XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Таракан Женя

Привет, меня зовут таракан Женя! Я обиделся. Нет, это не вам, я на писателя обиделся — он говорит, что про тараканов писать нельзя.

Сегодня я пошёл в первый класс. Я думал, там будет сложно, но и ребята оказались какие-то непутёвые, и училка учила нас считать до десяти. А ребята-тараканы почему-то все, кроме меня, сбивались на числе 7.

А вечером, когда я пришёл домой — узнал, что Петька, мой брат, лежит в больнице едва живой, потому что какой-то человек на него наступил, но врачи сказали, что жить будет. А ещё мы остались без еды, потому что человеческий малыш научился есть без крошек на полу. Но никуда переехать мы не можем, потому что у мамы не хватает денег на самолёт, который летит в другие дома. Эти самолёты стоят дорого, они очень редкие. Но папа старается найти какую-то еду в баках внизу нашего дома*.

Пока мама занимается заработком денег на самолёт, а папа ищет еду, я понял, что должен всё взять на себя. Вы, наверное, спросите, что «всё», а я отвечу: «просто всё». Школу я и так взял, раз уж туда хожу, а вот лечением моего брата занимаются врачи, но я знаю: вместо того, чтобы лечить по-нормальному, они тупо наложили ему гипс и сказали, что будет здоров через 13 дней. Теперь сами понимаете: я должен лечить своего брата! Врачи… эх! Что говорить о врачах? Ну ладно, я вылечу своего брата. А вот еду? Еду я тоже должен взять на себя. Папа не справится (я его знаю)

Утром я пошёл в школу. Шёл и думал: зачем вообще создали школу, если там учат считать до десяти? И вдруг я подумал: сбегу из школы!

И вот я бегу. Знаете, мне удалось сбежать прямо на первом уроке! Вы спросите, как? А очень просто. Меня выбрали дежурным, а дежурный должен приготовить обед. Я зашёл на кухню, а там открыто окно. Смотрю, на меня никто не глядит — и я в окно прыг, и был таков. Иду и вдруг вижу: человек! Я замер, а человек наклоняется и спрашивает:

— Ты гном?

Я говорю:

— Нет, я таракан.

— А тараканы плохие?

— Да нет, хорошие. Просто люди думают, что плохие.

— Тогда давай дружить? — спрашивает мальчик. То, что он мальчик, я понял по вопросу про гнома.

— Давай! — говорю я и с надеждой спрашиваю: — А ты можешь вылечить моего брата?

— Я не могу, — говорит он, — но, может быть, биолог-ветеринар сможет.

— А кто такой веринар? — спрашиваю я.

— Не веринар, а ветеринар! Это тот, кто лечит зверей. А биолог-ветеринар — тот, кто лечит насекомых.

— Тогда, да! Забираем моего брата, и пошли! — говорю я.

Врачей в больнице не было, и мы без проблем забрали оттуда Петьку. Ветеринарная больница была рядом, и нам не пришлось просить папу мальчика отвести нас туда. Заминка произошла уже там: биолог-ветеринар просил нас рассказать про тараканов, но мальчик (который сейчас про нас пишет) ловко выкрутился: он сказал, что им задали написать рассказ о тараканах, а для этого ему нужно за ними наблюдать, и вот он случайно на одного наступил.

И вот ура! Биолог-ветеринар вылечил Петьку! И ещё одна радость: мы с мальчиком (которого, кстати, зовут Андрей) договорились, что он будет нам оставлять еду, пока у них не родился новый малыш. Тогда у них будет уже три ребёнка в семье, а маленькому надо есть — и он будет крошить!

А когда я вернулся домой, мама начала меня ругать за то, что я вылечил своего брата. Но когда узнала, что я наладил производство еды, тогда она позвонила государству, и меня и Андрея наградили орденом, потому что  тараканы — в Красной книге.

 

* Тараканы называют «своим» домом человеческий дом, так что, наверное, Женя имеет в виду многоквартирный дом.

Варакин Иван Максимович
Страна: Россия
Город: Истра