Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Длинная утка

Затерянный в метели

Сырые поленья трещали в печке-голландке, и их слабое тепло едва согревало руки Маккензи. Но для него этот тусклый огонек казался спасительным очагом. За окном продолжала бушевать вьюга, сквозь которую Маккензи едва нашел дорогу домой. Он до сих пор не мог поверить в то, что не сбился с пути и не замерз в этом непроглядном, убийственном и холодном мраке. Дом администрации турбазы «Загадочного озера», ставший ему приютом, скрипел, будто стонал, на морозном ветру. Допивая третью кружку травяного чая, найденного во время злополучного похода, Маккензи разглядывал карту. На ней двумя большими, красными мазками, напоминающими следы от когтей хищника, была перечеркнута Радиовышка. С обложки брошюры, в которую была вложена карта, ему улыбались люди. Радостная семья, на берегу чудесного озера, смотрела прямо в душу Маккензи с пыльной обложки. «Должно быть раньше Остров Великого Медведя был прекрасным местом. Жаль, что теперь это лишь отголоски старого мира, оставшегося в памяти старожилов, да на пожелтевших страницах книг, которые теперь тлели в печи» — подумал Маккензи. Было уже за полночь, когда его ноги и руки наконец оттаяли, и он почувствовал непреодолимую усталость. Облокотившись о стойку регистрации, Маккензи задремал. Снежная карусель, крутившаяся за окном, казалось проникала к нему в голову, громким эхом отдаваясь в костях черепа. Голова невыносимо болела, но учитывая сложившуюся ситуацию, это было оптимальным исходом. Глаза затуманило, и Маккензи окончательно провалился в сон. Ему снились кошмары, наполненные воспоминаниями о прошедших трех днях. Оставим нашего героя досматривать его страшные сны, а если читателю интересно, что же такого приключилось с «Незваным гостем» снежных троп, то слушайте…

Утром шестого дня своих злоключений Маккензи решил отправиться за припасами. Консервы, найденные на втором этаже здания администрации, начали заканчиваться. Думая, куда пойти, и рассматривая карту, он решил пойти прямиком к Радиовышке, которая стояла за домом лесника. Может быть оттуда удастся вызвать помощь. Путь предстоял опасный, потому что волки, рыщущие в лесу в это время, голодны и не побрезгуют ни оленем, ни тобой. Страх сдерживал Маккензи, но голод заставил его пойти к Радиовышке.

Одевшись потеплее, он вышел на улицу. Погода была отличная. Кристально чистый воздух и безветрие позволяли обозревать лес на многие мили вокруг. Да и температура по ощущениям была от силы градусов пять мороза. Маккензи тронулся в путь. Снег скрипел под ногами, нарушая тишину вокруг. Перейдя через железнодорожный путь, он сверился с картой и пошел меж деревьев и скал. Ни волков, ни медведей не было видно. Заснеженный лес стоял в молчании. Лишь изредка слышались крики птиц, после чего все умолкало. Ели, будто седые великаны в белоснежных тулупах, казалось вздымались до самого неба. Все вокруг было белым бело. Лишь красные ягоды шиповника, подобно свечкам во тьме, сияли на фоне снега на голых ветвях кустов. По началу снег был глубокий, но по мере подъёма в гору, снежный покров стал тоньше. Наконец, выше по холму, показался дом лесника. Маккензи грустно взглянул на него. Три дня назад он приходил сюда, в надежде найти помощь. Он ждал, что хоть здесь есть живая душа. Но все оказалось тщетно.

Спустя некоторое время впереди показался ручей. Вода в нем уже давно превратилась в лед и сероватым отблеском светилась в лучах солнца. Она седым зеркалом отражала печальные реалии окружающей действительности.

«А вот и она!» — обрадовался Маккензи. Высоко на верху, казавшаяся снизу недосягаемой, стояла Радиовышка. Однако дорога, ведущая к вершине, вселяла надежду, что удастся вызвать помощь. Проваливаясь в глубокий снег, Маккензи подошел к месту где когда-то начиналась дорога на вершину. Сейчас же единственным, что выдавало присутствие дороги, был деревянный, покосившийся под грузом лет, забор. Маккензи стал подниматься по склону прямо к вершине. По рыхлому снегу подниматься было тяжело, но его подгоняло вперед чувство, что с каждым шагом он становился ближе к спасению. Маккензи забирался все выше и выше. Ну вот наконец и она — сломанная, раскуроченная радиовышка. В один момент все мечты и надежды на спасение рухнули, словно провалившись под лед, в беспросветную илистую мглу. Он упал на колени. Слезы отчаяния блеснули в его глазах.

На вершине из-за отсутствия каких-либо преград дул очень сильный ветер. Он пробирал до самого позвоночника и Маккензи решил укрыться под развалинами радиорубки. Стены давно обвалились, и только колонны, и частично сохранившаяся крыша создавали некое подобие навеса. Отхлебнув воды из бутылки, Маккензи задумался, как ему вернуться. Но вспомнив о первоначальной цели своего путешествия, решил изменить маршрут. «Вот только где же взять еды?» — подумал Маккензи и решил внимательнее осмотреть местность. С Радиовышки открывался прекрасный вид на близлежащие окрестности. «Елки, елки, елки, елки, ручей, елки, елки» — твердил себе под нос Маккензи. Однако вид оттуда, надо вам сказать, был захватывающий. На склонах величественных гор «Великого медведя» рос лес. Везде, куда хватало глаз, были деревья. Покрытые снегом, они казались первобытными. Будто человеческая нога никогда не ступала здесь. Однако Дом лесника на противоположной возвышенности говорил об обратном. Наконец вглядевшись в снежные заросли внизу, он заметил синие крыши прицепов, находящиеся в полукилометре к северу, и решил идти туда. Вернувшись за сумкой, Маккензи заметил альпинистский трос, ведущий с подножия холма на вершину. Он не рискнул спускаться по тросу, а пошел так же, как и поднимался, оставив на вершине угольки надежды, затухающие от осознания факта: Помощь не вызвать!

Внизу ветра практически не было, поэтому было не так холодно. Пробираясь через чащобу, Маккензи шел к прицепам, высматривая по дороге волков или еще кого хуже. Наконец, пробившись сквозь глубокий снег, Маккензи вышел на ровную и открытую местность. По всюду были пни, а поодаль лежали бревна. Судя по карте здесь был лесоповал. Вокруг не было ни души.

А вот и прицепы. Маккензи подошёл ближе. Это была группа из трех вагончиков и двух туалетных кабинок. Маккензи вошел в ближайший к нему вагончик и осмотрелся. Двухэтажные кровати, в ряд стояли вдоль стены. Стол, стул, стеллаж. В ящике стола он нашел патроны для охотничьего ружья. Он не был уверен для какого именно, но понял, что волки или хищники покрупнее тут не в новинку, иначе зачем здесь нужны патроны. На стеллажах он нашел банку со сгущенкой, а в контейнере рядом – консервированную свинину с фасолью. «Еще немного протяну» – подумал Маккензи.

Во втором прицепе все было перевёрнуто с ног на голову. Что здесь произошло, было трудно понять, но найти здесь что-то вряд ли представлялось возможным. В последнем прицепе Маккензи отыскал три банки томатного супа, таблетки от живота, коробку травяного чая и шарф, который сразу надел. Выйдя на улицу, Маккензи решил остаться в прицепе на ночь. Было уже поздно, а в темноте по лесу идти не очень хотелось. Печки в прицепах не было, поэтому разогреть еду не получилось. К счастью в сумке были припасы, специально взятые на этот случай. Перекусив крекерами, Маккензи завалился на одну из кроватей и тут же уснул.

С утра все небо было затянуто тучами. «Это плохой знак» — пробурчал Маккензи — «учитывая здешнюю погоду». Но делать нечего, и он решил пойти обратно короткой дорогой. Вместо того, чтобы пробирать сквозь чащу леса до Радиовышки и дома лесника, он решил пойти прямиком к железной дороге и далее вдоль путей, прямиком к Администрации турбазы. Маккензи отправился в путь.

Маккензи шел по относительно ровной местности. Видимо раньше здесь была дорога. Дул сильный ветер, это особенно чувствовалось на открытом пространстве. Спустя час ходьбы по сугробам, он увидел столбы линии электропередач, которые шли вдоль железной дороги. На заброшенных путях стоял какой-то то ли вагон, то ли локомотив, из далека было не понятно. Подойдя ближе, Маккензи понял, что это небольшой локомотив, предназначенный для маневровых работ. К нему можно было прицепить от силы пару вагонов. В этот момент пошел снег. Он был небольшим, но чувствовалось, что скоро снег усилится. Поэтому Маккензи решил долго здесь не задерживаться. Он нашел чью-то поношенную кепку, помнившую те, казалось бы, недавние, но в тоже время кажущиеся древними времена, когда люди ходили здесь не только в куртках и шапках, а также потрёпанную колоду карт и старого, покрытого плесенью, плюшевого медведя. Маккензи не хотел задумываться, что случилось с людьми из этого поезда. Слишком много трупов замерзших и разодранных людей он повидал за эти дни. Слишком много боли скопилось в нем.

А тем временем налетела настоящая метель. Конечно путь домой можно было найти просто, идя вдоль столбов, но холод вносил свои коррективы. Одежда не спасала от ветра и снега. По началу было еще терпимо, но преодолев сотню метров, Маккензи понял, что не дойдет. Шквальный ветер сбивал его с ног, борода и ресницы покрывались инеем. На расстоянии вытянутой руки ничего не было видно.

«Нет, не дойду! Целых два километрах, в такую погоду, не дойду» — подумал он, и решил вернуться к локомотиву и переждать бурю там. Но ожидание было бесполезно. Буря не собиралась прекращаться. Она только усиливалась с каждой минутой. Дрожащими от холода руками, Маккензи развернул карту. «Куда пойти? Где переждать?» — размышлял он и, наконец, решил идти на Северо-Восток к ГЭС «Картер». «Возможно там есть люди?» — эта мысль зажгла в его душе надежду. Медлить было нельзя. Хорошо, что железнодорожный путь идет аккурат около Гидроэлектростанции. Предстояло идти около километра в противоположную сторону от дома и Маккензи пошел. Мороз и ветер пронизывали его до костей, а снег налипал на ресницах и попадал в нос. С каждым шагом идти становилось все тяжелее. «Как бы какой хищник в такую погоду не встретился. Сигнальный факел сразу задует, если я его достану на таком ветру» — подумал он.

Железная дорога была единственным ориентиром, за который Маккензи мог зацепиться, чтобы не сбиться с пути и окончательно не потеряться в снежной кутерьме. Было очень холодно и уже начало смеркаться. К счастью силуэт ГЭС показалась раньше, чем солнце опустилось за горизонт. Весь ужас ситуации состоял в том, что главные ворота были закрыты, а перелезть через них не представлялось возможным из-за натянутой колючей проволоки. Пройдя вдоль забора, он увидел трейлер. «Спасение, от холодной смерти» — подумал Маккензи, который уже не чувствовал ступней ног. В трейлере было не очень тепло, но по сравнению с ледяным адом, царящим снаружи, он показался Маккензи райским уголком. Печки в трейлере как на зло не было, поэтому Маккензи собрал в кучу грязные одеяла, валявшиеся на полу, и соорудив из них нечто наподобие гнезда, забился в него и лег спать.

Проснувшись на следующее утро, Маккензи прислушался: «Ветра не было слышно!» -обрадовался он. Выйдя на улицу и посмотрев на небо, он увидел тучи, идущие до самого горизонта, но снег не шел. Перекусив батончиком из орехов, найденным в трейлере, Маккензи вновь отправился в путь. Перед выходом, подробно изучив карту, он понял, что можно сократить путь по меньшей мере километр, если идти через охотничью стоянку. Идти предстояло вдоль реки, на которой стояла ГЭС. Река, в свою очередь, впадала в «Загадочное озеро», на берегу которого и стояла Администрация турбазы. Однако, чтобы попасть на базу, нужно было перейти через озеро, на противоположный берег. Но лед в разгар зимы был крепкий, так что за это можно было не беспокоиться.

Выйдя из трейлера, Маккензи пошел вперед, оставляя за спиной ГЭС. Спустившись к реке, он двинулся вдоль берега, но внезапно из кустов на него выпрыгнул волк. Сказать, что Маккензи испугался, значит не сказать ничего. Мгновение он стоял в ступоре, но быстро придя в себя, выхватил из-за пояса сигнальный факел и зажег его. Красное пламя вырвалось из трубки, и человек начал размахивать им перед мордой хищника, чтобы отпугнуть зверя. Волк отпрянул назад. Маккензи бросил факел к лапам волка и тот убежал. Эту встречу они оба запомнят надолго. Маккензи пообещал себе впредь всегда проверять местность.

Спустившись ниже по течению, Маккензи увидел рощицу, посреди которой стоял небольшая хибарка. Это была простая постройка на опорах, крытая полусгнившим камышом, слегка накренившаяся в лево. Забравшись туда по шаткой лесенке, он увидел труп, рядом с которым лежали спички, бутылка воды и револьвер. Маккензи не хотел задумываться о том, что оборвало жизнь этого человека. Он просто взял револьвер и все остальное. Такова цена выживания в этом суровом краю.

Когда Маккензи продолжил путь, снова пошел снег. Впереди уже показалось озеро, и Маккензи надеялся, что он успеет дойти до дома до того, как буря снова начнется. Но когда он вышел к озеру и уже ступил на лед, вновь разразилась буря. Как добраться до дома через озеро, Маккензи знал, поэтому рискнул сделать это в метель. По началу было не очень холодно, но потом поднялся ветер, такой же сильный и холодный, как и накануне. Потемнело, хотя должно было быть только 4 часа дня. Маккензи шел уже около десяти минут и по расчетам должен был уже выйти к турбазе, но этого не случилось. Прошло еще десять минут. «Где же она? — подумал Маккензи – Неужели я потерялся». Во мгле он различил очертания скал и приблизился к ним. «Что это за скала? Я ее не узнаю» — прохрипел он. Эти камни хорошо защищали от ветра и Маккензи решил переждать бурю среди них. Прождав около часа, он понял, что метель не утихнет так скоро. Он уже совсем закоченел и понял, что если не двинется в путь, то окончательно замерзнет. Около 30 минут он бродил, не разбирая дороги, но затем вышел на твердую землю, и наконец заметил силуэт флагштока, стоявшего около здания администрации турбазы. «Это она!» — обрадовался Маккензи. Вскоре показался силуэт дома. К путнику как будто вернулись силы и, едва передвигая оледенелые ноги, он поплёлся к дому. Войдя и закрыв за собой дверь, Маккензи с облегчением сел на пол и провалился в забытье.

Проснувшись утром, Маккензи почувствовал, что ему полегчало. Он поднялся на второй этаж и, не раздеваясь, улегся в кровать. За окном все также шумела метель, а Маккензи уснул.

Мажитов Эльдар Евгеньевич
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 01.01.2006
Место учебы: Гимназия№56
Страна: Казахстан
Регион: Алма-Атинская обл.
Город: Алматы (Алма-Ата)