XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Билингвы
Категория от 14 до 17 лет
Её Звали Коридея

Великий колдун Совикон таковым больше не являлся.

Может быть, первые три десятка жизнь он им и был. Он был непревзойдённым в могуществе своего волшебства. Его том считался самым полным собранием знаний о магии. Он лично изобрёл несколько мощных заклинаний. Но на тридцать-третьем году жизни он совершил огромную ошибку, которая до конца дней преследовала его.

Все говорили, что не было никаких чар, заклинаний и зелий, которые могли спасти его дочь. Её болезнь была неизлечимой. Но Совикон отказался принять её судьбу. Он не сдался.

Он купил целебных зелий у всех лучших алхимиков в девяти королевствах, и даже заказал у них собственные рецепты. Он нанял целительных магов, несмотря на их утверждения, что ничего поделать уже нельзя было, и сам выучил лекарственную магию. Он набрал гору талисманов и чар, и даже приобрёл том чернокнижника. Ничего не сработало, и его дочь с каждым днём близилась к смерти.

Совикон впал в безнадёжность и отчаяние. Даже его здравомыслие начало пропадать. С каждой неудачной попыткой он истерил, плакал и просил у неё прощения.

Его дочь знала, что умирает. Но волновало её не это. В отличии от Совикона, она быстро приняла свою судьбу. Боль и безумие отца пугали её, и от всего этого она грустила. Она не хотела, чтобы он напрасно старался спасти её и страдал, когда всё неизбежно не сработает. Она просто хотела провести последние месяцы жизни с ним. Но он был одержим её спасением.

Прошло несколько мучительных месяцев, и наступил день, когда дочь Совикона наконец умерла. От этой новости он впал в ярость. Он раскидал и поломал всю мебель в доме и от безысходности вызвал ливень, затопивший ближайшую деревню. Но он был готов к этой неизбежности.

Незадолго до этого он приобрёл нечто невероятно редкостное – перо феникса.

Успокоившись, Совикон достал перо волшебной птицы из сейфа и положил его на лоб дочери. Он раскрошил волшебный кристалл и прочитал заклинание, посыпая перо его осколками. Оно засветилось тёплым оранжевым светом, и вдруг вместе с кусками кристалла распалось в прах. Он в шоке даже не смог понять полностью, что произошло — что его последняя надежда пропала. Он… опоздал.

Как только эта мысль пришла ему в голову, кожа его дочери впитала пепел сгоревшего пера, и она резко открыла глаза. Совикон заплакал от счастья и обнял её, но в её глазах был один только ужас.

Она успела сказать лишь пять слов.

«Папа, мне очень плохо»

На глазах отца она впала в конвульсию. Началась мучительная трансформация.

Её нос вырос и слился вместе со ртом, потом затвердел. Её колени повернулись в противоположное направление, пальцы пропали с рук. По всему телу появились перья оранжевых и красных оттенков, как огонь.

Она вопила от боли, с каждой секундой звуча всё меньше и меньше как человек. Тем же временем, отец смотрел на это в ошеломлённом параличе, тихо плача от

ужаса.

Дочь Совикона превратилась в гарпию – промежуточное звено между человеком и птицей. Но ещё хуже тот факт, что она было не обычной гарпией, а наполовину фениксом. Другими словами, она стала бессмертной. Когда она умирала, она сгорала и воскресала из пепла. У её страданий не было конца.

Когда трансформация закончилась, она вскочила с кровати и выбежала на улицу, взлетев и исчезнув на горизонте. Совикон до самого конца дней больше не разу её не видел.

Однажды могучий колдун окончательно сошёл с ума. Он сжёг свой дом и навсегда забросил магию. Всю оставшуюся жизнь он прожил бедным и одиноким, и умер он в несчастье и забвении.

Дочь его, к несчастью, всё ещё жива. Веками она летает по свету, никогда на долго нигде не останавливаясь. Раз в несколько десятилетий, она умирает, сгорает и возрождается. За это время умерла даже легенда о ней – никто уже не помнит, что она когда-то была человеком. Она теперь навеки лишь дикий зверь в глазах человечества, гарпия со странной окраской.

Мир забыл о бедной девочке, которую звали Коридея.

Петров Роман Евгеньевич
Страна: Кипр
Город: Лимассол