Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Её величество Агния или как стать принцессой.

 Глава 1.

Знакомство.

— Я нашла огромный груздь! Он такой красивый! — радостно кричала Маша на весь лес.

-Гав! Гав! — тут же ответил рыжий пёс, что на собачьем языке, несомненно, означало «пойдём к маме».

         Осеннее солнышко играло на пестром багрово-оранжевом ковре из листьев.  Он весело шуршал под ногами. Девочка и собака бежали по лесной тропинке к машине, где их уже ждали взрослые. Машино ведёрко было полно грибов, нести его было тяжело, но радостно. «Вот все удивятся, сколько грибов я набрала», — ликовала в душе Маша. Пёс забегал вперёд, нетерпеливо топтался на месте и думал: «Зачем вообще нужны эти грибы? Брось ведро, и быстрее побежим к маме!»      

         Взрослые, действительно, хвалили Машу. Все очень удивлялись, какие красивые рыжики, крепыши красноголовики, лаковые маслятки набрала Маша. Но царём грибов был белоснежный крепкий груздь.

         Вечером вся семья за большим столом перебирала и чистила грибы, все смеялись и шутили.  Вдруг Маша услышала звонкий смех, тоненький как колокольчик. «А еще говорят, что для того, чтобы начались галлюцинации, нужно съесть нехороший гриб. А я только полюбовалась в лесу на мухомор и вот, пожалуйста, уже что-то мерещиться!» — подумала девочка.    

— Ой! Ой! Ой! Вы меня сейчас раздавите! — донеслось до Маши. Маша во все глаза смотрела на стол, но никого кроме пушистой розовой гусеницы не увидела.

— Что вы на меня так смотрите? Ну, маленькая, ну, розовая, меня теперь давить можно?

Маша от удивления забыла все слова и поэтому промолчала.

— Ну, что молчим и хлопаем глазами? — не очень-то вежливо сказала гостья. Убери меня лучше куда-нибудь подальше, пока твоя мама с мусором не выбросила!

— Вы кто? — наконец обрела дар речи Маша.

— Кто? Кто? Лось с рогами, не видно, что ли, что гусеница или ты неграмотная?

— Почему неграмотная? — оскорбилась Маша.- У меня одни пятёрки в школе, но я никогда не слышала про говорящих гусениц.

— Значит, ты сказки просто не читаешь? А про мою тётушку, между прочим, писал Льюис Кэрролл.

—  Это же — сказка!

— Вот именно, сказка, а не враньё.

         В это время в кухню вернулась мама, и Маша поспешила спрятать гусеницу под большим листом берёзы. Гусеница завернулась в лист как в одеяло, и Маше оставалось только перенести листочек к себе в комнату.

— Вот, ты и в безопасности, может теперь скажешь, как тебя зовут?  Я — Маша.

— Приятно познакомиться, а у меня королевское имя — Агния. И вообще, я гусеница временно, пока меня принц не поцелует. А у тебя нет, случайно, знакомых принцев?

— Нет, принцы сейчас вообще вымерли.

— Они что, динозавры? И кто меня тогда расколдует?

— Да ладно, не расстраивайся, если ты принцесса, то твой принц обязательно тебя найдёт.

— Вообще-то я есть хочу.        

— А что ты ешь?

— Я люблю вкусненькие цветочки.

— «Вкусненькие» — это какие?

— Ну, например, астриум капит медуза подошла бы.

— У нас таких нет. Только мамины орхидеи, но маме, боюсь, не понравится, если ты будешь их жевать. Обычно всех насекомых, которые покушаются на её цветы, она травит ядом.         

— Ой! Ой! Ой! Я не хочу яд! У меня вообще аллергия на орхидеи.

— Может, тебе предложить яблоко?

— Я не знаю, что такое яблоко, а у тебя нет тортика?                    

— У меня нет торта, но у меня осталась шоколадка, только я не знала, что гусеницы едят шоколад.

-Так неси быстрее и увидишь, как я его съем.

         Маша, будучи девочкой нежадной, принесла Агнии почти целый шоколадный батончик.

— Вот, угощайся, я только дольку съела. А теперь извини, мне надо помогать маме.                                              

 

Глава 2

Чудеса начинаются.

         Закончив дела, Маша вернулась в комнату. На пустой обёртке неподвижно лежала невероятно пузатая, чумазая гусеница.

— Ну вот, теперь у меня есть дохлая гусеница. А мама всегда говорит, что есть много шоколада вредно.

— Я не дохлая, я счастливая, — громко икнув, сказала гусеница.

— Если ты будешь так объедаться, то будешь толстая, и принц, который тебя поцелует, испугается и убежит.

— Ну вот уж глупости, мой принц будет любить меня не за красоту, а за мой выдающийся ум!

— Ага, и скромность.

— Мяу, — вставил своё слово белый кот Шерлок, который до сих пор молча наблюдал за происходящим. Место для наблюдения у него было королевское: высокая платформа когтеточки, поставленной прямо у окна. Отсюда было видно и улицу, и всю Машину девичью комнату, которую, впрочем, он считал своей.

— С каких это пор коты указывают принцессам, что им делать? – обиженно пропищала Агния.

-Ты понимаешь, что говорит Шерри? – удивилась Маша.

— Вот ещё премудрости, хочешь, и ты понимать будешь? – гусеница привстала и неожиданно бросила в котёнка оставшимся кусочком шоколадки.

— Ну всё, грязнуля, я тебе сейчас покажу! — прошипел кот.

         В эту секунду Маша с удивлением обнаружила, что понимает каждое слово кота. «Странное какое-то колдовство» — подумала она,- «я всё время ем шоколад, а может быть, им надо было в кого-нибудь кинуть?»

         В следующее мгновение Шерлок прыгнул на стол и стал облизывать гусеницу.

— Спасите! Помогите! Меня сейчас съедят! — взвизгнула Агния.

— Не собираюсь я есть грязную гусеницу. Просто тебя умою.

— Сначала вымоешь, а потом — съешь? Караул! Съедают!

— Если ты настоящая принцесса, то должна знать, что принцессы не бывают чумазыми! – настаивал кот.

-Ты откуда знаешь? — продолжала верещать Агния.

— Я британский кот, мои предки жили во дворце королевы Великобритании, — объяснил Шерлок и потянулся. В этот момент Маше показалось, что в его изумрудных огромных глазах она увидела весь тронный зал Букингемского дворца.

-Ты видел королеву? — опешила гусеница.

— Конечно, нет, но мои родственники до сих пор живут во дворце.

— Срочно отправляем телеграмму и едем к ним погостить, на год, нет, на два, нет, останемся у них жить! — тут же засобиралась Агния. Она завернула в листик последние крошки шоколада и всплеснула лапками. – Ну что ты разлёгся, поехали!

— Милочка, мало того, что ты грязнуля и грубиянка, так ещё ничего не знаешь о манерах. Напрашиваться в гости –  плохой тон, – зевнув, поучительно сказал кот.

— А лежать на моём столе это какие манеры? – уточнила до сих пор молчавшая Маша – И вообще, всем пора спать!

         Когда в доме всё стихло, Маша еще не спала. Она завернулась в одеяло и смотрела в окно на мирно покачивающийся месяц. Ей вдруг подумалось: «Как странно, быть настоящей принцессой и воспитанной девочкой — это очень похоже, и кажется, совсем непросто.»

 

Глава 3

Похищение века.

         Утром Маша собиралась в школу и складывала учебники и тетрадки в портфель.

— Доброе утро, Агния. У меня сегодня очень важный день. На первом уроке я буду писать контрольную по математике. Я очень волнуюсь.

  Сонная гусеница, развалившись на листочке, наблюдала за Машей и ворчала:

— Зачем ты пойдёшь в эту школу? Математика — это такая скука. Давай, оставайся, будем весь день скакать на кровати, смотреть мультики, есть мороженое, пирожные и конфеты.

  В этот момент в комнату вошёл рыжий пёс с благородно поднятой головой.

— Познакомься, Агния, это – Спотти. Он колли. Не кидайся, пожалуйста, в него шоколадом, он очень воспитанный, и ему это не понравится.

— Что, ещё один из дворца? — изумилась «королевская особа».

 И, уже обращаясь к собаке, спросила: «А ты, случайно, не заколдованный принц?»

— Даже если бы я был принцем, то ни за что бы не стал целовать такую безграмотную дурочку.

—  Да я и сама не стала бы целоваться с таким занудой.

— Мне уже пора бежать в школу. Не ссорьтесь без меня, пожалуйста! – прервала словесную перепалку Мария.

         Целый день все ждали Машу и занимались своими очень важными делами. Агния без устали жевала, зевала и мечтала о прекрасном принце. Шерлок, глядя в окно, грелся на солнышке и умывался. Спотти степенно ходил по дому, проверяя всё ли в порядке. Он считал, что остался за старшего. Так проходили день за днём, а вечерами, Маша брала интересную книгу из семейной библиотеки и читала своим друзьям вслух.  Так они путешествовали, сражались с пиратами, искали клад в гробницах фараонов, плакали, смеялись и любили вместе с героями.

         Однажды к Маше в гости зашёл её одноклассник — Лёша Сорокин, долговязый мальчишка, с рыжими непослушными кудрями, торчащими во все стороны. Он отличался непоседливым характером и безмерным любопытством. Мария познакомила приятеля с гусеницей.

— Очень приятно, —  по-девичьи кокетливо поздоровалась гусеница.

— Вот это да! Ты что, болтаешь по-нашему, как щука у Емели?

— Дайте скорее мне зеркало! — ужаснулась Агния. — Глупый мальчишка, где ты видишь у меня чешую и хвост?

— А, так ты ненастоящая волшебница и ничего не можешь?

— Я? Да я всё могу! Всё умею! – закричала возмущенная Агния.

— Да уж, Агния у нас мастерица на все лапки, – засмеялась Маша. – Пойдем, Леша, пить чай.

         Дети пили чай в уютной кухне с вишнёвым джемом. Маша что-то увлечённо рассказывала Алексею, а он рассеянно кивал головой, шумно швыркал горячий чай из пузатой чашки, а сам думал: «Так вот почему Маша отличница! За неё всю домашку, наверное, делает волшебная гусеница!» Мальчишке вдруг стало обидно и очень жалко себя. Вчера, например, из-за дурацкой задачи по математике мама не пустила его гулять, и он пропустил хоккейный матч с соседним двором. Мама сказала: «Отнесись к домашнему заданию по математике серьёзно!» Алексей сколько ни хмурил лоб, сколько ни пыхтел, даже отцовские очки одевал для пущей серьёзности, задача не решалась. Учитель Ольга Алексеевна сегодня только головой покачала и влепила Леше за нерешённую задачу жирную такую двойку в тетради. А он, Лешка, виноват, что ли, что некоторым вон всё по волшебству делается, а он, горемычный, сам должен голову ломать.

         Допив чай, мальчик заторопился домой. Прошмыгнув незаметно в комнату, он сгрёб мирно похрапывающую гусеницу с подоконника в карман своих штанов, попрощался с Машей, на ходу натягивая куртку, и выскочил на улицу. «Теперь пятёрочки мне обеспечены, могу гулять хоть целый день!» — ликовал бездельник. «А-а-а-а, расступись!» — что есть мочи прокричал Леша и покатился с высокой горы на ногах, падая и сминая под собой ребятню, не успевшую освободить ледяной путь «герою». Алексей прокатался на горке до позднего вечера.

 

Глава 4

Учиться всем пригодиться.

 

— Я ничего, слышишь, ни-че-го-шень-ки не смыслю в математике! – рыдала помятая гусеница. — Унеси сейчас же меня обратно к Маше, воришка!

— А ты — хвастунишка и обманщица! Ты же говорила «я все могу»! — всхлипывал зарёванный Лешка. – Как я завтра в школу пойду без выполненного домашнего задания? Ольга Алексеевна обязательно папу в школу вызовет. А у папы знаешь какой ремень! – вспомнив это обстоятельство, двоечник снова горько заплакал.

— Ладно тебе, не хнычь. Маша же как-то решает эти задачи, и мы сможем, — утерев нос кулаком, сказала Агния.

— Правда? — с надеждой посмотрел на гусеницу мальчик.

  Лёша живо достал из потрёпанного портфеля учебник по математике и прочитал Агнии задачу: «У Пети было 3 цветных карандаша, а у Стёпы в 3 раза больше чем у Пети. Сколько карандашей было у мальчиков вместе?»

— Я карандаши считать не умею, зато хорошо считаю сласти. — У тебя есть конфеты? — Хитро прищурилась гусеница.

-Да, целая вазочка!

         И Агния тут же получила в своё распоряжение целую горсть карамели.

— Вот, смотри, у тебя три конфеты, а мне дай в три раза больше. — Поучительным тоном велела гусеница.

— Возьми три, и ещё три, — отсчитал конфеты Лёша.

— Караул! Обделяют! Ты что не знаешь, что предлог «в» означает умножение! Умножь три на три!

— А, точно, будет девять, сейчас я запишу первое действие в тетрадь. Значит, у Стёпы было девять конфет! Тьфу ты, карандашей. Давай теперь считать сколько всего карандашей! — воскликнул Лёша и посмотрел на гусеницу. Агния доедала очередную конфету, а по столу валялись фантики.

— Что ты натворила? — возмутился Алексей. — Как мы теперь узнаем, сколько конфет у нас было?

— Сразу видно, ты ничего не понимаешь в математике, — закатила глаза гусеница. — Причем здесь конфетки? Считай быстрее фантики!

— Три моих конфеты и плюс девять твоих фантиков это будет…это будет двенадцать. Только чего двенадцать: фантиков или конфет? – поинтересовался мальчик.

— Карандашей, конечно!

— Как все сложно в математике! – вздохнул Лёшка.

— Что ты вздыхаешь? Мы только что сами решили задачу! Мы гении! Ещё немного, и Нобелевская премия наша! — ликовала раздутая то ли от гордости, толи от съеденных конфет, Агния. – Видел бы меня сейчас этот напыщенный рыжий пес! Мы с тобой утерли его длинный нос! Ой, а Маша-то волнуется, наверно! Срочно телефонируем ей!

         Будущий великий математик вдруг захлюпал носом, щёки его залились румянцем, а из глаз снова покатились слёзы. Ему было стыдно признаваться Маше, что он забрал без спроса гусеницу. Но продвинутое насекомое уже всеми своими шестнадцатью лапками нажимало на кнопки Алёшиного телефона.

— Алло, здравствуй, Маша, это я! Я у Алексея! Буду учить его математике!

— Бедный Лёшка! – только и смогла сказать Маша.

 

Глава 5

Радуга мечты.

 

         Весна в этом году выдалась тёплая. Всё вокруг бурлило, цвело, зеленело. Белый кот нежился под ласковыми солнечными лучами, лёжа на подоконнике распахнутого окна. Он дремал, потому что мечтать ему было лень.

— Вот как вы приветствуете королевскую особу? Где же ваши манеры? – вдруг раздался тонкий голосок над самым кошачьим ухом.

  Шерлок медленно приоткрыл один глаз и увидел над собой завораживающе яркую, удивительно большого размера бабочку.

— Доброе утро, Ваше Высочество Агния, – потянувшись, мурлыкнул кот. – Вы выглядите великолепно!

— Спасибо, еще увидимся, – поблагодарила бабочка кота и, сделав в воздухе реверанс, полетела во двор, где она заметила Машу. 

  Девочка сидела на лавочке, а перед ней стоял Лёша и оживленно рассказывал о пятёрке за контрольную по математике. За ними на молодой травке резвился Спотти. Агния подлетела к Маше и воскликнула:

— Ну вот, я же говорила, что гусеница временно!

— Агния, это ты? – удивились дети.

— Конечно, я! Я улетаю искать своего принца!

  Бабочка закружилась в воздухе, и стала подниматься всё выше и выше. Ребята скоро перестали различать силуэт её крыльев, им просто казалось, что в голубом весеннем небе неожиданно расплескалась радуга.

— Как вы думаете, — провожая взглядом чудесную бабочку, спросил Леша, — Агния найдёт своего принца?

— Конечно! Ведь если о чём-то мечтаешь и добиваешься этого, то все  обязательно получиться! — улыбнулась Маша.

— Гав! — согласился с ней Спотти. 

Тимофеева Мария Сергеевна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 01.01.2006
Страна: Россия