Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Господин Ковылёв

Глава I

Когда мужчина доброй и средней полноты наружности вразвалку шел по Фонтанке,5 июня 1864 года,вдали от него шла каштановой шевелюры хорошенькая, на его сугубо личный взгляд, девушка. Как выяснилось в последствии, мужчиной этим был никто иной, как Андрей Михайлович Ковылёв,шедший купить хрустящих булочек к завтраку, день назад получивший повышение, что видимо удваивало его радостный настрой. А женщина оказалась…

Впрочем, обо этом позже, ведь и наша редакция узнала об этом совсем не сразу.Андрей тоже этого не знал, и даже и не мог представить, что сделает с ним эта встреча.

Погода, если в таком случае уместно о ней говорить, была вполне себе солнечной и, казалось даже, радушной. В такую погоду ничего не должно да и не может произойти.

И тем не менее, Андрей, пользуясь выгодным ему обманом погоды, ускорил шаг, внезапно сворачивая от своего поставленного пути и решивший поспешить к дамочке. Он находился в самом благоприятном расположении духа и спешил поделиться своим счастьем с остальными: он шутил с прохожими, бил незнакомых по плечу и старался, подобно Прометею, привнести в этот мрачный город свой огонёк счастья.Но когда он увидел шикарную мамзельку, новая шутка не заставила себя долго ждать.Однако, согласно сведениям нашей редакции,это сыграло шутку с самим господином Ковылёвым.

Когда массивному, крадущемуся и неуклюжему Ковылёву оставалось менее пяти шагов до неё, девушка,казалось бы, должна была ускорить шаг, но её кротости позавидовала бы даже мраморная рыбка в аквариуме. Мужчина, строя гримассу и предвкушая последствия шутки,обошел девушку со стороны, подошел чуть не вплотную и прямо в лицо крикнул:»Ба!, — а через секунду добавил,- Напугал?». В его намерения не входило ничего злого или того, что хоть капельку могло было причинить вред, хотя он и рассчитывал на испуг девушки и последующий приступ смеха, но того, что произошло дальше, он никак ожидать точно не мог…

-Такь воть, — проговорил дряхлый старичок в не менее дряхлом костюме,-воть туть-то и лежаль револьверь.

-Прям тут?- решил точно увериться полицейский.

-Говорюжь вамь,воть туть!- проговорил с повышенным тоном старикан, рьяно отстаивавший свою позицию в мягком произношении окончания слов.

-Что ж, а динамит? Тоже здесь?

-Энь неееть, его, тогдыть, Фёдорь Степанычь — кутила нащ — вь кондитерской прямь подь привлакомь нашёль,а какь нашель, такь и протрезвель мгновенно.

Надеемся, этот пространный диалог не сбил с толку наших читателей, а если и так, то стоит заметить, что произошел он ровно через три дня после встречи Андрея с некой madamasell K, полное имя которой и до сей поры неизвестно.

Никто в городе и, должно быть, во всей губернии не мог предположить,что простятская и многим глупая фраза:»Ба! Напугал? » может действительно что-то значить. Еще меньшие люди могли подумать, что на нее даже есть особый ответ. И тем не менее, он случился.Перед фразой, ставшей впоследствии культовой, девушка с абсолютно привычным каждой молоденькой даме выражением лица обернулась, посмотрела на него с таким видом, будто бы действительно поняла глубокомыслие его слов и произнесла с видом крайнего участия:

-Коты шелестят. Сегодня в восемь, на краю Садовой, дом с красной крышей.Крепитесь, скоро всё начнётся.

Договорив последнюю фразу тихим голосом,дамочка скрылась за углом, оставив бедного чиновника наедине со своими мыслями. Минуты он стоял в замешательстве, но главное, что он хотел понять, но никак не догадывался — удалась все же шутка или нет?

Шёл седьмой час вечера, Андрей Ковылёв, согласно наблюдательным прохожим с активной гражданской позицией, полз(иначе его робкий шаг не назвать) к уговоренному с дамочкой месту. Мысль о шутке вконец отпустила его; его занимала лишь цель визита.На случай, если его хотят ограбить, он оставил кошелек дома.На случай, если это свидание, он взял кошелёк с собой и надел смокинг, и, наконец, на случай, если нужно вдруг поработать (он и к этому был готов), Андрей захватил с собой карандаш и наполовину исписанный блокнот(ведь работал он преимущественно умственными силами).Но больше всего его удручала неизвестность:«Только бы знать, зачем я иду, только бы знать!» — говорил сам себе статский чиновник.

И вот, без четверти восемь, Андрей пересёк последний квартал и направлялся прямиком к дому. Он, согласно уговору, стоял крайним, и потому найти его не составляло труда. На удивление, дом был довольно мрачен и, казалось, совсем без жильцов.Андрей, не теряя, а даже, напротив, вновь обретая присущий ему оптимизм,вошел в парадный…

В подъезде оказалось тихо. Печь не топила, что логично, ведь был июнь. Но подозрительного Андрея Михайловича этот факт заставил насторожиться.И не зря! Внезапно щеколда двери слева отворилась и из нее блеснули чьи-то глаза. Единственное, что успел крикнуть растерянный Андрюша, так это:»Ба! Напугал!!! «.

На удивление, заклинание сработало.

-Можно было и тише, — отвечали глаза за дверью, — коты шелестят.

Щеколда двери закрылась таким же резким движением, каким была открыта. Сзади Ковылёва отворилась еще одна задвижка.

-Вот номерок, — сказали чьи-то другие глаза и сунули бумажку под дверь, — пройдите с ним вниз.

Андрей Михайлович, прижимая руку к сердцу от неожиданностей,уже сбирался заканчивать вечер, но бумажку всё-таки взял. Интерес одолевал его больше страха. «Да и чего бояться? Сверкающих глаз из-за двери? Смешно», подумал Ковылёв и направился в незапертую дверь подвала.

Надежда на свидание с той каштановой красоткой еще оставалась в душе Андрея, хоть он сам и не отдавал себе в этом отчёта.Он продолжал спускаться в плохо освещенное помещение.

«Раз столько проверяющих, должно быть, наверное праздник», — думал наивный Андрюша.

Он шел, осматривая подвал с таким интересом, что не заметил,как врезался в твердую высокую фигуру с усами.

-Стоять!- крикнул чей-то голос, взяв Ковылёва за шиворот. — Бумажку!

Любой другой оскорбился бы и непременно бы вызвал этого человека на дуэль и совершенно точно убил бы его, но только не в случае Андрея,когда тот самый человек стоял с двумя ружьями на плечах и с револьвером в руке.

-Коты… Испугались… ба?

Охраняющий молча вынул из руки господина испуганного чиновника бумажку, посмотрел и вернул обратно, пропустив его дальше по коридору.

Замученный и избитый событиями Андрей Михайлович Ковылёв понимал, что после такого идти назад у него уже вряд ли удастся. Вот только он не понимал одного: это такое приготовление к свиданию или его всё-таки будут бить?

Глава II

-Сэр, — промолвила фигура в полицейском мундире, — вы думаете, он нам что-нибудь скажет? — кивнул мужчина в сторону помешанного старика.

-Я думаю, — сказал главный детектив города,- что вы потеряли время в пустую.Прочёсывать свалки города в поисках участников этой организации, вы, значит, догадались, а обыскивать дорогие отели — нет.

-Но там находится только знать,сэр-,проговорил полицейский, неожиданно для всех в комнате подключая британский акцент, -мы не имеем права… Что мы могли сделать?

-Вы могли хотя бы понимать, что бедняки не сумели бы снабдить дюжину заговорщиков динамитом и винтовками! -крикнул шериф, ударив кулаком по столу,и прогнал со злости всех журналистов из комнаты, в том числе и нашего резидента,поэтому их дальнейший диалог, к сожалению, для нашей редакции остался неизвестен.

За три дня до допроса одного из заговорщиков, (в тот самый день, ставший роковым для Андрея Михайловича и всей организации в целом), Андрей наконец добрел до двери, за которой слышались заинтересованные голоса господинов. Без особой робости он отворил дверь и увидал пред собой десяток изысканно одетых молодых франтов, сидящих за столом, накрытым хорошим вином и аппетитным кушаньем(что больше всего и заняло дорого Андрея Михайловича). И девушка каштановых волос,к неприкрытому торжеству искателя, также сидела за столом.Но первым,кто конечно же бросился ему в глаза,была отнюдь не девушка.Прямо напротив дюжины разодетых денди, сидящих за длинным столом, стоял, пожалуй, самый идейно-воодушевленный человек с хорошо поставленной речью, который подходил к каждому и поминутно жал руки. » Значит, у кого-то точно именины», — подумалось главному герою нашей печальной, но правдивой истории.Появление Андрея Михайловича не вызвало неожиданности или переполоха, и тот самый стоящий господин, придерживая свою белую шляпу, кинулся к дверям, чтобы поскорее обнять своего «старинного друга».

Они с полминуты целовались и обнимались,обмениваясь комплиментами, а затем видимый руководитель застолья провёл его по всем господам совета, что продолжалось еще с пять минут.Стоило Ковылёву усесться, как сразу начались поздравления участников участниками и чреда тостов за каждого из них.

-Никифор! Пускай у вас будут детки, что надо!, — не кстати сказал пьяный интеллигент с рыжими бакенбардами.

-Ах, а у вас, Николай, пусть всегда на столе будет хлеб! — очень скромно пожелал один миллионер другому.

-А вы… — замялся джентльмен в зеленом сюртуке,указывая на занятого другим джентльменом Андрея,- вы.. А..

-Как его имя? — сказал все тот же господин в сторону.

-А вроде.. Юра.. То ли нет.. — отвечал ближайший сидящий.

-Я его раньше здесь не видел

-И я..

В комнате появилось явное замешательство, ведь стало очевидно, что имя этого пришедшего никто решительно не помнил, и потому глава решил всем его напомнить.

-Господин.., -поднял его из-за стола джентельмен с хорошо поставленной речью, немного замявшись.

-Ковылёв, — с радостью и будто досадой на забывчивость друга отвечал пришедший.

-Ах, точно! Тот самый Иннокентий Жозесимович Ковылёв! — послышались междоусобные голоса в стороне.

-Какой Иннокентий! Юра он!

-А вроде Михаил..

-Ю-ра.

Все участники снова его узнали и продолжили кутить и обращаться с Андреем, как старинные приятели.Время от времени Ковылёв посматривал на ту хорошенькую брюнетку, пытался подмигивать и заводить полномасштабный разговор.Однако, по видимому, она была женою того самого заводного господина, ведь каждый раз проводила по руке джентельмена таинственные знаки и шептала что-то на ушко,что он почему-то записывал на бумагу.И потому смотреть на неё дольше приличного было некрасиво по отношению к имениннику, кто бы он ни был.Но все это продолжалось лишь до девятого тоста…

-Ну что ж, господа, — сказал заводила по французски, первую половину фразы которого не поняли из-за общей неграмотности,а вторую из-за всеобщего пьянства, — а теперь то, ради чего мы здесь все собрались… — заигрывающим тоном продолжал господин, протянув белую с цветочком шляпу.

Все участники всматривались в его благоразумное лицо овечье тупо даже тогда, когда господин совершил финальный жест.Поэтому возникла необходимость в следующей ёмкой фразе:

-Деньги,чёрт возьми.

И каждый джентельмен щегольски выкладывал купюры в шляпу, однако наш счастливый Андрюша, очевидно не понимавший сути дела, тоже не поскупился, и с возгласом:» pour vous!» (прим. ред. — за вас) Положил туда целый кошелек.

Пройдя всех гостей до единого, белошапник объявил:«Сборы кончены!» и с помощью уходившей ненадолго девушки, раздал каждому по чемодану с ключом.

Гости разом начали расходиться, и Андрей, обняв замкнутый прямоугольник обеими руками(подарок,по его уразумению), не счел лишним также отправиться домой.

Охранник выпускал их по одному, что Ковылёва ни разу не смутило. В очереди на свежий воздух поднялись самые интересные, но уже обговоренные десяти раз за столом темы.

-А тебе не кажется, — промолвил икающим голосом от полувекового вина франт, -что этот Павел засиделся на троне.

-Он умер 63 года назад, — вступился за Павла немногим более трезвый джентельмен.

— Ну я и говорю..

В голове у Андрея все было как нельзя чудесно. По выпуску на волю, тысячи Петербургских огней бросились ему в глаза, вкусный запах ячменя и пива будто бы раздавался по всему городу, а Нева сегодня была, как никогда хороша.

Глава III

Андрей Михайлович спал превосходно.После такого вечера и обретенных на нем искренних и хороших друзей, Ковылёв проснулся лишь к полудню. К собственному удивлению, всю ночь он проспал с тем самым чемоданчиком, выданным каждому члену мероприятия.«Что же там?» — не долго думал про себя Ковылёв и полез искать отмычку.Ключ был найден и мгновенно воткнут в чемодан, а из чемодана показались записка, дулко револьвера и двенадцать килограмм динамита…

Господи!.. — только и успел крикнуть бедный господин Ковылёв и оттолкнуть чемоданчик ногой. Что, кстати, было опрометчиво не только потому, что там лежали килограммы взрывчатки, но и потому, что незамечено для испуганного сони на пол выпала записка..Такой сложный и такой дотошливый пазл наконец собрался в ужасных очертаниях перед глазами Андрея. Такой позитивный всегда и такой грустный сегодня, Андрей провел часы в раздумьях проблемы.

Дождавшись ночи и проведя целый день в лихорадочном ожидании потемок, Ковылёв подкрался к опустевшей Фонтанке и, невзначайно, как бы занимаясь этим каждый день, выпустил чемодан из рук.

-Эй, вы чемодан обронили! — прокричал черт знает откуда голос, по всей видимости, очень благородного человека.

«Надо бежать» вспомнилось господину Андрею Михайловичу, и, не теряя больше ни секунды, забег начался.

Андрей Михайлович не помнил того, как он вернулся домой, не помнил и того, как чуть дважды не погиб под повозкой, но сон свой запомнил надолго.Впрочем, ничего утешительного в нем не происходило…

Маленький чемодан поочерёдно выплевывал огромных шатенок, которые беспрестанно поднимали тосты за здоровье да деньги, но шатенки вдруг обретали лицо того самого заводного господина, а затем пришёл сам Государь,с которым они начали играть в бадминтон, кидая друг другу взрывчатку и револьверы, а потом он собрал всех шатенок вместе с Андреем в охапку и обнял, шепча на ухо:»коты шелестят, господин Ковылёв. Откройте дверь, откройте дверь, откройте… «

-Дверь, откройте дверь! — крикнул выведенный из себя наконец юноша, и, не стерпев более, добавил, — Полиция!

Когда, казалось бы, проблема была совсем решена,зачем-то пришла полиция, зачем-то стучалась..у бедного господина Андрея Михайловича судорожно задрожали конечности, в глазах появились слезы, а влага из рта куда-то пропала. В таком положении он простоял с минуту, до того как понял, что это уже не сон.

-Нет! Я не виновен! Я.. — он не понимал, что оправдания слышны лишь в его голове, когда звук поворачивания ключа был отчётливо произведен за дверью.Взгляд его устремился на блеснувшее на солнце окно. И хоть жил Андрей на третьем этаже доходного дома, другого выхода у него не было.

А дело было вот в чем:

Благородный человек, не замечая ухода Ковылёва, быстро спустился и поймал утекающий чемодан, но,за неимением хозяина, сдал его в полицию.

Там же,на месте,где некогда стоял Андрей Михайлович,был найден и подобран блокнот,где прямо указывалось имя хозяина чемодана.

Адрес потярявшего было найти не трудно,кроме того,сам господин благородных нравов, в следствие своих принципиальных взглядов,прошел вместе с полицейским.

-Господа благородные, — сказал поднятый от обеденного сна дворник, а потому, противно обыкновению, немного злой, — чаво кричим?

-Будим вельможу,- отвечал полицейский презрительно.А потому отвечал так, что в их отделении было принято несмотря ни на что доставлять потерявшему вещь сразу же, если личность его каким-то чудом опознана.

Раньше полицейские должны были лишь отправлять курьером консьержу пропавшую вещь и требовали передать жильцу, но после пропажи не одного десятка таких «посылок» и жестокого выговора от главы Петербурга, полицейский сам был обязан вручить в руки вещь потерявшему. И каждый раз эта » должность» являлась для служащих унизительной, особенно для господина Захарова, служащего в полиции уже свыше пяти лет и имеющего огромные молодые амбиции.

-А, так тута господин Андрей Михайлович Ковылёв проживает, — как бы развязно отвечал дворник,- вот и ключ ентот, — произнёс он,доставая связку ключей и выбирая правильный.

-Вскрывайте, будьте добры, — сказал офицер в мундире.

-Позвольте, — встрял внезапно для вставляющего ключ в щеколду дворника благочестивый господин, — это его личная собственность, его..

-А если он там умирающий лежит? — защищал свои намерения полицейский,- Сказано ведь: вчера пришел, сегодня не выходил, полдня прошло.

-Но..

-К черту вас, отворяй!

Дверь открылась, но в комнате, к всеобщему удивлению, никого не было. Первое, что бросилось в глаза пришедшим после пустоты — лежащая на полу записка, и,по мнению самих пришедших,адресованная им.«Ну, чудак все равно не узнает, если мы её прочтем» подумали все разом и с довольно безобидными намерениями принялись читать…

«Дорогие участники клуба, мы все дорожим вами и вашим будущим, но главное — будущим России, и поэтому хотим принять всевозможные меры… 8 июня устраиваем взрывы на кондитерской фабрике, в обувном магазине, магазине одежды… Пленных жандармов не брать, гражданских запугивать… Если есть угроза захвата в плен — стреляйтесь, о клубе ни слова, дорожите Россией!..Устройте хаус, господа, устройте хаус!..

(Подпись) Господин K»

Все трое присутствующих отшатнулись в сторону.

-А такой милый был человек…- промямлил дворник,закусывая костлявый кулак.

-Но что же тогда, черт побери, в чемодане?! — воскликнул испуганно полицейский.

-12 килограмм взрывчатки,- внезапно отвечал на риторический вопрос благородный господин высоких нравов,- пятидюймовый револьвер и двенадцать патронов.

-Ах! — ахнул дворник.

Теперь отшатнулось уже не трое, но двое человек, и не от письма, а от вполне живого предмета..

-Мать честная! Откуда ты все это знаете! — не понимая, обращаться к господину благородных принципов, как к мерзкому заговорщику или же как к ответственному гражданину,кричал полицейский.

-Опыт работы продавцом в оружейной лавке,- смягчая обстоятельства отвечал интриган, — как выловил чемодан, так сразу понял.

-Ах.. — продолжал изумляться дворовой.

-И ты только сейчас об этом говоришь! — не сдерживал злости и удивления жандарм.

-И что? Я либерал! Каждый человек имеет право на 12 килограмм динамита и револьвер. Кто, как не либералы..

-Ааааах… — заключил дворник и шлепнулся на пол.

Ссора на этом поникла, и двое мужчин, подложив под голову спящего крепким послеобеденным сном дворника подушку, помчались в полицейский участок и редакцию либеральной газеты. Кто куда, пускай читатели догадаются сами.

Пусть газета и писала полную ахинею,вроде отмены всем так полюбившегося знака Ъ и об пользе опиумных сигарет, всё-таки она дала первый шаг нашумевшей впоследствии истории. И пусть оба господина побежали в учреждения под видом священного долга, они так и не узнали, что бедный господин Андрей Михайлович Ковылёв провёл эти страшные пять минут в комнате этажом ниже, когда,прыгнув в окно, зацепился и аккурат попал в 14-ю квартиру, откуда минутой ранее выбежал дворник.

Обменявшись квартирами с ветераном труда, Ковылёв подслушивал возгласы пришедших и явно понял тот момент, когда они ушли.

Прождав что-то около трёх минут после ухода,которые, тем не менее, показались господину Ковылёву, по меньшей мере, тремя вечностями, Андрей рысью двинулся наверх.

Более всего статского чиновника поразил даже не спящий на полу дворник, а лежащий прямо перед ним открытый тот самый злополучный чемодан! Видимо, и полицейский, и либерал так желали поделиться этой новостью, что ящик оружия в комнате заговорщика сочли чем-то третьясортным.

В положении Ковылёва оставаться в Петербурге было невозможно, но так как паспорт и прочие когда-то важные документы могли скорее отяготить его в путешествии, чем поспособствовать,бежать за границу становилось проблемно.

«Если уж так, — думалось ему, — то лучше хотя бы избавиться от настоящих улик.»И действительно, отрицать письмо еще можно, а вот чемодан с оружием, лежащий на столе, уже нет.

Натянув шляпу до ушей и надев длинный плащ, господин Ковылёв, никем, по его мнению, не узнанный, ковыляя( да простят наши читатели нас за каламбур) за собой чемодан, направился в малонаселенный район,чтобы хоть где-нибудь сбыть это гадкое отродье.Но, какое несчастье, появляясь в любом таком мрачном месте, оно сразу же становилось оживлённым.«Злой рок, не иначе» — говорил про себя чиновник.

И вот, когда все люди действительно на секунду пропали, господин в длинном плаще и скрывающей глаза шляпе не нашел места нигде лучше для револьвера, как под той самой лавочкой, а динамит подкинул под стол одной замечательной кондитерской, заказав, по чутким замечаниям постояльцев, три с половиной эклера, чашку кофею и два шоколадных безе.

Тем временем, в тот же досадный день, органы полиции уже подумывали о том, как будут делить награды и устраивать вечера: они уже были далеко оторваны от сиюминутных обстоятельств и будущий перехват революционеров представлялся делом давно прошедшим, о котором и говорить то теперь не стоило.

Однако то, кто и под чьим командованием перехватит заговорщиков,было темой насущной, и не потому, что разрушители строя могли улизнуть, а потому, что это тоже имело свой вес в делах честолюбивых: никому не хотелось упустить свой кусок. Но поскольку взрывы планировались уже сегодня, то группы полицейских, не медля ни секунды, (разумеется, после предпраздничного обеда) двинулись к местам, которые вот-вот должны были сравняться с землей.

В итоге, за весь минувший день поисков и обысков, были обнаружены:

Несущий в полицейский участок пистолет дворник,вновь напившийся найделец динамита, и, наконец, пахнущий опиумом проповедник(к слову,тоже состоящий в той самой либеральной газете), говорящий об скоропридущем антихристе и конце мира. Все трое с уликами (проповедника посчитали вербовщиком, а потому его оружием — язык), были доставлены прямиком в участок и промотались там несколько дней.Остальные революционеры, по счастливой случайности, были обнаружены вусмерть пьяными на следующие сутки в отдаленном кабаке, и обнаружены лишь тогда, когда один из них в пьяной бредне начал пить с полицейским (посланным на проверку кабаков на наличие динамита) за «будущее революции» и «социалистический прогресс».

Так,благодаря невнимательности и неуклюжести господина Ковылева, была обнаружена целая террористическая группировка и спасены десятки жизней, а самое главное, за что ему особенно благодарен Илья Петрович, служащий командиром того самого Петербургского корпуса, — орден высшей награды.

Сам господин Ковылёв, по заверениям местных жителей,друзей и прочих структур общества,пропал бесследно в тот самый день, когда вконец избавился от улик.Он так и не узнал, что по окончании истории полиция про него забыла, весь кружок был арестован, а либерал все еще отстаивал права граждан и был благороднейшим человеком.

Некоторые говорят, что видели Андрея Михайловича тонущим в реке, другие, не в перерез теории , что он доплыл до Финляндии и танцует там кордебалет , но самый надежный источник уведомляет, что Ковылёв и сейчас бродит по ночной Фонтанке близ булочных и пугает там одиноких каштановых волос девушек.

КОНЕЦ

Мыльников Илья Игоревич
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 30.09.2005
Место учебы: МБОУ СОШ 12
Страна: Россия
Регион: Ростовская обл.
Город: Батайск