Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Горький привкус одиночества

Когда рефлексивная апатия накрывает город сумерками, ветер дает себе разгул, врываясь и в душный магазинчик сладостей, с глупым, детским названием «Кренделек», и в души его редких, но суетящихся, спешащих — невозможно и постоянно — куда-то посетителей.

На улицах метет снег — холодный и мокрый. На улицах невозможно спрятаться. И все продолжают спешить и суетиться, нервно цепляясь за рукав идущего рядом Одиночества и тихо посмеиваясь над другими неуклюжими прохожими, которым оно точно так же наступает на пятки.

Мэнди как-то неудовлетворенно хмыкает, отводя взгляд от запотевшего окна.

Она ведет плечом, подмечая время на настенных часах за кассой — двадцать минут до закрытия в короткий день.

Горячий чай едва не выплескивается из ее любимой желтой кружки, которую она держит в руках, когда рядом что-то звонко разбивается. Мэнди обводит глазами осколки стеклянной вазочки, в которой в канун Рождества символично и вместе с названием магазинчика были красиво разложены крендельки.

Ее нерадивый напарник-продавец Джейкоб устало выдыхает, разворачиваясь в поисках метелки:

— Что за день сегодня такой?..

Мэнди почему-то совсем невесело усмехается.

— Утром, кажется, был… Рождество?

Джейкоб так же напряженно выдавливает смешок и начинает что-то напевать, медленно растворяясь где-то в темноте коридора между уборной и прилавком.

Металлический звон дверного колокольчика издает измученно тихую трель, приветствуя запоздавшего покупателя.

Мэнди оборачивается ко входу, забывает о покосившемся на груди форменного фартука бейдже и улыбается, узнавая веселого завсегдатая их магазинчика — старого мистера Уинсли, пристрастившегося заедать сладостями и печаль, и радость. Особенно он любил мятные леденцы и лакричные палочки, но покупая их, он почему-то всегда шутил о том, что у них отрезвляюще горький привкус.

Мэнди никогда его не понимала, но всегда радовалась его приходу, нарочито медленно рассыпая по разноцветным пакетикам с эмблемой магазина разные конфеты, тянучки, мармелад — мистер Уинсли любил брать что-то новое — и хихикая над его невозможными историями «из жизни».

Мэнди привычно цепляет рукой пакет, выходя к полочкам с расфасованными в ящичках угощениями.

— Добрый вечер, мистер Уинсли. Не изменяете традициям даже в Рождество?

— Особенно, — он выделяет. — в Рождество, дорогая! — он практически смеется, с какой-то напускной и немного тревожной беспечностью прикрывая глаза. В уголках его губ бледные морщинки аккуратно вытягиваются в тонкую ниточку улыбки.

— М-м, — задумчиво тянет она, выбирая из коробочки последнюю половинку без малого лакричной палочки, припоминая, что мятные леденцы закончились вовсе. — Может, сегодня попробуете клубничные шипучки? Или конфеты с йогуртовой начинкой?

Мистер Уинсли перехватывает ее взгляд и в его карих глазах вспыхивают янтарные искорки.

— Эх, нет. В другой раз отложи для меня, внучка, но сегодня будь добра, пару плиток шоколада… и немного ирисок.

Она молча пожимает плечами, выбирая для него две плитки молочного шоколада и маленький пакетик ирисок.

— Десять долларов девятнадцать, — объявляет она, вручая ему взвешенное лакомство. — Что-то еще?

— Да, пожалуйста, — мистер Уинсли приподнимает палец вверх, жестом прося подождать, а потом протягивает ей только что купленную шоколадку. — С Рождеством, милая!

— Ох, мистер Уинсли…

— Бери-бери. Порадуй себя немножко. Попьешь чайку с ней потом, меня вспомнишь.

Мэнди секунду мнется, но потом сомнения медленно отпускают ее напряженные плечи, теплый цветок благодарности расцветает в ее груди.

— Спасибо Вам. — Дверь вновь трогает дверной колокольчик, тот недовольно звякает и ударяется о стену, затихая. — Счастливо!.. — она по-детски машет ему вслед рукой, радуясь совершенно непредставительному подарку как самому дорогому и важному — шоколад, должно быть, тает в ее горячих руках.

— Мэнди! Мы заканчиваем! — доносится из коридора приглушенный голос Джейкоба.

— Да, поняла.

После закрытия Мэнди долго не идет домой, рассматривает изящно спускающиеся по всей длине вечерние платья в праздничной тематике на закрытых витринах с затушенным светом, слоняется по самым темным переулкам, гоняя тени своими гулкими шагами, совсем не вспоминая тех глупых ужастиков, которые принято смотреть как раз в такие ночи, как сегодняшняя.

Она внезапно останавливается под вторым фонарем по дороге до дома и замирает — задыхается в удушающих объятиях все того же Одиночества, что провожало других до шумных домов, с накрытыми праздничными вкусностями столами и скучающе заглядывало в окна, позволяя всем окунуться в этот день эфемерным ощущением защищенности в кругу семьи.

Мэнди выдыхает облачко пара, уверенная в том, что оно же, нагулявшееся, опьяневшее в пустоте чужой озабоченности совершенно ненужными делами, сегодня непременно с ней и отужинает.

Она разворачивается на носочках и идет в парк рядом с домом — пустынный и темный.

Незаметно для себя оказывается рядом с первой лавочкой, садится на ней же и разворачивает обертку подаренной ей плитки шоколада.

Ее молчаливый друг-спутник тенью усаживается рядом.

Мэнди совершенно безалаберно выбрасывает обертку прямо в снег, когда замечает вылетевшую с ней записку.

Она с глухим интересом и нарастающей почти паникой стряхивает с нее снег, надеясь, что бумага недостаточно пропиталась влагой, чтобы размокнуть и читает жирно выведенными буквами, размашистым почерком, видимо, заранее написанную недооткрытку с неутешительно оптимистичным текстом: «Наслаждаясь, не подавись горьким привкусом. Мистер Уинсли».

Она ухмыляется, отпуская листочек по ветру.

И вдруг понимает, чем горчили незаметно его нервные шутки про мятные леденцы и лакричные палочки.

Одиночество аккуратно целует ее в самый уголок губ — и на них — совсем невесомо — тает сладость молочного шоколада.

Анспер Юлия Сергеевна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 16.04.2007
Место учебы: ОГАОУ "Гимназия 2"
Страна: Россия
Регион: Ульяновская обл.
Город: Ульяновск