Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Город мечты

Скрипнула дверь. На пороге показался худенький мальчик с мягкими чертами лица в перепачканной одежде. Почесав нос, Вениамин аккуратно снял кеды и тихонько стал пробираться в крайнюю комнату гостиничного номера, но его услышали.

— Веня, иди-ка сюда.

— Иду, мам… — с явной неохотой мальчик зашел в гостиную к матери, которая красила губы с такой быстротой, словно куда-то торопилась. Увидев сына в зеркале на тумбочке, от удивления женщина выронила тюбик алой помады.

— Веня, я тебя предупреждала: если ты хоть раз еще придешь чумазым, как черт, я тебе запрещу на неделю выходить на улицу. Предупреждала? Так вот сейчас я и Глаша пойдем прогуляемся в сквер, а ты останешься дома.

Веня разозлился, но старался не показывать виду. Он лишь сжал руки в кулак и молча ушел в свою комнату, пиная все, что видел на своем пути.

«Отдых называется… подумаешь, одежду испачкал. Только было, я решил прогуляться по городу, как следует, изучить его достопримечательности… черта с два!» — в порыве злости Вениамин пнул тумбочку. Та отъехала в сторону стены и задела зеркало в массивной позолоченной раме, висевшее напротив входа в комнату. Ужасный звук разбитого стекла разнесся по всему номеру, позолоченная рама рухнула на пол. От неожиданности Веня подскочил на месте. Сзади послышался плач. Вениамин обернулся и увидел свою маленькую сестренку Глашу. Та, видно, испугалась посильнее старшего брата и сразу заплакала.

— Глаш, ну Глаш… прекрати, прекрати. Это всего лишь зеркало. От того, что оно разбилось, ничего не случится! Город не обрушится, честное слово, Глашка! – Веня обнял маленькую сестренку, оглядываясь по сторонам. – Главное, чтобы мама подольше повозилась около туалетного столика, а то сгоряча решит, что это он довел ее до слез.

— Так, слезки вытерли, к маме пошли…

— Хочешь, я уговорю маму, чтобы ты пошел с нами? Хочешь?

— Нет, Глашка, не стоит. Беги, давай, к маме, не хлопай тут глазищами – подтолкнул сестренку к выходу брат, нехотя улыбаясь.

Назло себе Вениамин зашел на балкон и застыл в ожидании мамы и сестренки. Но они оделись наскоро, быстро вышли, закрыли дверь, и вот Веня услышал щелчок. Вот и все.

Вениамин в одиночестве остался стоять у окна, оглядывая сверху вниз оглядывая происходящее. Погода сегодня изменила самой себе. Магический пейзаж Вулдаргатска как всегда удивлял своей изменчивостью игры света и тени, звука и иллюзий, но сегодня что-то было не так. Каким-то шестым чувством Веня почувствовал это, но не мог точно оправдать и описать свой страх и недоверие. Недоверие этому городу-курорту, который относительно других «юнец», а он уже всемирно известен. Им любуются, он вызывает восхищение. Изменчивые здания, сегодня красный кирпич, завтра мрамор.

Семья Вениамина, как и тысячи других семей, приехали в Вулдаргатск, пленившись его отзывами и слухам, множеству фотографий в интернете с его божественными пейзажами. Идея принадлежала маме Вени и Глаши, которая являлась любительницей роскошных курортов и всяких диковинок. А Вениамин, как истинный любитель искусства, был поражен красотой и блеском этого города.

Когда-то это был простой городишка, каких пруд пруди. Но буквально на пустом месте он стал чудом, «магическим явлением», новым чудом света. Раньше он был частью отдаленной глухой местности, теперь же здесь живет людей не меньше, чем в самой Москве!

«Не верю. Не верю, что с пустого места могло возникнуть чудо. Да что такое чудо? Магия с одним обманом. А еще мама удивлялась, почему я как Глаша не люблю фокусников…»

Он пытался понять все эти дни: как именно происходит резкая перемена погоды, рельефа города? Как? «Не иначе, как хорошо спланированная проекция, всего-то. Небось выкупили крупную территорию, все постройки и растительность стерли с лица земли, построили с десяток одинаковых домов и осветили все это дело графической проекцией или еще чем-нибудь в этом духе».

И тут крики с улицы отвлекли Веню от хода его мыслей. Он начал присматриваться к происходящему. То, что он увидел, ввело его в ступор. Мальчишку пробил холодный пот, от ужаса от не мог ни кричать, ни даже убежать. То, что он увидел, опровергало его теорию о спланированной проекции. Напрочь.

Здания рушились, как карточный домик под давлением неведомой силы. В ужасе убегали прочь люди, были слышны крики и вопли. Веня от греха подальше рванул с балкона в комнату, закрыл дверь и как раз вовремя. На его балкон, на ближайшую часть отеля свалилось жилое здание напротив. Ударной волной Веню отбросило в сторону. Несколько секунд он лежал на полу в пыли и грязи, собираясь с силами, чтобы встать. Он чувствовал запах своей крови, но в тот момент его почему-то не волновало, где у него открытая рана. Он вскочил и обомлел. Веня лежал на самом краю. Дальше было ничего. Жилой дом разнес в пух и прах большую часть отеля, отчего половина этажей исчезли с лица земли. Если бы Вениамин находился немного правее, он бы уже упал вниз и разбился. Теперь мальчугану открывался вид на ужасающую реальность. Суета, крики, падения.

«Мама! Глаша!» — промелькнуло в его голове, и, ни минуты не колеблясь, Веня начал спускаться со своего этажа вниз. Оказавшись на улице, он начал искать глазами маму и Глашу. Как вдруг он услышал пронзительный женский крик:

— Глаша, Глаша! Где ты?! Веня!

— Женщина, вы сына потеряли? Это не он ли? – сотрудник полиции оглядел подбежавшего Вениамина с головы до ног.

— Веня, Глаша…она… — мама протянула сыну руку, но договорить не успела. Она закрыла глаза и ее рука тонкой змейкой опустилась на носилки, а лицо стало белым и неживым.

— Что с ней? Она умирает? – Веня едва сдерживал крик, его пробил пот.

— Юноша, она в обмороке. Отойдите, работают спецслужбы – какой-то мужчина в форме оттолкнул Веню, вместе с другими поднял носилки и потащил ее в сторону. Подъехала «скорая», и увезла Евгению Михайловну… Веня не выдержал и бросился к машине. Убедившись, что все врачи и медсестры зашли внутрь, а водитель садится в кабину, он пристроился сзади, ухватившись за поручни.

«Я не брошу тебя, мама!»

— Молодой человек, вам русским языком сказали: отойдите, уходите! Она кричала про какую-то девочку, лучше ее поищите, старший брат называется! – сердитый мужчина оттолкнул Веню. Тот вскочил и побежал прочь, сдерживая слезы.

— А минутку, брат…так, это ее сын. Где дочь? Как ее там, Глаша?

— Вероятнее всего, погибла под завалами. Поиски были проведены, но тело не найдено. Отпечатки и следы ведут к обломкам. Скорее всего тело именно там.

 Внутри Вени словно что-то оборвалось. Захотелось сразу отчего-то ударить этих противных людей за ложь, кричать, плакать и упасть…» Глаша жива! Ложь! Я найду ее, я спасу ее, потом мы вернем маму, и все будет как прежде! Она жива!»

— А, искать ее не надо… — сотрудник здравоохранительных органов потер лоб, пытаясь собраться с мыслями.

— Тогда этого, — мужчина показал пальцем на Веню, — нужно в приют для сирот. Думаю, его мама, как ее? Евгения Михайловна? Врачи сказали, что ей придется долгое время провести в больнице. Поэтому, малец, хорошо, что ты не убежал, пойдем-ка… — сотрудник схватил своей крепкой рукой Веню за запястье и потянул за собой. Мальчишка в ответ укусил его, начал пинаться. Мужчина не ожидал такого удара и от неожиданности выпустил цель. Почувствовав свободу, Вениамин бросился прочь.

— Схватить его! Не хватало, чтобы по опасным участкам носились обезумевшие от горя и потери рассудка подростки!

«Живым не дамся! Не дамся, пока не добьюсь своего, пока не найду Глашу!» — с этой мыслью, уверенный в своей цели, уверенный в себе мальчишка побежал вперед еще сильнее. И чем быстрее он бежал, тем быстрее его нагоняла усталость. Он какое-то время чувствовал позади себя преследование полиции, но они его все же упустили. Веня огляделся и, увидев позади себя пустоту, упал на колени. К нему сразу вернулось чувство беспомощности и одиночества.

Маму увезли на «скорой», Глаша пропала…

«Остался я один…совсем один».

— А все из-за этого чертового города, я уничтожу его с лица земли! – в злости Веня ударил по асфальту. Там пошли трещины. Нисколько не напугавшись, он пошел прочь, продолжая пинать камни и стены города-монстра.

Веня до вечера бродил по улицам, думая, где переночевать бы. К вечеру Вениамин понемногу успокоился и сам не заметил, как оказался на самой окраине города. Он решил оглядеться. С удивлением он понял, насколько по сравнению с остальной частью города это место тусклое и серое. Здесь не было той красоты, того чувства красоты, что преследует каждого туриста и местного по пятам, к примеру, в центре.

В тупике, между двух разрушенных улиц он нашел ветхий домишко, который тоже стал жертвой разрушений. Из-за резкого падения «соседа» справа на его крыше был завал из обломков десяти этажей, а дверь с окнами ушла в землю, оставляя просто стены. Хотя нет, деревянные доски были прикреплены гвоздями, которые Веня ловко отвинтил руками. Он был уверен всеми своими искренними частями души, что так называемый подвал пуст. Но внутри царила атмосфера, будто хозяин только что вышел из дома. Веня ошибся, но он так сильно замерз и проголодался, что решил сыграть на жалости хозяина, чтобы тот дал ему ночлег хотя бы на ночь.

Там было тепло. Из одного угла шла веревочная лестница наверх. В другом стоял мини-бар, как в каждом номере отеля. В третьем валялись подушки и одно одеяло. В центре пол был напрочь сломан, земля вылезла и была повсюду, оставляя чувство сырости и запах. Но зато там был с помощью хвороста и травы разведен костер.

Когда Вениамин подошел к костру, ему кто-то резко скрутил сзади руки:

— Кто ты? – Веня попытался обернуться. Высокий, крепкого телосложения паренек. Каштановые всколоченные волосы, не по-детски колкие голубые глаза.

— Меня зовут Вениамин. Я искал место для ночлега, пожалуйста, приютите меня тут хотя бы на ночь… утром я уйду.

— Ну да, знаю я таких! Все добро своруете, а потом, как и обещали, спокойно убежите под утро! Нет, брат, я тебя свяжу, а утром…

— Нет, не надо! Я могу тебе помочь выживать, я жил в отеле, мы можем туда сходить и принести чего-нибудь съестного!

— Ну да, а еще у тебя вилла, яхта и «Мерседес». Так я тебе и поверил! Еды у меня и у самого есть, да еще с тобой делиться, фи! – парень рукой указал на мини-бар. Веня остолбенел. На крышке холодильника перочинным ножиком было вырезано «Глаша».

— Ты вор! Это мини-бар из номера моей семьи! Там внутри написано: «Веня»! Иди, посмотри, коль не веришь!

 Паренек сначала с недоверием посмотрел на Веню, потом завязал ему руки и подошел к холодильнику. Открыл его и замер на месте.

— Вор! Вор! Своего нет, а до чужого руки доходят! – Веня был вне себя от ярости. Он пытался вскочить на ноги, но из-за связанных рук только крутился на одном месте.

— Когда ты успел туда сбегать и все вынести, урод? Тут Веня вспомнил, что в кармане у него должен быть крошечный перочинный ножик.

— Язык за зубами попридержи! – парень покрылся пятнами, но виду не подавал.

— Хочешь не хочешь, а раз это мой мини-бар, выходит я тебе невольно дал плату за приют.

— Еще чего! Кто успел, тот и съел! Я успел, а ты опоздал! – ехидно улыбнулся хозяин.

— Ах, так? Ну хорошо! – с этими словами Веня разрезал веревку о перочинный нож, схватил попавшиеся на пути подушку, одеяло и побежал прочь.

— Стоять! – вор ринулся за ним. Не зная дороги, он споткнулся и упал. Над ним навис хозяин.

— А ты хоть и дурак, но не простак. Умеешь быстро сориентироваться в ситуации – громила усмехнулся, оскалив зубы.

— Так и быть, переночуешь у меня. У воров тоже свой кодекс чести есть.

— Тебя как зовут?

— Макс. А ты Веня?

— Вениамин. Ну да, Веня…

— Ничего себе имечко. Ты случаем не из местной элиты?

— Ну, это как? Я жил в отеле с мамой и сестрой до сего дня, но элитой нас сложно назвать. Нам просто отец много денег дает.

— В смысле? Он вас кинул, что ли?

Веня возмущенно и пораженно уставился на Макса. Его мать никогда так открыто заявляла о поведении отца.

— Ну… мать всегда говорила, что они просто не сошлись характерами…

— Готов поспорить, что он просто ее кинул.

— Прекрати так говорить! Ты в глаза не видел мою мать, а даешь себе право рассуждать о ней?

— Ладно, ладно…прости – Макс дружелюбно похлопал нового друга по плечу. Неожиданно в стороне мусорных баков в темном угле переулков послышались какие-то визги и шум.

Макс скомандовал Вене остаться на месте, а сам выхватил у него из кармана перочинный нож и подошел к самому большому баку. Через секунду оттуда вынырнула маленькая рыжая головка. От неожиданности тот обронил нож, а Веня рассмеялся.

— Вы чего? Я же просто… — девчушка вылезла из мусорного бака, утерла сопли.

У нее были рыжие непокорные кудряшки, которые были наспех собраны в косички как минимум пару недель назад. Одета она была в коротенькое платьишко, низ которого был обрезан. Узор был в виде цветочков: маргаритки, розы, пионы.

— Я Катя. А вы кто? – девочка сжимала нервно что-то в руке, а потом сразу спрятала за спину.

— Я Веня, это Макс. А ты чего тут делаешь?

— Неужели не ясно, еду она ищет, – резко грубо ответил Макс, сложив руки на груди и скептически оглядывая Катю с головы до ног.

— Ну да…

Появилось неловкое молчание.

— Чего у тебя там? Покажи – Макс требовательно протянул руку. Катя только отшатнулась от него. Вениамин убрал его руку со словами:

— Если хочет оставить что-то при себе, то пусть. Ты, наверное, как я, то есть мы с Максом, тоже бездомными осталась?

— Да…- Катя время от времени поглядывала на Макса с опаской.

— Если хочешь, то можешь пожить с нами.

Макс угрожающе-сомнительно уставился на Веню. Тот же ждал ответа глаз Кати.

— Хорошо.

Попав в тихую берлогу Макса, Катя сразу собралась на второй этаж. Но лестница не выдержала, и малышка рухнула на пол. И тут выяснилось, что у Макса есть все нужные медикаменты, и они смогли обработать открытую рану.

— Спасибо, Веня. Это было мило с твоей стороны.

— Эй, изначально это был мой дом, почему же ты меня не благодаришь? – Макс снова начал сверлить малышку взглядом.

— Потому что я тебе противна. Будто я этого не вижу. Мне годков 11, но я не такая глупая, как ты думаешь. Веня, спасибо, но я ухожу – Катя вскочила и выбежала на полном ходу. Веня выскочил за ней.

На улице было холодно, неестественно быстро, быстрее, чем обычно собирались тучи. «Снова перемена погоды…и города. От чего это зависит?»

Здания казались черными и мрачными, словно это глыбы-убийцы. Из небес послышался пронзительный звук, а потом сверкнула молния. Гром. Дождь. Гроза нарастала просто стремительно. Послышались сзади чьи-то шаги. Макс вышел следом за Веней. Его мускулистое тело намокло, отчего-то он еще носился по ним и кричал еще.

— Макс, что случилось?

— Я должен найти Катю. Она ведь пропадет, Макс, ты понимаешь?

— Чего ты в нее вцепился-то?

— Она же маленькая, кроха такая… 10 лет. У меня сестренка была, 6 лет… была… Как не помочь-то?

Веня побежал вперед, а Макс семенил позади. По наитию Вениамин побежал к тем мусорным бакам, где они и нашли маленькое рыжее чудо. И шестое чувство его не подвело.

Из угла, позади мусорных пакетов вылезла Катя. Маленькая, забитая фигурка. Плачет. Веня присел на корточки, раскинул руки и улыбнулся. Тут он понял, как Катя похожа на Глашку. Такая же маленькая, наивная, беззащитная…Веня ведь так привык ее защищать, оберегать…

Катя подбежала к парнишке, он обнял ее.

— Ну чего ты…чего ты…не плачь…ты сильная, я верю, все будет хорошо…

— Все будет хорошо.… — Венины слова отдались эхом в душе Кати. Неожиданно она почувствовала себя очень уставшей, но зато счастливой.

— А ты знаешь сказку про город-мечту, где твои помыслы становятся реальностью? Мне ее мама всегда рассказывала перед сном – несмотря на то, что они не находились в окружении взрослых, Катя говорила шепотом. Тем же тоном ей ответил Веня:

— Нет, расскажи – он забыл, что сейчас идет дождь, что там в стороне стоит Макс, который то ли сочувствует Кате, то ли сердит.

— В некотором царстве, в некотором государстве, стоял город, где каждый получал, что он хочет. И за это каждый житель называл его «город моей мечты»… — голос малышки стал тише, объятия ослабли. Веня посмотрел на нее и услышал сонное сопение.

Веня со спящей Катей на руках опустился на асфальт, прислонился спиной к стене, устроился поудобнее и огляделся. Здания преобразились. Но пока было непонятно, что именно произошло, все как-то туманно, неопределенно.

«И у меня все непонятно как-то… Чертов город, следит он за мной, что ли? Где мама? Где Глаша? Не сумел я ее спасти…»

— Доброе утро, Венька.

Катя встала, улыбнулась и потянулась. Осмотрела угол, где они сидели и все остальное помещение.

Вошел Макс. Он уже остыл, потому что выспался, а еще потому, что на крыше среди завала нашел какую-то пачку кофе и сделал его всем на радостях, но Катьке чай.

— Ты мелкая еще, рановато тебе кофе. – Макс усмехнулся, потрепал Катюшку по голове. Та улыбнулась еще шире. Веня подмигнул ей. Вот видишь, мол, никакой он не злой.

— Слушай, а ты откуда вообще взялась?

— Да я из дома сбежала… я поругалась с отцом. Он мне неродной, пару лет назад мама с ним познакомилась. А он противный такой, вечно на меня ругается, все ему ни то, все ему ни это.

— Зачем же ты так? Если хочешь, я пойду помогу тебе поговорить с ним. У меня самого, знаешь… отец много лет назад ушел. Мол, не сложилось…

— Не знаю… не надо. Помнишь, сказку про город мечты?

— Да…

— Это же все правда! Это же о нашем о Вулдаргатске!

— Нет, он не совсем город-сказка. – Веня сглотнул. – Он город-убийца.

— Но, там ведь есть глава про дни, когда город стал превращаться в монстра, помнишь? И что там говорилось, знаешь? «Нужно искать добро, не терять веру в свет. Слепо верить, и вера приведет город к возрождению»…

— Давай лучше разберемся с твоим отцом, а не сказки вспоминать. Где живут твои родители? – Макс присел на корточки, сложив руки на груди.

— Нет, я не пойду. Они подали заявление в полицию, меня арестуют, если я выйду на улицу… В Крестном переулке мы жили.

— Катя, пойдем. Так будет лучше, ты ведь страдаешь без них, а представь, какого им без тебя. И отцу твоему тоже. Я уверен, что у вас все с ним наладиться.

— Хорошо, я встречусь с ними. Людям надо верить. Вот ты ведь поверил Максу, а Макс нам с тобой, да? Вот и я поверю маме и отцу.

— Нужно срочно отправиться туда.

Когда ребята подошли к огромной фигурке Креста, повернули налево…то обомлели. Дома номер 23 не было. Он был разломлен вдребезги. На него свалилось здание городской мэрии. Катя упала на колени и разрыдалась. Макс сжал губы в тонкую линию. Как вдруг заметил на столбе объявление: «Катя! Если ты видишь это сообщение, значит, мы готовы поговорить. Мы живы и здоровы, отправились к тете Оле в пригород. Мы вернемся за вещами 24 июля, будем надеяться, что встретимся в тот же день».

— Сегодня…сегодня 24-ое! Они приедут!

Светило солнце. Дома начали выстраиваться заново сами, словно не было никаких монстров с черными ликами. Запели птицы, расцвели цветы… даже между стен пролезали, вот диво-то! Катя встретилась со своими родителями, поговорила начистоту с отцом. Все встало на свои места, они нашли общий язык. И порядок наступил не только на улице, но и в их семье.

— Знаешь, Катя, я понял, как мы смогли вернуть город.

— Как же?

— Ты была его главным дыханьем. Ты родилась, потом начала расти, и в это время город начал превращаться из отдаленного захолустного городишки в настоящее восьмое чудо света. Когда ты ушла из дома, и тебе было больно и грустно, в городе воцарилось разрушение. Когда же ты нам поверила, и мы тебе помогли, то в Вулдаргатске сразу восстановился порядок.

— Ты так думаешь? – Катя воззрилась на Веню своими круглыми глазищами. Но тут ее за рукав потянула Глаша:

— Играть, играть! Ты меня веселить пришла, или как? А то мама скоро обедать позовет! – девчушка потянула подружку за руку к детской площадке.

— Ну, пойдем! – Катя обернулась к Вене на секунду, а потом побежала качать Глашу на качелях.

Жизнь каждого – это город его мечты, и «строить» его нужно из веры в людей, веры в лучшее и светлое. Твой город будет таким, каким сделаешь его ты. Если ты веришь в доброту людей, то и люди, и мир ответят тебе тем же.

Шагиева Алина Алмазовна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 01.01.2002
Страна: Россия