IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Дождь за окном

— Она ещё так юна, но её лю­бопытс­тво не да­ёт мне по­коя! — так го­вори­ла мо­лодая мать, си­дев­шая на кух­не и об­суждав­шая свою дочь с гла­вой се­мей­ства.

— К хо­роше­му это, дол­жно быть, не при­ведёт…

       Так рас­сужда­ли ро­дите­ли о сво­ей ма­лень­кой цен­ности: дев­чушке Ни­не. По прав­де, это был уди­витель­ный ре­бёнок. Нес­мотря на свой воз­раст, она уже ли­хо чи­тала, а ещё луч­ше го­вори­ла. Ей бы­ло 6 лет, и она, бе­зус­ловно, бы­ла все­об­щей лю­бими­цей. Её не­под­дель­ный ин­те­рес ко все­му при­водил в уми­ление взрос­лых, на­ходив­шихся ря­дом, а ма­лень­кие от­кры­тия по­вер­га­ли их в не­кото­рый шок. Ка­залось, они уз­на­вали этот мир вмес­те с ней.

       По­ка она бы­ла ма­ла, ей бы­ли из­вес­тны толь­ко ма­тери­аль­ные ве­щи: для неё су­щес­тво­вало толь­ко то, что мож­но бы­ло пот­ро­гать или ощу­тить. Так для неё су­щес­тво­вало сол­нце, но при этом от­сутс­тво­вало теп­ло, ко­торое она хоть и чувс­тво­вала, но не по­нима­ла.

       В ка­кой-то мо­мент в её жиз­ни по­яви­лись кни­ги, и с тех пор она сильно увлеклась ими. На­чина­лось всё как у всех: сказ­ки, рас­ска­зы, опи­сания при­роды и жиз­ни зве­рей. Кто бы мог по­думать, что в та­ком воз­расте ре­бёнок пой­мёт, о чем пи­шут в этих кни­гах!

       Но кни­ги бы­ва­ют раз­ные. Они оди­нако­во мо­гут как пос­тро­ить жизнь че­лове­ку, так и раз­ру­шить её. Ма­лень­кое ди­тя не зна­ло, ка­кие опас­ности та­ит в се­бе ог­ромный мир ли­тера­туры. Не зна­ло оно так­же и то­го, что не толь­ко ра­дость и счастье мо­гут нес­ти кни­ги, но и боль, го­речь, и смерть.

Ни­на бод­ро шлё­пала бо­сыми но­гами по по­лу кух­ни. В ру­ках она нес­ла уве­сис­тую кни­гу в се­рой об­ложке и с ко­рич­не­вым ко­реш­ком. По­жалуй, это бы­ла од­на из тех книг, ко­торые од­ним свои ви­дом кри­чат: «Нет, дру­жок! Здесь ты не най­дешь цвет­ных кар­ти­нок и круп­ных букв!» Но раз­ве по­доб­ные труд­ности мо­гут ос­та­новить нас­то­яще­го чи­тате­ля, стре­мяще­гося пос­ко­рее от­крыть за­вет­ный тал­муд и прис­ту­пить к чте­нию? Бе­зус­ловно, нет!

       Дой­дя до обе­ден­но­го сто­ла, Ни­на со зна­ни­ем де­ла ста­ла взби­рать­ся на стул, ка­зав­ший­ся ма­лень­ко­му ре­бен­ку не­малой прег­ра­дой. И вот, удоб­но усев­шись за стол, она, на­конец, прис­ту­пила к чте­нию.

       Сто­ит от­ме­тить, что на дво­ре в то вре­мя сто­яла осень, в са­мых гус­тых крас­ках по­нима­ния это­го сло­ва. Не­бо бы­ло за­тяну­то ту­чами, и дождь хлес­тал в ок­но, под­держи­ва­емый по­рыва­ми вет­ра, то и де­ло но­ровя­щими из­ме­нить ес­тес­твен­ное по­ложе­ние ве­щей.

       Скло­нив­шись над кни­гой, Ни­на ста­ралась по­нять, о чём же она. » С хо­лод­ны­ми и ус­тавши­ми ли­цами лю­ди мед­ленно пе­ред­ви­гались по по­лю. Впе­реди бы­ло пред­по­лага­емое мес­то сра­жения».

— Хм,- по­дума­ла Ни­на. Она уже на­чала по­нимать, о чём эта кни­га. Ко­неч­но, она о вой­не… Уж ей ли не знать, что это? Ведь она столь­ко раз ви­дела, как со­сед­ские маль­чиш­ки иг­ра­ли в сра­жения, а иног­да зва­ли и её, но она счи­тала это глу­постью и лишь со сто­роны ук­радкой наб­лю­дала за ни­ми.

— Да уж…- Ни­на глу­боко­мыс­ленно вздох­ну­ла: те­ма кни­ги бы­ла не­шуточ­ная. Ведь, наб­лю­дая со сто­роны, она час­то ви­дела, как маль­чиш­ки то и де­ло но­рови­лись влезть в дра­ку, на­рушив пра­вила иг­ры, ли­бо па­дали, ув­ле­чен­ные иг­рой, на­бива­ли шиш­ки и сса­дины.

       Од­ну вещь эта мо­лодая осо­ба зна­ла на­вер­ня­ка: ко­нец ис­то­рии бу­дет за­меча­тель­ным, ведь эти со­сед­ские сор­ванцы, на­иг­равшись вво­лю, от­прав­ля­лись по чу­жим ого­родам за яб­ло­ками да и не толь­ко. Ни­на пог­ру­зилась в мыс­ли о яб­ло­ках; её ма­ма, бу­дучи от­менным по­варом, час­тень­ко го­тови­ла яб­лочный пи­рог, ко­торый все в этой семье очень лю­били. С хрус­тя­щей ко­роч­кой, из­да­ющий не­пов­то­римый аро­мат, пи­рог…

-Ах, впро­чем, о чём это я…- силь­ный по­рыв вет­ра вы­вел Ни­ну из яб­лочно-пи­рого­вого тран­са. Кни­га ле­жала на сто­ле и тре­бова­ла к се­бе осо­бого вни­мания. Оки­нув взгля­дом пус­тую кух­ню (ро­дите­ли бы­ли на ра­боте), Ни­не не ос­та­валось ни­чего дру­гого, кро­ме как за­нять­ся чте­ни­ем.

       «С не­ба па­дали ко­сые ли­ней­ки дож­дя и, про­носясь в сво­ём по­бед­оносном бе­ге, вон­за­лись в зем­лю. Боль­но бы­ло смот­реть на при­роду, ко­торая, ка­залось, грус­ти­ла вмес­те с людь­ми. При­быв на мес­то, сол­да­ты ста­ли го­товить­ся к бою. Они чис­ти­ли ору­дия, то и де­ло пос­матри­вая по сто­ронам — не по­яви­лись ли вра­ги. И вот приш­ло вре­мя боя».

       В не­кото­рый сту­пор вве­ли Ни­ну ко­сые ли­ней­ки, па­да­ющие с не­ба. Она по­ка не зна­ла, как к это­му от­но­сит­ся, но ду­мая о том, что по­вида­ла ещё не всё в этой жиз­ни, до­пус­ти­ла воз­можность та­кого со­бытия. Го­ворят же, что где-то в да­леких стра­нах есть ог­ромные жи­вот­ные с боль­ши­ми уша­ми, длин­ным как ска­кал­ка но­сом и се­рого как дом цве­та, так по­чему бы не быть ли­ней­кам, па­да­ющим с не­бес на зем­лю? Но в це­лом кар­ти­на, опи­сыва­емая в кни­ге не слиш­ком пон­ра­вилась ей.

Эх, не бы­ло в этих лю­дях то­го бо­ево­го за­дора, ко­торый она встре­чала в дет­ских дво­ровых вой­нах!

На­чало смер­кать­ся, и Ни­на, вклю­чив свет, про­дол­жи­ла чте­ние. «Сол­да­ты ри­нулись впе­ред: они хо­тели пос­ко­рее за­кон­чить с не­навис­тной вой­ной. Про­лилась пер­вая кровь. В бе­шеной схват­ке мель­ка­ли чу­жие и свои, всё сме­шалось в ко­мок тел жи­вых и мер­твых. Ви­дя то­вари­щей, па­да­ющих в пос­леднем кри­ке, обе сто­роны при­ходи­ли в не­ис­товс­тво и ещё силь­ней рва­лись в ата­ку. Мно­го лю­дей по­лег­ло на том по­ле».

       Ни­на не зна­ла, как ре­аги­ровать на та­кое. Ей бы­ло страш­но, она с ужа­сом пе­рево­дила гла­за с кни­ги на ок­но с бу­шу­ющим вет­ром, пы­та­ясь най­ти гла­за, ко­торые да­ли бы ей от­вет. Но до­ма ни­кого не бы­ло, и ма­лень­кий ре­бенок дол­жен был сам пе­режить опи­сан­ное.

       « Мо­лодой маль­чик, лет две­над­ца­ти от­ро­ду, но­сил­ся сре­ди во­юющих, ста­ра­ясь по­мочь сво­им то­вари­щам. Но сто­ило ему под­бе­жать к упав­ше­му на зем­лю сол­да­ту, как тот пе­рес­та­вал ды­шать, и кровь, ещё теп­лы­ми струй­ка­ми, ли­лась из умол­кше­го на век рта. В та­кие мо­мен­ты, Саш­ка от­во­рачи­вал­ся: его на­чина­ло му­тить от по­доб­но­го зре­лища. Но вра­жес­кая пу­ля не ща­дит ни­кого, и Саш­ка сва­лил­ся на зем­лю. Ему вдруг ста­ло очень хо­лод­но, он хо­тел дви­нуть­ся, но лю­бое нап­ря­жение мус­ку­лов при­води­ло к ужас­ной бо­ли. Он ле­жал, ус­та­вив­ших в не­бо, гла­зами, став­ши­ми че­рез пять ми­нут мер­твы­ми.

— Я уми­раю! — по­думал он. Ах, ес­ли бы он мог улыб­нуть­ся, он бы неп­ре­мен­но это сде­лал. Горь­ко ему бы­ло жить на зем­ле: отец его по­мер уж лет 10 как, а мать, ос­тавшись од­на с сы­ном, уга­сала на гла­зах. Не­задол­го до боя она умер­ла. Ведь по­тому он, Саш­ка, и при­шёл сю­да. Не для то­го, что­бы уби­вать, нет. Он сам ис­кал это­го по­коя, и вот он об­ре­тёт его!

       В пос­ледний раз он смот­рел на не­бо, ок­ра­сив­ше­еся за­катом в кро­ваво-крас­ный цвет, пос­ледний раз он глу­боко, нас­коль­ко поз­во­ляла ра­на, вздох­нул.

— Спа­сибо… — ска­зал он и зак­рыл гла­за.»

***

 

       При­дя до­мой, ро­дите­ли Ни­ны силь­но уди­вились. Де­воч­ка си­дела од­на в тем­ной кух­не и пла­кала. Ког­да они вош­ли, она под­ня­ла на них свои рас­крас­невши­еся от слез гла­за, и взгляд её ка­зал­ся не­живым. На все расс­про­сы она не хо­тела от­ве­чать и всё твер­ди­ла:« Но маль­чиш­ки… Яб­ло­ки… Всё не так! Не так! Почему?»

       С тех пор ред­ко кто ви­дел её с от­кры­той кни­гой. Она ста­ла мень­ше раз­го­вари­вать и сов­сем ис­чезло её преж­нее лю­бопытс­тво. Она тер­петь не мог­ла со­сед­ских маль­чи­шек, она пре­зира­ла их не­затей­ли­вые иг­ры. Кто бы объ­яс­нил ма­лень­ко­му ди­тю, что та­кое вой­на. Но ник­то не знал, и на воп­рос «По­чему?» от­ве­та не было.

Грачева Софья Андреевна
Возраст: 22 года
Дата рождения: 01.01.2000
Страна: Россия