Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Фиалковый вестник

3:28 утра. 

То самое время, тот короткий промежуток, когда даже такой большой город, как Москва, погружается в сон. Именно не дремоту, во время которой любой малейший шум может прервать её, нет. Настоящий сон опускался на мегаполис в эти предрассветные часы. 

Ни одна машина, ни один прохожий не появлялись на улицах. Да и зачем? Даже фонари и лампочки многочисленных рекламных щитов с постерами, что облепляли собой стены зданий, крича каждая о своём, стали тускнее, либо же вовсе погасли. Окна многоэтажек, теснившихся в переулках, смотрели на мир тёмными глазницами в оправе пластиковых рам, подсвечиваясь изнутри сероватым или голубоватым цветом. Слабо подрагивали электропровода, соединяющие между собой высокие столбы и некоей паутиной оплетая кварталы высоко над головами людей. 

Если вы живёте в большом городе, и довольно долго, то давно привыкли к постоянному шуму, возне, беготне, спешке, толпе, стрессу. Но, если бы вдруг вам вздумалось в такое время вместо того, чтобы разваливаться в тёплой постели и спать выйти на улицу, вы бы очень удивились. 

Этой тишине. Спокойствию. Умиротворённости. Будто бы и вовсе другой мир какой-то. Даже сам воздух… или это из-за недавнего дождя, что прошёл пару часов назад, оставив после себя небольшие лужи с радужно-перламутровыми разводами бензина во впадинах треснутого асфальта и обогатив кислород так приятно пахнущим озоном. Кто знает?..

Ветер развевал мои короткие вьющиеся пряди пепельных волос, что едва доставали до плеч, обдувал лицо, теребил воротник лёгкой куртки и  проносился дальше. Сидя на холодном бордюре и болтая ногами, я ощущала целую бездну где-то внизу себя. Хотя, на самом-то деле это были всего лишь десять этажей старого здания годов 80-ых.

О да, такие ещё остались в Москве, и довольно много. Ничего удивительного нет в том, если, идя по улице, ты будешь видеть вокруг себя только недавние свежевыкрашенные новостройки, завернув за угол, обнаружишь старые домики ссср-овских времён из потрёпанного кирпича и треснутой штукатурки. Для настоящих москвичей это неотъемлемая часть города. Именно такие здания делают мегаполис живым и безмолвно хранят в себе множество воспоминаний. 

Но для меня быть на этом краю пропасти, когда в любой момент есть вероятность сорваться, или вдруг в голову взбредёт неостановимое и необъяснимое желание шагнуть самому и уже не вернуться, — всё это было для меня привычно. 

Если человек испытывает такое или подобное чувство один раз, он будет нуждаться в нём, словно в дозе, станет буквально зависим. Я не боюсь, мне это не грозит… ведь я не умею чувствовать.

3:33

Говорят, три – волшебное число? Ну, может и правда в нём есть что-то такое.

Почти невидимая за крышами многоэтажек, появилась светлая полоса на горизонте. Она пока даже не жёлтая, а голубоватая, до самого восхода ещё достаточно времени. 

Вдох…

Я закрыла глаза, чувствуя трепетание ресниц – настолько сейчас обострились все мои ощущения. Пальцы сомкнулись на краю холодного шершавого бордюра, что упирался в ладони. 

Выдох…

Я наклонилась немного вперёд, перенося центр тяжести и буквально нависая над краем.

… и прыжок.

Потоки воздуха стремительно обтекали моё тело, делая его практически невесомым, создавая ощущение настоящего полёта. Но это был далеко не полёт. Это было падение. Падение, которое давно должно было прекратиться в обычном случае. Приземление и мгновенная смерть, почти без боли. Но, опять таки, такое происходит с простыми людьми. 

А я… не совсем человек. 

Привычное ощущение того, что пространство растянулось, стало вязким, словно мёд, и не хочет отпускать из своей временной петли. Но мне прекрасно известно, что это обманчиво, и что на самом деле моё путешествие, если это можно так назвать, подходит к концу.

Через минуту я чувствую, как колышутся  стебли травы у моих ног, будто волны. Этот знакомый благоухающий аромат вновь щекочет нос, слышны едва улавливаемые отголоски далёкого пения. Я открываю глаза и не могу сдержать лёгкой улыбки.

 

Прямо передо мной раскинулась зеркальная гладь озера, чья круглая чаша находилась в окружении хвойного леса. Вода в нём настолько прозрачная, что даже с этого места видно цветные с перламутровыми пелеривами камушки на самом дне и юрко плавающие силуэты рыбок.

Я подошла к высокой ели, мягкая изумрудно-фиолетовая хвоя которой истончала благоухающий аромат, а узловатые корни выпирают из-под земли. Ствол, покрытый вычурным узором коры, настолько толстый, что я едва могла бы обхватить его руками. 

Протянув ладонь, я провела по нему кончиками пальцев, почувствовав что-то вроде лёгкого разряда, от которого во все стороны разбежались искорки.

С лёгкой ухмылкой, я села прямо на землю, облокотившись на ель спиной и откинув назад голову, вновь взглянула в сторону озера. На поверхности воды играли лучи трёх солнц, стояших в зените. Да, в этом мире три солнца одаривают его своим светом и теплом, а не одно. Это ведь вам не Земля…

Вы думали, мир, который мы с вами знаем, единственный во Вселенной? Вы думали, что магия не существует? Ха, я поспешу вас разочаровать. Вам ведь уже не терпится узнать больше, не так ли? С чего бы мне начать… 

Итак, существует множество измерений, в одном из которых живёте вы, люди. Все они находятся как бы вместе, но и отдельно друг от друга, некоторые соприкасаются и связаны. Между ними есть множество пространственных переходов, но они скрыты от глаз. При этом, граница очень тонка, она как чувствительная мембрана, пропускает предметы на обе стороны. Хоть это и не всегда хорошо…

Ведь сказки о разных волшебных существах придуманы не на пустом месте. Все они основаны на правде, хоть и приукрашены. Несчастных зверушек просто занесло не туда. Даже такие случаи только мелочи на первый взгляд, но никогда неизвестно, чем всё может в итоге обернуться.

Поэтому и есть такие, как я. Мы – проводники между мирами. Можем перемещаться из одного в другой, поддерживаем гармонию и равновесие. Мы – нити, что всё скрепляют воедино. Но при этом, мы связаны и друг с другом. Если с кем-то что-то произойдёт, боль разделят между собой и остальные. А если одна или несколько нитей вдруг оборвутся… то уж точно ничего хорошего не произойдёт. Измерения покачнутся и придётся лишь надеяться на то, чтобы это привело к как можно менее плохим последствиям. 

Мы не люди, хоть внешне и внутренне устроены так же, как и вы. Но есть много других отличий. Мы не можем умереть биологической смертью и не так сильно восприимчивы к физическим страданиям. Каждый из нас при желании может достать из буквально бесконечных глубин памяти любой момент с начала своего существования. Мы не испытываем настоящих эмоций, но при этом обладаем скрытыми магическими способностями. Все эти слёзы, улыбки, злость, радость – всё занесено в нашу программу. 

Живые роботы. Мы осознаём правду, но при этом продолжаем выполнять свои функции. Ведь, в нашем случае, это смысл жизни, а, вернее, существования. 

Но для вас мы такие же люди. Правда, с фиолетовой радужкой глаз, но большинство, насколько я знаю, скрывают цвет линзами. Для общей безопасности, мы не пересекаемся друг с другом, иногда общаясь разве что, мысленно. Две «нити» могут сойтись лишь в чрезвычайной ситуации, что уж говорить о нескольких. 

Ха, знаете, так забавно, большинство людей, которым выпало быть знакомыми с такими, как я, становятся либо писателями, либо сумасшедшими, так как на них тоже начинает влиять магия соседних измерений. Поэтому, лучше мне не привязываться к людям… точнее, им ко мне. И остальным. 

— Я же не способна чувствовать, не так ли?.. — даже не заметила, как мысль сорвалась с уст и несколько рассеянно взглянула вверх, на небо, перед этим увидев на траве большую сиреневую тень. Ах да, это же киты… они так интересно летают здесь, словно плывут по воздуху. Это их волшебное пение я слышала издалека.

С лёгкой улыбкой я запрокинула голову назад, смотря на тёмно-синие силуэты, лавирующие между кремовыми полосами облаков. А всё-таки, они красивые…

Вздохнув, я опустила голову, потерявшись взглядом в траве. Жаль только, что я воспринимаю лишь шаблонное понятие красоты, да и других чувств и ощущений. Но с другой стороны, разве стоит жалеть об этом? Ведь такой фактор делает буквально неуязвимым с моральной точки зрения. 

Но совсем недавно я стала осознавать, что меняюсь…  Например, несколько дней назад, совершенно искренне улыбнулась милому парню в метро. Улыбка – не самая сильная эмоция,на которую способен человек, но даже такое проявление было неожиданным.

Я не стала пока никому из наших рассказывать об этом. Могут посчитать сбоем или дефектом, ликвидировать… Только этого мне не хватало. Но всё-таки, что будет, если я стану человеком в эмоциональном плане? А если это не только у меня сейчас такое происходит? К каким последствиям это приведёт? 

Я протянула руку и коснулась кончиками пальцев нежно-голубого бутона цветка, что качал головкой на своей тонкой ножке. Лепестки развернулись, и через мгновение на их месте затрепетали крылья маленькой бабочки. Ещё через пару секунд, она взлетела и закружилась в танце с такими же, как она.

Я чувствую, скоро что-то обрушится на миры. Нет, не на один, это будет что-то гораздо более масштабное. И сможем ли мы справиться теперь? А если нет?

Как много вопросов и совсем нет ответов…

— Хватит тратить время на раздумья. Пора возвращаться, — я поднялась на ноги и направилась прямиком к озеру. Я бы осталась здесь подольше, но так как в этом измерении сейчас спокойно, то моё время нахождения в нём истекло. Знали бы вы, как сложно всё с этим временем, которое в каждом мире разное… На Земле уже часа полтора прошло с момента моего появления здесь.

Дойдя до края берега, я не остановилась и продолжила путь прямо по воде, чья гладь, по которой от каждого моего шага расходились круги, держала меня на поверхности не хуже земли. Лишь только когда я достигла середины озера, то почувствовала, как меня поглотило с головой за считанные секунды.

Первое, что я услышала – бой колокола на Спасской башне, отсчитывающий удары. Один, два, три, четыре… Пять утра.

Открыв глаза, я поняла, что нахожусь на набережной Москвы-реки. Где-то далеко внизу бушевали её неспокойные сегодня воды, а здесь уже просыпался город, озаряемый лучами блёклого из-за облаков диска солнца, поднявшегося над горизонтом.

Вдруг мне стало как-то… нехорошо. Голова закружилась, руки, как и всё тело, стали буквально гореть, в то время как внутри всё похолодело. Я никогда раньше не испытавала такого. 

— Что происходит?

Видимо, я опять непроизвольно произнесла мысль вслух, так как за моей спиной послышался смешок, а потом и незнакомый мне женский голос:

— Прости, это из-за меня. Но не волнуйся, скоро всё пройдёт.

Вздрогнув не столько от неожиданности, сколько от того, что сейчас испытывала, я обернулась, увидев и саму обладательницу голоса. 

Она была несколько выше меня, да и старше по виду на лет пять. Тёмные каштановые волосы, собранные в длинную косу до пояса, чёрный спортивный костюм с разными металлическими элементами вроде молний и цепочек, наподобие тех, что носят байкеры, скрещеные на груди руки и чуть наклонённая набок голова. Но самое первое, что привлекло меня в ней, это цвет радужек. Фиалковые глаза с интересом разглядывали меня, как бы изучая, и в итоге остановились на моих глазах более светлого сиреневого оттенка.

— Ты ведь Гвен сейчас, да?

Я молча кивнула в ответ. У нас нет своих, настоящих имён, приходится каждый раз менять его и внешность, чтобы спокойно жить на земле. 

— А вы?

— Астория, — всё это время она продолжала смотреть меня с лёгкой ухмылкой. — Что ж, хорошо, что я нашла тебя, но нужно спешить, нас ждут остальные, — не дожидаясь моего ответа, девушка взяла меня за руку и повела за собой по набережной.

Остальные? Значит, их собралось уже несколько… Кто же мог знать, что то, о чём я думала только час назад, так скоро станет явью.

Что-то грядёт. И остаётся лишь надеяться, что это что-то не станет концом для этого, да и не только этого, мира.

Бабишова Ангелина Маликовна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 13.07.2006
Место учебы: СУНЦ СКФУ
Страна: Россия
Регион: Ставропольский край
Район: Агрызский муниципальный район
Город: Ставрополь