете, это ПЕСОК! П Е С О К! ПЕСОК! ПОНИМАЕТЕ?!
— Да нет же, вот, попробуйте сами, — протянул матрос папе руку с «сахаром».
— И вы туда же?! Вы что сговорились сегодня, чтобы свести меня с ума?! Одна дерево лижет, другие радостные, песком объедаются!
— Да вы не понимаете! Попробуйте! — настаивал матрос.
— Отставить! За мной! Будем искать НОРМАЛЬНУЮ еду!- кричал папа, снова делая акцент на слове » нормальную».
Матросы нехотя поднялись, незаметно набили карманы «сахаром» и пошли за папой. Пока капитан не видел, все подходили к низким деревьям и, отламывая листья, облизывали их. Вскоре мы подошли к неширокой речке. Ее цвет был очень необычный. Речка была… коричневая! От жары всем хотелось пить. Папа приказал всем стоять, пока он не попробует эту странную воду. Он набрал в ладони воды и выпил, а его руки остались чистыми.
— Этого не может быть! Это же шоколад!
Мы все подбежали к речке и попробовали воду.
— Вы тоже это чувствуете? — спросил нас папа.
— Да! — хором ответили мы. В речке и, правда, был шоколад! Но после него нам больше не хотелось пить, будто мы выпили настоящий воды. Все наполнили свои бутылки «водой», и мы отправились дальше.
Мы вышли к какой-то поляне. На ней было очень много цветов. Пахли они так прекрасно, что я готова была вдыхать этот аромат вечность. Я подошла ближе, чтобы сорвать один из цветов и поняла, что это необычные цветы, они мармеладные!
— Скорее все сюда! — закричала я.
Все подбежали ко мне и тоже увидели цветы из мармелада. Скоро, когда сумки матросов были наполнены мармеладными цветами, мы пошли дальше.
Перед нами были горы. Обычные. Все немного расстроились, и мы решили забраться наверх, чтобы осмотреть весь остров. Мы легко взобрались наверх и не поверили своим глазам. Снег, на котором мы стояли, это было мороженое! Ванильное! Моё любимое!
Мы вернулись на берег с полными карманами разных сладостей, разожгли костер и приступили к трапезе. Все были рады, кроме папы.
— Ничего не понимаю… Либо мы спим, либо мы погибли и сейчас сидим в раю, либо у нас галлюцинации, — сказал он мне.
— Да ладно тебе, смотри, как они счастливы! Здорово же! — пыталась подбодрить я папу.
— Значит так, завтра мы построим лодку и уплывем отсюда,- сказал папа матросам.
Матросы заметно погрустнели, но всё же они были рады, что вернутся домой.
Вечером следующего дня на воде уже стоял готовый парусник и ждал нас. Попрощавшись с островом, мы дали ему название — остров «Мечта». Было грустно, но всё же мы понимали, что нужно уплывать, иначе мы уже никогда не вернёмся домой.
Мы погрузили на парусник бочонки с едой и шоколадной водой, и отправились в путь. Правда, мы не знали, куда плыть, и, доверившись судьбе, поели и легли спать.
Мы проснулись от громкого гудка. Открыв глаза, мы увидели лайнер, который принял нас к себе и отвёз домой. Мы не стали рассказывать никому про остров, поскольку знали, что нам всё равно никто не поверит.
Никто из нас не знает, что это было: галлюцинации или просто нам приснился один и тот же сон, или же это всё было в реальности, но этот остров запомнится мне на всю жизнь, как остров моей мечты …
Был вечер пятницы. Самый спокойный и тихий вечер. Дома никого не было, только черный кот, свернувшийся калачиком у моих ног. Тишину нарушало только тихое тиканье старых часов. Как раз самое время, чтобы помечтать. Раз… два… три…
Я лечу на облаке. По чистому голубому небу. На розовом облаке. Внизу только вода лазурного цвета. Теплый ветер развивает мои волосы. Я смотрю вокруг: море, море и еще раз море! Красота! Что же может быть лучше? Я на облаке, лечу прямо над морем. Э-э-эх, сейчас бы в Париж. Город любви. И круассанов! Я в Париж хочу, сидеть на самом верху Эйфелевой башни и кушать круасаны! Много круассанов!
Вдруг откуда-то мимо меня пролетела звезда, помахав мне одной из своих лапок, она в воздухе выполнила несколько виражей и полетела дальше вниз. Я смотрела ей в след… И вдруг, прямо надо мной прекрасное лазурное море начало растворяться, как сахар в стакане воды, и стали виднеться яркие огоньки и ни с чем несравнимая… Эйфелева башня! Я в Париже! В самом прекрасном городе мира!
Облако плавно приземлилось прямо на верхушку башни, а рядом со мной появилась целая тарелка круасанов! Вот это красота! Я смотрела в даль… Куда-то в город. Он сверкал огнями, словно тысячи состоял из миллиарда маленьких хрустальных звездочек. Солнце начало заходить за горизонт, и небо стало переливаться красными, жёлтыми, золотыми, алыми цветами. Небо покраснело, порозовело, а затем стало фиолетовым. Из фиолетового, небо стало лиловым, затем стало наполняться чернильными переходами и, наконец, почернело. Его освещала только круглолицая желтая луна и яркие звезды. Огни в городе один за другим начали гаснуть. Париж погрузился в сон. Мне стало скучно. Думаю, пора было лететь дальше.
Вот я лежу на своем розовом корабле-облаке и лечу, сама не знаю куда. Вдруг вдали виднелась остроконечная темная башня, совсем как в сказке «Рапунцель». Я полетела на своем облачке к окну этой темницы и заглянула через пыльные стекла внутрь. Там была небольшая комната. В ней стоял шкаф, стол, стул и кровать. На ней, по-моему, кто-то спит.
Я решила залезть внутрь и посмотреть, кто же там. Я подняла одеяло… мне просто не хотелось верить в то, что я там видела… это же был тот самый! Маленький принц! Тот, что из сказки. Не может быть!
Проснувшись от звуков, маленький принц посмотрел на меня и окатил мрачным взглядом, от чего по телу побежали мурашки.
— Что ты здесь делаешь? И почему ты такой грустный? – воскликнула я.
Принц грустно вздохнул и ответил:
— Я живу здесь не так давно. Однажды я увидел стаю птиц… Я хотел лететь за ними, с ними. Ведь я так одинок в этой башне. Я их молил, чтобы они взяли меня с собой, но они улетели без меня… опять. Впрочем, их не трудно понять. Я кричал им вслед с башни: «Зачем мне золото и бумажки, зачем мне руки, зачем мне ноги, если я одинок».
Мне стало жалко принца, и я предложила ему сесть ко мне и лететь со мной. Принц с радостью согласился и обнял меня. Вот я лечу на своем розовом облаке с моим новым другом Маленьким принцем.
— А хочешь, я научу тебя, как можно никогда не чувствовать себя одиноким. Ты доверяешь мне? Тогда закрой глаза. Раз, два, три…

Гумерова Самира
Страна: Россия
Город: Набережные Челны