Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Мультилингвы
Категория от 14 до 17 лет
Городок (тетраптих)

Весенний этюд

В нашем городке на улице Абая живет Лис. Она всегда была очень странной, именно странной, а не необычной. Так считали все, кто ее видел: коллеги, родственники, просто случайные прохожие. Как правило, друзей у Лис не было. Она считала их всего лишь глупостью. «Люди, – думала она, – такие странные и ветреные, они не могут быть друзьями. Они надоедают и совершенно не умеют ждать».

Лис всегда была ярко-рыжей с кучей веснушек, худая и бледная, с тонкими вечно поджатыми губами и колючими серыми глазами. На работе она всегда следовала правилам, делала все как нужно и в сроки. Предпочитала красный свитер и серые джинсы. Иногда надевала очки в черной оправе. Каждый месяц Лис покупала две книги. Одна из них – обязательно сборник поэзии. Но не слащавой и сопливой, а что-нибудь необычное, от чего бегут мурашки вдоль позвоночника.

Она очень любила дождь, но не такой мелкий, еле-еле капающий, а ливень с молниями и громом. В нем всегда была своя, особая, музыка. Еще ей нравились морозы, причудливые узоры на стекле и безразмерная одежда, которая обязательно нужна в такой холод. А вот осень Лис не любила, она нагоняла тоску и раздражала своими красками. Осень тоже не любила Лис, она бросала ей в лицо разноцветные охапки листьев.

Лис часто гуляла по городку ночью, когда он становился тихим и загадочным. Бродячие кошки подбегали к Лис, принюхивались, кротко мяукнув, уносились во тьму проулков. Все животные заслуживают уважения, и не важно, бродячие они или нет. Намного больше петуний и бархатцев, заключенных в бетонные прямоугольники клумб, Лис любила фиалки и ели, и то и другое росло у нее в квартире, она ухаживала за ними, как умела.

Имя, которое дали ей родители – Оксана – Лис никогда не считала частью себя. Она давно считала себя Лис. Раз в два месяца она ездила в богом забытую глушь с новым сборником стихов. Там, далеко от городка, ее ждал Старый Лис. Когда-то рыжий, в теперь седой, Степан Сергеич был отцом ее матери. «Он просто выживший из ума старик!», – так отзывалась мать, если произносили его имя. Знала бы она, как ее презирала за это дочь!

Обычно Лис не проявляла эмоций, но с этим сухим старичком она чувствовала себя живой. Его колючие голубые глаза, вечно усталые, светились счастьем при виде ее. «О! Вот и моя Лисица!», на что она смеялась и отвечала «Я уже выросла! Но так уж и быть, я еще немного побуду для тебя Маленькой-Лисичкой». Они вместе готовили еду, медленно гуляли по лесу, Лис читала ему стихи.

Страсть Лис к чтению – это заслуга Старого Лиса. С незапамятных времен все каникулы девочка проводила у деда, чему была очень рада. Он тоже был рад. Лис росла, глядя на него, принимая его как часть своей души. Она всегда со слезами уезжала в город, пыльный и шумный, такой чужой ее свободной натуре.

Лис не любила телефоны, но дедушка попросил, чтобы аппарат всегда был под руками: вдруг что-то случится. Однажды ночью, в начале мая, когда яблони на улицах набрали пыльно-розовые бутоны, он пригодился. Ей позвонила мать и ровным голосом сообщила, что Степан Сергеич умер.

«Он был уже стар, ты же понимаешь, это неизбежно…» – она еще много чего говорила, но Лис ее уже не слушала. Нет, она не плакала, она представила себе Старого Лиса, ведь он всегда был рядом, он учил Лис многому, рассказывал неведомые истории про людей, связанных душами. Она закрыла глаза, и больше не открывала их: «Прости, Старый Лис, я не смогла быть сильной, я все еще глупая и маленькая Лисица…»

В середине мая пригородная электричка снова несла ее прочь из городка. В рюкзачке лежал свежий, еще никем не прочитанный томик стихов. Поднялся ветер. Он срывал лепестки и засыпал ими прохожих, дома и тропинки в парках. В городке бушевала яблоневая метель. Впервые после ночного звонка Лис улыбалась.

Летний ноктюрн

Жил в нашем городке старичок, в тихом спальном микрорайоне на самой окраине. Долго жил, многое повидал, многое слышал. Когда-то у него была большая семья, работа на заводе, новости из утренних газет… А теперь вся его жизнь крутилась вокруг комнатных растений, которые стояли и на подоконнике, и на полу, и на специально купленном стеллаже. Раз в месяц месяц он ходил за пенсией, покупал подкормку для цветов и новые горшки.

На новомодный телефон, купленный внучкой, каждый день приходили сообщения – от детей и старых приятелей-сослуживцев. Таких же старых, как он сам. Чтобы их прочесть, старичок доставал из потертого футляра очки с толстыми стеклами. Читал внимательно, и так же внимательно и неторопливо набирал ответ.

Внучка приходила раз в пару дней, готовила еду и давала указания, проверяла, пьет ли дедушка лекарства, любовалась на цветущую герань, а потом уходила, оставив после себя лёгкий запах духов.

По субботам он надевал клетчатый пиджак, брал шахматную доску и к трем часам шел в парк, где его ждал постоянный соперник Константин Константинович. Сыграв пару партий, они важно жали друг другу руки в синих узлах вен и расходились до следующего раза. Вечером он гасил свет и включал старенький ламповый радиоприемник и слушал на коротких волнах музыку разных стран.

Однажды, когда старичок проходил мимо небольшого магазинчика у школы, он увидел на крыльце грязного котенка-подкидыша. Старичок взглянул на него, на собирающиеся на небе тучи, решительно взял малыша и направился домой.

В квартире он налил в тазик теплой воды, аккуратно опустил принюхивающегося котенка и осторожно помыл. Котенок не сопротивлялся и даже тихо мурлыкал, а когда старичок закончил – важно отряхнулся и начал исследовать квартиру. Запрыгнул на подоконник, посидел на кресле, понюхал герань. Фыркнул – не понравилось…

На следующий день внучка свозила котенка в ветеринарную клинику, купила лоток, хорошего корма… Так старичок стал жить с котёнком, а потом и с полноценным котом. Имя ему он дал самое простое – Васька.

Васька оказался очень воспитанным – никогда не грыз цветы, не опрокидывал стаканы и раскатисто мурлыкал под шум телевизора. Радовался, когда старичок приходил из магазина, деловито обнюхивал покупки, мяукал и ложился рядом. К приемнику Васька относился с уважением, чутко шевелил ушами и следил янтарными глазами за движениями стрелки.

На подоконнике коту всегда оставалось место. Он смотрел на пролетающих мимо воробьев, на снующие машины, на бегущих куда-то по своим делам людей… А старичок в своем кресле набирал сообщение внучке: «Лекарство выпил, Ваську накормил, все хорошо, жду тебя завтра»…

Осенняя рапсодия

На опушке леса, недалеко от городка, где еще слышно, как гудят электрички, но уже не видно серых коробок-многоэтажек, стоял Дом. Именно так, с большой буквы. Он был уже старый, пустовал большую часть времени, и только осенью, когда землю покрывал слой разноцветных листьев, а на озере появлялся первый, робкий лед, в Дом приезжали всего два человека. Мама и маленький мальчик.

Мама растапливала печь, сметала пыль и паутину, готовила пироги с ароматными ягодами, а мальчик играл с листьями, сгребая их в огромные пестрые горы с запахом осени, и тайком бегал в лес смотреть на зайчат. Они его совершенно не боялись, разглядывали глазками-бусинками, поводили ушами, а самые смелые даже подбегали поближе.

Мама и мальчик проводили в Доме почти всю осень, любовались листьями, ели пироги. Когда шел дождь, они поднимались на чердак, читали сказки, рассказывали друг другу разные истории или просто сидели молча и слушали, как капли дробно барабанят по крыше и стеклам – трам-пам-пам…. В солнечные дни они ходили гулять к озеру.

Мальчику нравился Дом, нравились скрипящие половицы, резные узоры на дверях и Страшный Чулан. Мальчик всегда старался запомнить каждую деталь, каждый звук, который издавал Дом. Но когда снова наступала осень, все было для него как в первый раз.

Вскоре мальчик вырос, но все так же приезжал на осень в Дом, ходил к озеру, в рощу, протирал окна и сметал паутину. Вот только его мамы не было рядом, больше никто не читал ему сказок, не готовил пирогов и не рассказывал историй…

Но однажды осенью к Дому снова подошли двое. Молодой мужчина вел за руку маленького мальчика в полосатой курточке.

– Смотри, вот он, Дом, – весело кричал он. – Если идти по этой тропинке, выйдешь на полянку. Там как раз подросли зайчата. А если идти дальше, окажешься на берегу озера. Здесь все вокруг как будто из старой сказки, и лес, и озеро, и сам Дом. Чуть не забыл, там еще есть Страшный чулан, помнишь, я тебе о нем рассказывал?..

И они наперегонки побежали к крыльцу.

Уютно трещали поленья в печи, на улице мальчик сгребал листья, а мужчина открыл старую поваренную книгу, где ровным маминым почерком было написано: «Пирог с ягодами. Возьмем два стакана муки…»

Зимняя сюита

…Вчера эти снеговики симпатично стояли рядом, а теперь их головы нанизаны на острые штыки забора у школы. Живот свернулся в мерзкий липкий ком. Ира с трудом подумала о списке продуктов на неделю. «Каждый день одно и то же…» – тоскливо подумала она.

Если бы в этот момент девушка посмотрела в сторону, то увидела бы кота. Плешивого, грязного уличного котенка. Он торопливо ел корм из одноразовой тарелки. С этим котом жизнь точно сложилась бы по-другому. Девушка взяла бы его на руки, несмотря на то, что лапы испачкают черное пальто, и забрала к себе в квартиру. Познакомила бы со своим котом и младшей сестрой, и им было бы не так скучно ждать, пока она вернется с нелюбимой работы… Но этого не случилось. Мысли все еще возвращались к снеговикам, ведь только вчера вечером Ира лепила их вместе с сестрой.

Лестницы в подъезде старого дома неровные, некоторые ступеньки сколоты, перила пошатываются. И все-таки здорово возвращаться туда, где тебя кто-то ждет! Ира повернула ключ и немного приоткрыла дверь. На этот раз кота больше интересует корм, чем свобода, а младшая сестра радостно выбежала навстречу. Она всегда улыбается так, что невозможно не улыбнуться в ответ. Ира сбросила пальто и ботинки, сняла шарф и шапку, мельком посмотрела в зеркало. Лена как всегда взахлеб рассказывает что-то очень важное: про школу, про кота, про своих подруг…

– Ира, мы сегодня будем смотреть мультик! Там есть дом, и девочка с котом будут искать свою маму… Это печальная история, мы будем плакать!.. Иди в ванную и не приходи, пока я тебя не позову!

Однокомнатная квартира, та, которую сестры считают домом. Небольшая полка с детскими книжками, которые сосредоточенно выбирает в магазине сестра. Иногда, когда Ира очень устает и не может читать ей перед сном, Лена берет одну из своих книжек и начинает читать сама. Пока что она делает это не очень хорошо, но старается.

– Уже можно!

Кухню заливает мягкий свет заходящего солнца, на столе стоят две чашки риса, острый соус и рыба. Лена довольно смотрит на сестру, спрашивает, как прошел день. Ей это действительно интересно. За разговором сестры не заметили, как остыл рис. Как обычно.

Вечером Лена долго разглядывала что-то в интернет-магазине.

– Я тут подумала… А что, если нам заказать этот ковер? Он не очень дорогой, а еще он серый, на нем не будет видно кошачьей шерсти, – спросила она.

Сестры сделали заказ и сели смотреть мультфильм, тот самый, где дом, и кот. И мама… Несмотря на свой прогноз, Лена не заплакала, только прижалась к Ире, как будто искала тепла и защиты. Перед сном девочки открыли самую любимую книгу. «На окраине городка, там, где злынь-трава высока, там, где горький ветер со всех сторон и не слышно птиц, кроме старых ворон…» – читала Ира. Лена повторяла каждое слово невесомым шепотом, похожим на взмах крыла бабочки.

«И каждый день одно и то же…» – вновь подумала Ира, но теперь с удовольствием, глядя на посапывающую рядом сестру. Тени от ресниц легли на ее щеки, волосы разметались по подушке.

Утром Ира проснулась до звонка старого будильника. Кофе… Это именно то, что необходимо. Чайник закипел, можно включить микроволновку. Кот потерся о ногу хозяйки, заглянул в глаза, сел рядом. Рассвет близко, луна над черными крышами поблекла, далекое солнце подсветило небо. Пора будить Лену. И вроде бы все идет как обычно, но в глубине души у Иры с каждой секундой крепнет уверенность: скоро все изменится, и та едва уловимая мелодия, которая зазвучала в ней вечером, скоро ворвется в их жизнь…

Этим утром головы снеговиков будут кем-то сняты и возвращены на законные места, но Ире будет уже все равно. Через неделю сестры отправятся за новым ковром. Несмотря на то, что вместо серого он окажется красным и более пушистым, чем в описании, они заберут его домой.

Скоро в городок придет весна. И в самой середине мая в вихре яблоневого цвета мимо пронесется электричка с улыбающейся рыжей девушкой. Грязного котенка у магазина обязательно найдет добрый старичок. А в конце лета по пути на работу Ира вдруг встретит темноволосого парня с ярким запахом осенних листьев. Но это будет уже совсем другая история…

Григорьева Ольга Андреевна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 05.04.2006
Место учебы: Многопрофильный колледж при Кокшетауском университете им. Ш. Уалиханова
Страна: Казахстан
Регион: Акмолинская обл. (Целиноградская обл.)
Город: г. Кокшетау