IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Грех

1.

В одном городе, название которого смысла произносить нет, мы окунемся в историю жизни одного несчастного парня. Он не смог поладить с обществом, завести знакомство с другими людьми из-за своей застенчивости и закрытости. Отречение от людей не пошло на пользу. Появились такие плохие качества, как зависть, ненависть ко всем и желание покончить с собой. Родителям было плевать на свое чадо. «Забот по горло и без тебя», — говорили они. Дома они совершенно не замечали ребенка. Их взрослый мир, по мнению мальчика, не нуждается в нем. Была у парня и бабушка, которая,  к слову, единственная любила его и временами навещала. Не раз ей приходилось спорить с родителями мальчишки: «Зачем вы вообще решили завести ребенка, если совсем не присматриваете за ним? Разве он игрушка? Вы губите его жизнь!». После очередного скандала со слезами на глазах единственная защитница мальчика подходила к нему, крепко прижимала к себе и шептала, что когда-нибудь он повзрослеет, и все это закончится. Мальчик же считал иначе. В его голове были другие мысли насчет его будущего. Перед уходом бабушка всегда оставляла внуку свои статьи, либо наброски для книги. Парень любил читать все творчество бабушки, начиная от набросков до целых книг.

Каждый день проходил однообразно и скучно. Проснулся, сходил в школу (или прогулял ее, как это обычно бывает), прибежал домой и сидишь наедине со своими злыми и одновременно печальными мыслями. Из-за скуки мальчик решил сочинять рассказы. Это и стало его главной особенностью. Он любил писать абсолютно обо всем, что попадется ему на зоркий взгляд. Особенность у мальчика появилась наверняка от бабушкиных книг. Пару раз паренек участвовал в литературных конкурсах, но его работы не занимали почетные места. Объяснялось это тем, что в его творчестве слишком много мрачных деталей, которые читателям не приходятся по вкусу. «Добавь больше радости, больше красочных моментов. Тогда ты сможешь чего-нибудь добиться!» — восторженно говорила одна учитель. Увы, писать о ярко светящем солнышке над кристально чистой водой не особо-то и хочется с таким пессимистичным настроем. Печальные истории выходили неплохо, и юношу это устраивало. Так он жил до тех пор, пока не случилось в жизни… нечто совершенно прекрасное, из ряда вон выходящее!

Как-то раз за окном дома парнишки проходила милая девочка с лучезарной и яркой улыбкой. Ее волосы были белоснежного цвета. Таким белым мог быть разве что свежевыпавший снег. Прическа сочеталась с ее молодым личиком. А какой волшебный наряд был у прекрасной леди! Никакая героиня рассказов мальчишки просто не могла поравняться красотой с этой девчушкой. Да что там у мальчишки, даже бабушкины личности в книгах не были так изящны! Наш герой был вне себя от счастья. Побежав скорее к порогу, запинаясь об книжки, руку родителя, который по какой-то причине лежит на полу, и даже о свою же обувь — мальчуган хотел познакомиться с юной красавицей. Скорее, скорее, нельзя терять драгоценное время! Где же ключи, ну же, вы сейчас так нужны! Теперь еще и шнурки надо завязать – сколько проблем! Но уже спустя пару секунд пришло осознание, что подойти к объекту обожания он не сможет. Да и кому вообще сдался оборванец, противный и мерзкий гад. Наверняка у той красотки уже множество других, более достойных кавалеров, мечтающих о ее поцелуе. И почему вообще какая-то мерзость может находиться рядом с ангелочком?

Опечалившись, нужно было кому-то выговориться. Наш герой вычитал это из одной книги своей бабушки. Они являлись некими наставниками. Обычным собеседником были стены – верные и молчаливые друзья. Иногда они страдали от слабеньких ударов парнишки, когда зависть слишком сильно пожирала его, и горючих слез, текущих с его глаз в момент полного отчаяния. Но не в этот раз. Они вновь станут собеседниками? Нет, ни за что! Случай особенный и важный. Нужна ручка и бумага. Вылить свои чувства в творчество – вот какая идея посетила юного писателя. Порывшись во всех ящиках, полочках и даже в самых непролазных углах, где мирно жили паучки, нашлась лишь потрепанная временем шкатулка. Почему-то у искателя после находки настрой стал еще хуже. Позабыв обо всех делах, он аккуратно взял ее в руки и начал гладить с задумчивым видом. Как будто что-то вспомнил. Нередко бывают случаи, когда в памяти отпечатаются воспоминания (которое могло произойти совсем недавно), а потом неожиданно для тебя они из неоткуда появляются. Вот и с парнем случилось подобное. Очнувшись, искатель нашел свой Святой Грааль – ручку и блокнот. Они уютно умещались в шкатулочке.

2.

«Одним зимним вечером из-под сугроба вылезает мой новый, но уже настолько близкий друг. Хоть ты и не знаешь свое имя, но я уже дал его тебе сам, Александр. К твоему сожалению, ты не будешь царем Македонии, но и не умрешь мучительной смертью. Как бы это нереально не звучало, но в моей памяти ты будешь жить вечно, мой дорогой друг. Почему же я тебя забросил в сугроб, а не в тихое местечко около моря? Прости, но твоя жизнь будет тяжкой. Ты должен познать мою душевную боль. Я не могу выразить в словах, но сейчас ты находишься в обжигающем холоде. Именно такая «погода» происходит в моем сердце. Она пожирает меня, сковывает. С каждым днем я становлюсь все злее и холоднее к другим. Один раз я даже сорвался на родителя. Это было недавно, но не будем об этом. Взгляни на небо. Видишь этот лед? Это корка того льда, что образовалась во мне за всю мою никчемную жизнь. Она крепнет, набирает силу. Ее все сложнее и сложнее растопить. Под твоими босыми ногами намного теплее, правда? Что ж, благодари меня за это. Это та часть моего сердца, которая еще любит и жаждет счастья, но со временем добрая часть потухнет. Все в нашем мире не вечно. Ты должен постигнуть то, что постигаю я. Прости за все. Я испортил твою жизнь…»

Александр очнулся средь кучи белоснежного снега. Этот цвет напомнил ему о чем-то прекрасном, но вспомнить он этого никак не мог. Впрочем, кроме своего имени он ничего не помнил. Как будто его вырвали из своей реальности, забрали воспоминания и засунули в новый, неизведанный мир. Что делать, куда идти, зачем вообще что-то предпринимать? Лишь снег, щипающий все тело. Лишь буря, стремящаяся убить своей силой, данной природой. И голод, тонкое и аккуратное лезвие, сокрушающее все живое вокруг. Помирать здесь – глупое решение. Нужно идти вперед, цепляться за надежду. Ведь герои не могут стать трусами, правда? Или же ты трус, Александр?

Путь к неизвестному бесконечен и очень однообразен. Расталкиваешь руками и ногами снег, пробивая себе путь, пытаешься не попасть в вихрь, преодолеваешь свои потребности в пище. Усталости путник не чувствовал. Теплота под ногами не только грела, но и предавала большие силы для совершения рывка вперед. Весь путь Алекс пытался вспомнить, кто же он такой и с какой целью прибыл сюда. Теории были разнообразными: возможно, умер. Это либо рай, либо ад. К тому же это мог бы быть сон, из которого выбраться не так-то и просто. Была еще одна мысль. А если он создан для определенной цели? Например, взять да убить кого-то от злости или зависти. Ведь все возможно. Однако это были лишь теории. Никаких ответов не поступало.

Смена суток происходила странно. Днем тут, в основном, царят серые или даже черные, как мрак, цвета. Бывают резкие перепады в светлые оттенки, но они непродолжительны. Ночью же со льда падали капли воды. Они были соленые и противные. Приходилось терпеть. Укрытия на ночлег не было (да и кто станет спать прямо на снегу в такой противный дождь?), поэтому приходилось искать в себе силы для дальнейшего пути.

На следующий день пришлось двигаться по заснеженным холмам. Это не только доставало Александра своим однообразием, но и выбивало из сил, которых осталось не так уж и много. Шаг, еще и еще. Чтобы было не так скучно, он начал считать свои шаги. Раз, два… Пятьдесят, пятьдесят один… Две тысячи… Так могло продолжаться вечность, но, наконец, были видны очертания маленькой деревушки, огороженной каменной стеной. Путник заметил, что свое предназначение стена давно не выполняла. Она крошилась на глазах. Многие камни давно упали на землю, а те, что остались стойко держать оборону, чуть ли не молили о пощаде. Был у этих стен еще один защитник. Он свою работу выполнял прекрасно. Около его массивного меча лежали человеческие кости и пара псов. Один разрублен на два куска, а другого постигло глубокое ранение от меча. Страж стоял неподвижно, вглядываясь в корку льда, которая стала еще синее и, кажется, крепче. Его доспехи внушали невероятную силу, овладев которой, можешь покорить весь мир. Лицо защитника скрывал шлем. На нем было маленькое солнце. Александру показалось, что оно светится и тянется к нему. Подойти было страшно. Но что делать – выхода нет. Он слишком устал.

Сделав пару шагов, незваный гость остановился. Рыцарь среагировал мгновенно. Он схватил меч, готовясь к удару. Солнце на шлеме, недавно горящее лишь светлым, тянущим к себе оттенком, сменилось на ледяной и отталкивающий.

— Если ты гость, то почему несешь смерть?

Александр не мог ответить. Ему было страшно. Он не понимал, что страж хочет узнать от него. Почему парень, очутившийся в сугробе, несет смерть? И какое горе? Он ничего, ничего не понимал. Страх сковал его, притянул к земле. Оковы повисли на ногах. Теперь недавно свободный стал пленником своего же тела. Чувство смерти приближалось. В любой миг меч разрубит Алекса так же, как того пса.

— Отвечай! – вскрикнул страж, подготовив меч к замаху.

Ответа не поступило. Меч дернулся. Казалось, что странника больше нет в живых. Как вообще можно выжить после удара этого меча? Но удара не было. Неожиданно появилась чья-то тень. Чуть позже стали видны более четкие очертания человека. И вдруг… Она уже была рядом. Стояла улыбающаяся и миловидная старушка с палочкой в руке.

— Успокойся, он всего лишь заблудшая душа. Так ведь, Александр? – успокаивающим тоном сказала старушка.

Однако вместо ответа Александр лишь взглянул на нее с еще более безумным взглядом. Откуда здесь она, почему знает его имя? Что, черт возьми, здесь происходит?

Старушка лишь улыбнулась еще ярче, подошла к трясущемуся мальчишке и взяла за ледяную руку.

— Пойдем со мной. Ты должен отдохнуть.

— Несущему смерть нельзя внутрь! – крикнул страж, солнце которого стало пульсировать красным ослепляющим светом.

— Тише, наш хранитель, тише, — вновь спокойным тоном проговорила старушка.

Она как будто гипнотизировала своим голосом и успокаивала любого, кто недавно был напуган или очень зол. – Твое солнце должно сиять ярко, помнишь?

Вместо ответа рыцарь встал в прежнюю позу и устремил свой взор к корке льда.

Старушка повела за руку заблудшего путника. Отворив скрипящую дверь у стены, бабушка повела по тропинке Александра к ветхому домишке, заваленному снегом. Таких строений здесь было три. Остальные два были давно кем-то покинуты. Разбитые окна, повалившиеся крыши и полностью заваленные снегом комнатки хижин. У обоих домов стояли таблички с надписями. «Здесь живет Софья, прелесть и наше спасение», — гласила первая табличка. Рядом с ней стояла грустная девушка. Она сразу заметила приход странника. Взглянув в глаза Александра, на лице ее появилась слабая улыбка. Махнув ручкой на прощание, она скрылась в неизвестном направлении. На вопрос о ней бабушка ответила, что здесь уже давно никого нет. У второй таблички было стерто имя жителя. Были видны лишь эти слова: «…наш великий хранитель». Домик старушки же выглядел ухоженным. У окон стояли вазы с цветками, связанные куклы и стопка книжек. Хижина была покрашена в желтый цвет. Что ж, сюда зайти действительно хотелось.

В самой хижине было еще уютнее. Александру стало намного лучше. Разве что обострившийся голод давал о себе знать. Однако гость позабыл о нем на время, разглядывая дом. В нем стояло два кресла. Не сказать, что они выглядели очень качественно и дорого, но под общий интерьер вписывались замечательно. На полу лежал обширный ковер, вышитый, скорее всего, самой хозяйкой. На коврике можно заметить девичье радостное лицо. Выглядит очень гостеприимно. Сверху свисали свечи – свет и тепло комнаты. Единственная странность была в том, что свисали они огоньком вниз, а не наоборот. Воск со свечей и не думал капать (что тоже странно), а сами свечки не потухали. Рядом со стеной стоял шкаф. В нем лежали книги, чьи-то рукописные работы, перья и годовой запас чернил. Выделялась во всем этом  количестве вещей одна шкатулка. Может она ничем особенным не обладала средь остальных шкатулок мира, но все же было что-то в ней особенное и родное Александру. Вспомнить он этого не мог, но шкатулка притягивала его ближе. На время гость позабыл о том, что в хижине он не один. Легкими шагами он стал сближаться с предметом влечения, пока его не остановила старушка.

— А вот и одежда, дорогой мой мальчик. Не представляю, как ты вообще смог выжить с такими тряпками в такую бурю? Как подумаю об этом – сердце ноет!

— Спасибо… Спасибо вам за помощь, — чуть ли не шепотом ответил Александр.

— Хочешь чаю? У меня замечательный сорт, привезенный с теплейших стран мира!

Не дождавшись ответа, она скорее побежала в другую комнату за чаем. В следующую же минуту она несла кружку. Выпив его, Александр очень удивился тому, как быстро пропала потребность в пище. Старушка не обманула. Лишь запах, доносившийся до носа, обладал изысканным букетом многих приятнейших тропических запахов. На минуту парень позабыл о снегах. Он перенесся в дивные теплые края, где на каждом шагу прелестные девицы, множество разнообразных мест отдыха. А если вдруг станет жарко, то можешь занырнуть в океан и никогда больше не выплывать оттуда.

— Хороший чай, правда?

— Да… Он и правда очень хороший. Извините…

— Никаких вопросов сейчас, родной! Ты же так устало, дитя мое. Ложись в спальне, а я покараулю твой сон.

И вновь этот гипнотический эффект ее голоса сделал свое дело. Попытка сопротивляться ему была сразу же разрушена в прах. Этот ласковый и успокаивающий голос работал безотказно, а вкупе с мирной улыбкой и вовсе становился чуть ли не магией.

3.

— Очнись, братик, — шепотом произнесла девушка, находясь на расстоянии вытянутой руки от кровати Алекса. — Не бойся, я не держу зла на тебя.

Неожиданная гостья не на шутку испугала еще сонного парня. В этом месте было столько загадок, на которые отвечать никто даже не думал.

Девушка была очень молода. Ровные и мягкие черты лица, белоснежные волосы, грациозная осанка и на удивление легкая одежда для такой погоды. Она была очень таинственна и красива. Однако холод, несущийся от ее дрожащих рук, ледяные губы и темные, еле видные зрачки пугали. Ее вид напоминал ходячего мертвеца.

Сдержав паузу, девушка прикоснулась к щеке Александра.

— Родной мой братик, что же с нами стало? Почему это случилось?

— Я… я не п-п-понимаю тебя…

— Не понимаешь? – вдруг теплый тон девушки сменился на строгий и холодный. – Да как ты можешь притворяться, брат? Стыдишься? Боишься меня? Что?! – со слезами начала кричать она.

— Нет, что вы, что вы! Я правда ничего не помню, простите!

В мгновение ее слезы становились маленькими льдинками, падающими на пол. Дама ничего не сказала в ответ. Она схватила парня за руку (несмотря на свой вид девочка достаточно сильная) и потащила его из спальной в комнату, где в шкафу находилась та самая влекущая шкатулка. Войдя внутрь, Алекс шелохнулся. Его парализовало от страха. На полу была лужа крови и труп девушки с белоснежными волосами… Труп той, кто сейчас говорит с ним.

— Смотри, братец, смотри! Неужели ты забыл, что сделал?! Да как ты мог забыть меня? Ты несчастный завистливый глупец! – еще сильнее разозлилась девушка. Ее волосы начали приобретать синий оттенок, покрываясь коркой льда.

Александр не знал, что страшнее: девушка, которая все стремительнее покрывалась льдом, либо ее труп с перерезанной шеей. Парня все сильнее охватывало страхом. Такого он точно увидеть не ожидал. Что же здесь случилось?!

— Там шкатулка… — почти полностью покрывшаяся льдом девочка прошептала свои последние слова. Лед охватил ее полностью. Лицо, полное слез и боли, придавало некогда пугавшей Алекса девчушке еще более ужасающий вид.

Потрепанная шкатулка валялась под рукой мертвой девочки. Сразу Александр ее не заметил. Девушку убили недавно. Кровь текла из ее ран. Маленькая ладошка была еще теплой. Мизинец украшало обручальное кольцо с выгравированной надписью: «И вместе будем мы всю жизнь». Тихонько убрав ее, Алекс открыл шкатулку. Новый приток страха. Все тело охватило мурашками. Зрачки уставились в один предмет, находящийся там. Руки парня потянулись к нему. Это был окровавленный нож.

— Ты убил меня, братец! – закричал труп, лежащий на полу. Его руки потянулись к парню. Девушке было сложно двигаться, каждое движение давалось ей с великой тяжестью, но она этого не чувствовала. Схватив своей рукой лицо Алекса, она вновь крикнула: — Убил меня!

4.

«Это был всего лишь сон, всего лишь… сон», — успокаивал себя Алекс. Его мысли было легко понять. Целый вечер он испытывал страх, вопросы завалили парня с ног до головы. Он был марионеткой в бездне без ответов. И лишь новые, еще более туманные вопросы появлялись в мыслях парня. Но… Были ведь и подсказки. Та шкатулка. Она не с проста тянула к себе с самого начала. Возможно, открыв ее, можно будет узнать правду.

   Бабушка мирно спала в гостиной. Нужно не волноваться и не выдать себя своими шагами. Рыться в чужих вещах нехорошо, но и оставлять все так, как есть – не вариант. Пытаясь как можно тише подойти к таинственной шкатулке, Александр показал себя с наилучшей стороны. С мастерством, подобным искусному грабителю, он дошел до цели. Нужно было лишь открыть ее. Задержав дыхание, юнец взял ее в дрожащие руки и потихоньку начал отворять ларец тайны. Там лежал нож. Тот самый, что и во сне. Лезвие заколдовало взгляд искателя. Воспоминания стали возвращаться на место при виде орудия убийства.

5.

— Братик, братик! – кричала восторженно маленькая девочка. – Идем играть, мама связала мне куколок, — еще веселее говорила она, показывая мамин подарок.

— Отвянь от меня, — буркнул малец в ответ.

Радость на лице девчушки пропала, но вслух она ничего не сказала. Уйдя в свой уголочек рядом со статной и крепкой каменной стеной, она начала играть одна со своими новыми подружками. Ей было от силы годиков 7. Белые и очень длинные волосы сочетались с ее сарафанчиком, вышитым ее мамой. Своими маленькими ручками она игралась куколками, говорила за них и придумывала разнообразные истории, чтобы не было скучно. Грозный мальчик, сидевший чуть дальше нее, смотрел в голубое небо, мечтая когда-нибудь оказаться на высоте птичьего полета. Сидеть взаперти за стеной ему было не по нраву. Тут тесно, неуютно, душно. Выглянуть за пределы стены не выпускает мама. Говорит, что это дело опасное, тем более для таких маленьких и бесполезных мальчишек, как он. Когда-то матушка говорила: «Ты станешь хранителем этих стен. Это твое предназначение», но не сейчас. Она потеряла веру в него, несмотря на малый возраст. Вся ее любовь была сосредоточена в милом и ласковом существе – Софии. «София талантливая, умная, красивая, деликатная…», — каждый день по сотни и тысяче слов в адрес сестрицы. Куда не сделаешь шаг – там Софа. Хочешь уединиться? Подожди свою драгоценную сестру, она ведь маленькая!

Так продолжалось год за годом. Ненависть и зависть к сестре росли. О парне уже все забыли. Его не было. Он был тенью, слоняющейся вдоль стены. Сидя на траве где-нибудь в теньке, его взгляд был устремлен на Софию рядом с матушкой. Ее красота преобразилась, она стала воистину прекрасной девушкой. У каждого мужчины к такой миловидной девчушке был бы неравнодушный взгляд, полный желания получить такую красавицу себе. Однако она уже была занята. Мама в последний год частенько уходила за пределы стены по делам. В очередной раз придя обратно она с взглядом, полным счастья за дочь, произнесла шепотом: «Милая, я нашла тебе жениха!». Девочка испугалась, но после описаний крепкого и мужественного героя ее дух тут же поднялся. Еще было колечко от того самого мужчины. Традиция гласила, что мужчина заранее должен предложить кольцо даме, а та уже решает: отказаться или принять предложение. Естественно, София его примет. Теперь она покинет пределы стены и будет жить рядом со своим будущим героем. Так и позабыла окончательно горе-мать о существовании своего сына. Он ей мешался под ногами в своем доме, умудрялся каким-то образом и на улице разозлить: «Хоть бы занялся по дому чем полезным, а не шатался у стен, идиот!»

И вот тот самый прекрасный для Софии день настанет уже завтра. Она очень волновалась и не могла уснуть. Матушка не отходила от нее ни на шаг: успокаивала ее, рассказывала о своей прошлой жизни и давала советы на будущее. Наконец ее доченька начала засыпать, успокоившись после внимания маменьки. Укрыв уже почти взрослую девушку, мама ушла в свою хижину. За всем этим делом тихо следил грозный брат. Проверив, что его мама ушла, он вышел из тени и стал наблюдать за спящей сестрой. «А ведь и правда, малявка выросла и стала красивой», — думал про себя парень. Его переполняли эмоции: ненависть, зависть, гнев. Ни одной доброй и счастливой детали. Он мог бы стать настоящим героем для этих стен. Может, достиг бы больших высот, попав так же в город, как хотела его сестра. Но нет, ему попросту не уделяли ни капли внимания. Все доставалось ей, все! В руке злой братец держал нож. Все ближе и ближе рука тянулась к шейке милой спящей красавицы. Внутри брат ощущал страх и одновременно с этим ту малую часть любви, которая в нем еще оставалось к ней. «Нельзя, нельзя… Нет, она же моя сестра. Она ведь не виновата, нет… Но она могла помочь мне, спасти и меня. Вместо этого, дрянь, ты ничего не сделала для меня, ничего!» — говорил гнев за парня. Лезвие коснулось душистой кожи девушки. Слезы потекли с глаз юноши. Они падали прямо на спящую радость. «Ты станешь хранителем этих стен…». Но больше он уже никогда не станет хранителем. Спасением должна была быть Софья, но теперь…

— Софи… Прости меня, сестренка. Я не могу иначе…

И сразу после этих слов глаза Софии открываются и смотрят прямо в братика. Когда-то и она считала его хранителем, защитником и родным человеком, который не бросит в беде. Она доверяла ему, несмотря на то, что ей приходилось вечно выслушивать негативные слова про себя. Она верила в то, что ее братик – это лучший парень в мире.

— Алекс, ты чего? – прошептала своим тихим голосочком сонная красавица.

Нож перерезал глотку девочке. Так быстро все произошло. В один миг. Показалось, что после этого девочка была еще жива и со слезами смотрела на своего брата. Но теперь ее больше нет. Александр опустил голову на тело своей родной крови и заплакал сильнее. Он обнял ее. Первый раз в жизни он обнял свою сестру, проклиная себя за свои пороки.

Неожиданно дверь открывается и входит мама. Она не могла уснуть и решила еще раз проведать свою прелесть.

— Что… ч-ч-что случилось?

Матушка побежала к своей дочке. Ее слез было в разы больше, чем у мальчишки. Она шептала своей родной, как сильно ее любит, какая она хорошая и милая. Многие слова было сложно разобрать из-за очень тихого шепота и всхлипываний носом. Мать постигла горе – потерять своего ребенка. Для нее она была самой важной, самой лучшей в жизни девочкой. Родной и любимой дочуркой. С детства она воспитывала ее, уделяла ей много внимания. Но теперь… Ее попросту нет. Это всего лишь труп, всего лишь тело. А рядом с этим трупом лежал окровавленный нож, который мать заметила. Она взглянула на окровавленные руки Алекса и подошла к нему, взяв тот самый нож.

— Это ведь сделал ты… Забрал этот нож из шкатулки, поджидал, пока я уйду. А потом убил ее! – закричала мать.

Она никогда не была такой злой. Некогда сладкая и счастливая жизнь дала сбой. Разрушилась. Испарилась. Ее как будто бы и не было. Теперь лежит труп дочери и паршивый сын, убивший свою сестру. Мать схватила этого противного и мерзкого гада. Она потащила его за собой в свою хижину. Приковала цепью в подвале и оставила его там, рыдающего и опустошенного.

— Ты испортил мою жизнь, сволочь! Ты убил мою родную дочь. Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!

Мать ходила из стороны в сторону, крича на своего сына. Проклиная его, желая убить. Но сделать это сама она не могла. И жить ей больше не хотелось. Достав фолиант из своей библиотеки, она начала рыться в нем. Искать необходимую информацию.

Прошла тяжкая ночь. Все время мать не спала и что-то лихорадочно искала в книге. Делала она перерывы редко. Да и во время них она лишь плакала, горюя о потере. Наконец она открыла подвал и потащила Алекса к мертвой сестре.

— Сейчас она вновь оживет. Ты это увидишь, а потом уходи. Я не знаю, что это милое создание сделало тебе, но знай – ты никогда для меня не был родным. Ты лишь выродок, изгой. Твой отец был таким. Ты с годами все больше и больше стал похож на него. Я надеялась когда-то, что тебя можно изменить. Но разве изменишь труса? Вы всегда будете прятаться по углам, завидовать кому-то, но никогда не достигнете того, чего достигают герои. Хотела бы я убить тебя своими руками, но разве буду я после этого не грешна? Запомни мои слова, Александр. Ты трус и всегда им будешь. Лучше бы тебе умереть и сгинуть из этого мира.

После этих слов мать взглянула на свою дочь убитым взглядом. Прочтя из фолианта пару строк, ее волосы засветились темно-фиолетовым оттенком. Книга из дряхлых рук дамы выпала. И в следующее мгновение в хижине стоял рыцарь с громоздким мечом. На шлеме образовалось солнце. Оно потихоньку обретало цвет. Вглядевшись, Александр увидел там лицо своей мертвой сестры. Она улыбнулась ему и что-то прошептала губами. Больше он никогда ее не видел.

— Уходи, несущий смерть, — грозно прогремел голос из доспехов.

Но вместо этого парень стоял на месте и не двигался. Ему было плевать на рыцаря, на дом, стену – на все. Жизнь стала бесполезной. Он убил свою сестренку. Он все испортил из-за зависти.

Последовал мощный удар рукой прямо в лицо парню. Он не очнулся.

6.

— Ты вспомнил?

От неожиданности Алекс вздрогнул. Его сердце и без этого колотилось от увиденного. Спустя пары секунд он нашел силы в себе ответить.

— Да. Это… все из-за меня?

— Дорогой мой мальчик, я не знаю, что ты там увидел. Я всего лишь живу здесь, ибо когда-то страж пустил меня в дом. Знаешь, он ведь никого больше не пускал – не доверял. А мне он даже как-то рассказал историю о том, что здесь было раньше. Некогда один злой мужчина хотел взять в жены одну прелестную девушку, но она пропала. Разозлившись, мужчина со своим отрядом хотел разрушить стены и сжечь дотла хижинки внутри. Рыцарь яростно сражался за свои покои и в итоге победил… — выдержала паузу старушка, вспоминая что-то. – Знаешь, мне иногда кажется, что в нем живет еще одна личность, светлая, чистая. Иногда она проявляется и говорит со мной. Но ненадолго… Появляется темная сторона и говорит мне не лезть запретные чертоги. Ох, я заболталась, не обращай внимания.

Александр все это время не сводил взгляда со шкатулки. Он боялся того, что находится внутри. Оно наводило на него кучу воспоминаний.

— Я смотрю, что тебе нравится эта шкатулка! – восторженно сказала бабуля. – Если честно, то я здесь не просто так. У меня есть предназначение. Каждую ночь мне снится сон. Передо мной стоят взрослая, повидавшая много печального и радостного, женщина и девушка невиданной красоты с ярким солнцем позади нее. Старшая из них просит меня передать мальчику, пришедшему в покои, шкатулку. Мне кажется, что это ты. Ты так подходишь под её описание. Каждая черта, каждый волосок. Да и имя твое, Александр! Как только ты вошел сюда, то твой взор сразу был устремлен на шкатулку…

— Так мне можно забрать её? – перебил Александр.

— Разумеется. Мне-то она не нужна, верно? – хохотнула старушка.

Парень тихонько подошел к шкатулке. Он взял ее в руки. Теперь она у него, но что с того? Куда теперь идти дальше со своим темным прошлым?

— Если хочешь, то можешь оставаться здесь. Я бы была очень рада любому собеседнику.

Немного подумав, Алекс пришел к выводу, что здесь он остаться не сможет. Да и не захочет вновь жить в этих стенах.

— Нет, благодарю вас за помощь. Мне стоит уйти отсюда.

— Ты всегда можешь зайти сюда вновь, — ответила печальным тоном бабушка.

Пора идти. Александр взял теплую одежду, которая подарила ему гостеприимная хозяйка, и отправился к двери. Открыв ее, его окликнула старушка.

— Постой, мальчик. Как-то до этой хижинки я жила в другом месте. И там жил мальчик, очень похожий на тебя. Ты не помнишь, что было раньше? Может это был ты?

Парень лишь пожал плечами и вышел из дома. Проходя мимо рыцаря, он последний раз взглянул на яркое солнце, сияющее на его шлеме. Оно показалось ему таким родным, но потерянным безвозвратно. Но ничего больше не поделаешь. Нужно уходить.

7.

Каждую ночь Александр страдает и вспоминает сотворенное им зло. Капли со льда текут все сильнее, а тепло под ногами почти пропало. Целыми днями непроглядная тьма царит вокруг. Он не мог простить себя за то, что сотворил когда-то. «Мерзавец! Зачем ты это сделал?!» — кричал парень в далекие снежные просторы. Каждую ночь его взгляд был устремлен на шкатулку. Этот чертов нож… Как будто он был источником всех несчастий. Держа в руках лезвие, парень задумывался о том, чтобы покончить жизнь самоубийством. Один порез… Всего лишь один порез и более никаких страданий. Ведь ты заслужил это. Из-за зависти и злобы к сестре. Можно было всего лишь сбежать от семьи, но ты решил все иначе, за что каждую ночь теперь платишься своим душевным покоем. Ты познал мою боль, Александр. Теперь ты можешь освободиться, закончить ее и больше никогда не вспоминать то, что натворил.

Александр взглянул на нож, лежащий в руке. Лицо мертвой сестры… Плач мамы… «Ты станешь хранителем…». Но как же иногда может повернуть нас жизнь. В один день мы можем быть героями и защитниками, а в другой нас может погубить главный враг – ты сам. Нож в руке. Пора заканчивать со страданиями, Александр.

8.

Парень закончил писать. Он перечитывал по несколько раз свое творение и с каждым разом его настроение ухудшалось. Ведь хотел всего лишь найти человека, который поймет мальчика. Таких не было в реальном мире. Пришлось создать, но в итоге он убил его. Иначе ведь никак. Разве стал бы Александр жить с грехом внутри всю жизнь? Спокойно не прожить с таким грузом. Но… Паренек убил друга. Неужели нельзя было сделать жизнь Александра чуть ярче?

Парень прошелся по комнате, держа в руках листовки. Его недавно погибший друг все никак не хотел выходить из головы. Настроение уже давно пропало, и оно уже не вернется. И что же в таком случае делать? Какой смысл жить, если нет цели, нет друзей, нет ничего, что подталкивало бы тебя вперед? Где же черпать ту радость, о которой говорят многие люди. «Взгляните на природу, послушайте музыку, прочтите книги – ведь так много замечательного в жизни!». Но что делать, если у тебя нет никаких интересов? Какой же смысл в жизни, какой? Истерика охватила мальчишку.

Рядом лежал окровавленный нож. Он так напоминал тот самый нож, описанный в творчестве мальчика. Ведь иногда единственный выход – смерть. Или нет? К сожалению, парень не мог знать ответа и потянулся к нему. «Сделай же это, — прозвучал голос». Но в комнате никого не было. Шепот лишь усиливался и был все сильнее. Выход ли это? Есть ли смысл в жизни, когда ты устал от нее? От тебя отвернулись все – ты один. Кому ты нужен? Выход есть всегда, но он бывает не самым счастливым. Парень же не знал: стоит ли это делать или нет. Он боялся смерти. Проведя острием по венам, он заплакал и испугался. Руки дрожали так же, как и у его героя. Или же… Он и есть тот самый персонаж. Может все мысли, написанные мальчишкой на бумаге, были его жизнью? Так кто же ты, Александр? Трус? Мальчик забился в угол, держа нож в руке. Усевшись около стены, он собрался с духом и решил предпринять еще одну попытку, но страх был сильнее. Парня охватили ужас, паника, невообразимый страх. Все чувства сразу, но он ничего не мог поделать. Взгляд был

Заводов Дмитрий Сергеевич
Возраст: 23 года
Дата рождения: 01.01.1999
Страна: Россия