Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Дочь Севера

Дочь Севера

     Ее звали Туо. Только древние помнили, что ее имя означает «упорная». Народ ее был таким малочисленным, что легко мог затеряться в снежной пустыне. Но суровый характер мужчин и преданность женщин всегда заставляли стихию отступать.

     Так уж повелось, что выжить в белом плену можно только сообща. У каждого в стае должен быть преданный друг. Женщины выполняли тяжёлую работу по дому, но всегда могли встать рядом с мужем на охоте, принести в дом пищу, защитить детей…

И Туо была такой. Только одно отличало ее  – одиночество. Единственным ее другом был Ошо, орел. Что ж, он с легкостью заменял ей семью и друзей. Почему она была всегда одна? Этот вопрос она и сама себе порой задавала. Ее воспитывали все после смерти родителей. А «все» порой означает «никто». Ошо она встретила во время одной из бесчисленных прогулок по снежным лабиринтам. Он оказался беспомощным, со сломанным крылом. Только глаза по-прежнему горели гордостью, непокорством! Деваться ему было некуда, и он нехотя покорился ее помощи.

Вот только когда Туо его выходила, улететь он не захотел. С тех пор они были вместе. Сколько раз ее прямую фигуру с птицей на плече провожали взглядом местные жители… Было у них нечто общее, только вот что? «Одиночество», – отвечала она сама себе.

Беда пришла неожиданно и ожидаемо. Беду в тех краях всегда встречают плечом к плечу, но кому хочется вечно жить в ожидании беды? Белая мгла накрыла поселение. Обжигающий мороз не давал ни вдохнуть, ни выдохнуть. Даже старожилы не припоминали такого, чтобы завешанные шкурами землянки пробирало холодом насквозь, а около очага поутру сверкал иней.

– Это может быть только Хоо… – задумчиво произнесла старуха, кутаясь в тулуп у огня. – Ветер – наш друг, дождь – наш друг, снег – наш друг. Хоо – наш враг…

Туо прислушивалась к бормотанию, но думала об Ошо.

– Холодно тебе? – коротко бросила она и прикрыла его когтистые лапы периной.

Ночь не отступала совсем, от холода клонило в сон. Туо знала, что можно уснуть навсегда в таком холодном плену, но боролась, как могла. Поддерживала огонь в очаге. Ветер над крышей завывал, не уставая…

       – Туо! – вдруг послышалось ей.

Девушка испугалась. Может, ей послышалось… Однако тихий, напряженный голос опять позвал. Туо!

Она тревожно огляделась по сторонам. Кроме нее в доме никого не было.

– Это я зову тебя, Туо, не бойся… – голос звучал из угла в изголовьи кровати, где угнездился Ошо. Туо была не робкого десятка, но все-таки сердце ее глухо застучало в горле. Может быть, это сон?

– Ошо…

– Да, – прозвучал ответ.

– Не может быть! – Туо крепко зажмурила глаза, встряхнула головой.

– Выслушай меня, Туо. Я бы не стал говорить никогда, но сегодня час настал… Готова ли ты слушать меня?

Туо еще колебалась, но кивнула (ведь она была отважной, помните?).

– Хорошо. – Ошо помолчал. Глаза его сверкнули в темноте. – Меня зовут Имен. Мне нравится то имя, которое ты дала мне, оно означает «найденный». Но когда я был человеком, мать дала мне имя Имен.

«Когда я был человеком»… – Туо встрепенулась.

— Подожди, дай мне сказать! – Ошо-Имен словно угадал ее мысли. – Сегодня вечером старая Кана сказала «Хоо». Это имя моего заклятого врага. Это его я хотел победить! И проиграл. Я хотел сразиться с ним, чтобы он не мучал мой народ. Хоо – властелин бури и снега. Я вышел на схватку с ним, а он обратил меня в орла, а затем растоптал своей силой.

Я думал, что навсегда останусь птицей. Ты помогла мне, и я остался, потому что все-таки я человек душой, мне хотелось жить с людьми. Все это время я пытался смириться со своей участью… Но сегодня, услыхав имя моего врага, я понял, что он ищет меня. Ведь он не смог меня убить. И знает, что я умею говорить.

Ошо-Имен замолчал. Туо поняла, что он закончил свой рассказ. Глаза его все также пристально смотрели на нее, а тело было скрыто ночной мглой и холодной дымкой. И Туо подумала, что голос у него красивый и теплый.

— Как я могу помочь тебе, Имен? – спросила она.

— Ты храбрая девушка, Туо. – Слова эти были произнесены с горечь. – Ты можешь мне помочь, но для этого ты должна отпустить меня.

— Отпустить! – Туо вскинула на него свои черные как ночь глаза.  Ошо был единственным существом, которое согревало ее одинокое существование. Она даже разговаривала только с ним. Знал он и ее тайные мысли. Отпустить Ошо означало отпустить свое сердце!

— Я тоже полюбил тебя, Туо. Сколько раз я хотел открыть тебе свою тайну, но молчал, понимая, что я только птица! Но теперь, когда Хоо вернулся, я должен выйти на бой и потребовать у него то, что он забрал – мое человеческое обличие. Я умру на поле боя или вернусь к тебе, но – человеком!

Туо смутили слова друга. Но только теперь, когда слово «люблю» было произнесено, она многое поняла. А главное, она хотела выйти вместе с Ошо на встречу врагу, потому что именно так поступают женщины ее народа. В час беды они встают рядом со своими мужчинами плечом к плечу.

— Я отпущу тебя, Имен! – твердо сказала она. – Но только позволь и мне сразиться с Хоо. Ведь он и мой враг.

— Туо! – печально произнес Имен. – Как только мы выйдем за дверь, Хоо узнает меня, а ты сразу упадешь замертво от холода!

— Я успею сказать, что хочу! – возразила Туо. Она решительно встала, схватила рукавицы и направилась к выходу. – Пойдем, Ошо! Я…отпускаю тебя!

Взмахнув большими крыльями в тесном пространстве комнаты, Ошо-Имен приземлился на ее локоть. Глаза его были печальны.

         Туо с трудом толкнула дверь, и обжигающий мороз тотчас сковал ее щеки. Глаза закололо тысячью иголок, губы заледенели.

         — Вернись, Туо! – прокричал Ошо, который уже успел взлететь высоко в темное небо.

         — Нет! – Ведь Туо означает «упорная». Она выбежала на открытое пространство перед своей землянкой, утопая в снегу, и крикнула со всей мочи – Хоо!

         Это было очень отважно, почти безрассудно – позвать по имени такого страшного врага. Обычно люди бежали от него, прятались, забивались в укрытие. Ошо парил в небе почти невидимой точкой. Он ждал Хоо. И Хоо появился. Холод стал таким невыносимым, что дышать не получалось. Туо упала на колени, но все-таки подняла взгляд в пустоту и сказала:

         — Хоо! Ты враг моего народа! Ты убиваешь все живое. Ты всемогущий, так сделай, что я прошу!

         — Называешь меня врагом и просишь! – завыл ветром Хоо. Его зловещий голос пробирал до костей. Туо уже почти заледенела и даже боялась открыть рот, чтобы легкие не опалило ледяным огнем.

         — Отдай мне то, что забрал! – налетел сверху  Ошо. – Отдай, что забрал!

Хохот, раздавшийся с небес, прозвучал как гром.

         — Я читаю твои мысли! – грохотал Хоо. – Я читаю ее мысли! Ты хочешь стать человеком, а она готова стать птицей, чтобы освободить тебя!

         — Нет!!!! – изумленно прокричал Ошо-Имен. – Нет! Не смей! Получай, что хотел! Ты пришел убить меня! Так заверши дело. Но Туо не тронь!

         — Глупые людишшшшшки! – завыл Хоо. – Никчемные, одинокие, беззащитные перед стихией! Да! Я пришел убить тебя!

         Хоо бесновался все больше. Ошо понимал, что Туо уже почти мертва. Он опустился перед ней, стоящей на коленях, оцепеневшей, безмолвной.

          — Туо. Мы проиграли, Туо. Прощай.

Туо молчала. Орел склонил голову, и в этот момент невидимый удар огромной силы обрушил его. Распластавшись на снегу, птица лежала без дыхания. Снежный вихрь в считанные секунды стал заметать две недвижимые фигуры.

         Казалось, все кончено. Но вдруг по щекам девушки скатились две слезинки. Даже Хоо на мгновение оцепенел. Прекратился ветер, остановился снег, остановилось время. А две слезинки продолжали катиться по заледенелой одежде Туо, по ледяному насту, пока не достигли головы Имена….

Черная буря захватила, казалось, весь мир. Слышался какой-то вой, чьи-то крики, но ничего уже нельзя было разобрать, пока вдруг Туо не поняла, что кричит она сама. Казалось, что глаза открыть невозможно, но тут кто-то с силой схватил ее за плечи и встряхнул.

— Туо!

Глаза ее распахнулись широко-широко. Над ней было встревоженное лицо старой Каны.

— Очнись, девушка! – бормотала  старуха. – Ты видела дурной сон. Хоо наводит дурные сны…

— Хоо! – Туо вскочила, вспомнив имя того, кто отнял у нее самое дорогое. Сердце нестерпимо болело. Без всякой надежды она взглянула в угол изголовья. Ошо не было.

«Не сон», горько отозвалось в душе. Все пропало. Ошо-Имен убит. Одна.

Эти мысли проносились в голове одна за другой, пока взгляд случайно не остановился на старухе. Она собиралась выходить!

— Кана! – окликнула Туо. – Куда? Там буря!

— Буря кончилась час назад… – проворчала Кана. – Принесу снега для воды…

         Услышанное потрясло Туо. Опередив Кану, она кинулась к выходу и побежала по снегу как безумная.

         — Имен! Имен! – кричала она, понимая, что выглядит сошедшей с ума. – Ошо! Ошо!

         Старуха Кана смотрела ей вслед…

         Воздух уже не казался таким обжигающим. Природа замерла. Она отдыхала от ледяной атаки. Туо шла быстро, но не бежала. Она как будто медлила, боясь разочарования. Здесь никого нет…

         Вдруг что-то пестрое мелькнуло на снегу. Крыло! Туо кинулась на землю и принялась копать руками снег. Прошедшая буря была такой силы, что замела всё на половину человеческого роста… Но Туо не останавливалась. И вскоре показались очертания… человека.

***

         Никто в поселении не знал, откуда пришел Имен и кто он такой. Туо всегда была одиночкой и молчуньей. Кана, похоже, совсем сдала и лишь изредка бормотала какие-то несвязные слова. Знали только одно – Ошо улетел, но отныне Туо не была одинока.

Парамонова Ольга Ивановна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 03.11.2008
Место учебы: МАОУ СОШ 32
Страна: Россия
Регион: Свердловская область
Район: -
Город: Первоуральск