Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Да? Или две жизни после смерти.

Омега Зенфберри – младший ребёнок в семье графа Зенфберри. Он появился на свет в самый разгар Великой Отечественной войны. Его отец , Эрик Зенфберри, был отправлен в качестве главнокомандующего взводной дивизией в составе армии, воевавшей в Северной Африке. В мае 45 года граф Эрик благополучно вернулся домой и начал заниматься воспитанием младшего сына. До 11-ти лет мальчик обучался дома, а после был отдан в гимназию «Камбрия», располагавшуюся в городе Камбрия. Учёба в гимназии давалась с трудом, хотя Омега и получил должное домашнее образование. Единственное, что доставляло радость, так это слушать, как играет на деревянной флейте в саду их сторож Лиам. С ним Омега познакомился во время прогулки по внутреннему двору гимназии. Всё свободное время мальчик проводил с Лиамом, который учил его играть на флейте. Спустя два года занятий, Лиам подарил мальчику на день рождения новую деревянную флейту, которую сам для него вырезал. Счастью Омеги не было предела, в этот момент он понял, что хочет стать бродячим музыкантом.

Вскоре мальчик начал играть для других гимназистов, это заметили преподаватели и директор. Они рассказали обо всём отцу мальчика. Граф Эрик пришёл в ярость. Он поставил сына перед выбором: либо мальчик бросает музыку, либо отец лишает его наследства и дома. Омега был ещё слишком мал, чтобы перечить отцу, поэтому согласился с его условием. Три тяжёлых года мальчик боролся с непреодолимым желанием взять в руки флейту. И вот, в возрасте 16-ти лет, Омега бросает всё и становится бродячим музыкантом. Долгие шесть лет он живёт на улице, зарабатывая копейки. За это время он присоединяется к группе хиппи. Молодой человек знакомится с девушкой по имени Умме, которая была родом из Татарстана, а в Англию приехала учиться на радиоведущего, но не смогла поступить. Омега влюбляется в Умме, она вскоре отвечает ему взаимностью. У возлюбленных рождается сын, Аяз.

Почти два года Омега живёт с хиппи, он узнаёт, что такое простое хорошее человеческое отношение, любовь, счастье без денег. Светлые дни продолжались до тех пор, пока не произошло случайное событие. В один из обычных дней, когда друзья шли по переулкам города Честер, ища новое пристанище, на них напала банда наркоторговцев, которая ограбила и убила всех, кроме Омеги, которому посчастливилось во время нападения удариться головой о камень, и упасть в обморок. Когда Омега очнулся, он увидел лишь мёртвых товарищей и бездыханное тело своей возлюбленной, которая руками закрывала погибшего сына. На место преступления прибыла полиция, но убийц уже не было.

Тела погибших забрали и похоронили на ближайшем кладбище. Омегу долго допрашивали. Поняв, что нужной информации они от свидетеля не получат, полицейские просто отпустили его. Потеряв всех, Омега взял с собой деревянную флейту и продолжил путь в одиночку. Вскоре Омега заболел. Он направился в местную больницу в городке Сток-он-Трент, откуда мужчину направили в приют для бездомных и нищих на острове Повеглия. Там Омега пробыл два месяца, а вскоре умер от воспаления лёгких и гангрены. Всё время, что молодой человек провёл в приюте, он не переставал играть на флейте. Но звуки флейты вскоре угасли, а вместе с ними и жизнь 23-летнего Омеги.

Но не спешите расстраиваться, с этого момента всё только начинается…

Лука Иванович Сахаров, седоволосый парень с изумрудными глазами, худощавого телосложения. Молодой путешественник, предпочитающий осваивать нестандартные туристические маршруты. Он уже побывал в лесу Аокигахара, посетил бывшее местонахождение Помпеи, обошёл все самые страшные древние кладбища, в общем, успел изрядно поседеть от страха. Теперь его целью было посещение закрытого острова Повеглия в Италии. Собрав всё необходимое для ночёвки на улице, он надел свою любимую красную кепку, с вышитым на ней вручную черепком, и потёртые походные джинсы. Заплатив перевозчику кругленькую сумму, Лука добрался до места назначения и договорился, что лодка прибудет за ним на следующий день.

Лука отправился осматривать остров. Идя вдоль пустынных улиц, он наткнулся на одинокую скамейку, на которой сидел молодой мужчина в рваных расклещённых штанах и ситцевой белой рубахе, к тому же босой. Длинные волнистые русые волосы развивались на ветру, а из приоткрытых карих глаз текли слёзы… Он играл на флейте.

Спрятавшись за камнем, Лука наблюдал.

— Молодой человек, вы потерялись? — Прямо над головой Луки нависло лицо незнакомца.

— Я… Лука, очень приятно познакомиться! – Выпалил Лука, не поняв толком, что он сказал.

— Мистер, мистер, вставайте, не нужно так пугаться, словно призрака увидели, – произнёс мужчина с лёгкой улыбкой.

— Да-а-а, п-простите, что это я, неловко вышло.

— Вот, покушайте и успокойтесь, — незнакомец протянул Луке красное яблоко, которое в эту секунду сорвал с дерева.

— Спасибо…

— Разрешите представиться, мистер, я… хотя у меня нет имени, — незнакомец резко замолчал, а потом, краснея и запинаясь, выпалил, –но вы можете мне его дать!

— Гуго! Как вам такое имя?

— Вы назвали меня душой? Хорошее имя. Тогда представлюсь ещё раз, меня зовут Гуго, очень рад знакомству с вами, мистер Лука.

— Взаимно, — сказал Лука и пожал новому знакомому руку, – так вы тоже турист?

— Турист? Нет, я живу на этом острове, вернее, я приехал сюда поправить здоровье, а потом просто решил остаться.

— Лечиться? Но, вы что-то путаете, остров заброшен уже несколько десятков лет, а больница закрылась ещё в 1968 году. Вы что, всё это время жили один на этом острове?

— Мистер Лука, это вы что-то путаете, какой, по-вашему, сейчас год?

— 2015 от Рождества Христова, – с полной уверенностью произнёс Лука.

Гуго переменился в лице. Казалось, что для него в этот миг весь мир перевернулся вверх дном.

— Да? – Отрывисто спросил Гуго и немного наклонил голову.

— Боюсь, что так, — неловко произнёс Лука.

— Мышь мне в панталоны! Сколько же лет я уже на этом острове!? Ну я думал, что прошёл год, может два, но не несколько же десятков лет, — выругался Гуго, пнул ногой скамейку, а потом схватился за голову и присел на корточки.

— Гуго, с вами всё в порядке? – Спросил Лука и положил руку мужчине на плечо.

Тот резко встал, отряхнулся, потряс головой и, запинаясь, но пытаясь держать спину ровно, а голову высоко, сказал: «Кхем! Прошу простить меня за этот конфуз, я пребывал в небольшом шоке, поэтому вёл себя неподобающе. Теперь я в порядке».

— Фух, я уж испугался, — нервно засмеялся Лука.

В этот миг до него дошло, кое-что очень важное. Гуго рассказал, что он приехал сюда на лечение в 60-е годы и с этих пор жил на острове Повеглия. Но ведь прошло 50 лет! Почему мужчина до сих пор выглядит так молодо?

— Гуго, позвольте спросить, а сколько вам лет? – озадаченно спросил Лука.

— Ну, я думал, что 23, а теперь, выходит, что мне 73? – усмехнулся мужчина.

— Но вы совсем не выглядите на свой возраст, вот посмотрите, — Лука достал из кармана телефон и сфотографировал Гуго.

— Что это? Новый фотоаппарат такой? Никогда ничего подобного не видел, — Гуго, словно ребёнок, с любопытством разглядывал неведомый ему ранее агрегат. – Стоп, это что, я!? Я так в 23 выглядел, — теперь и он не понимал происходящего, – почему я не постарел, почему…, — в этот миг слова у мужчины кончились.

— Вы уверены, что приехали сюда лечиться?

— Да, я точно помню, что приехал сюда в 1965 году, меня направили из Сток-он-Трента. Я… у меня очень болела грудь, и мои ноги посинели и распухли так, что я с трудом на них ходил… Потом я оказался здесь, на острове Повеглия, провёл тут два месяца. Помню, как играл на флейте для других больных. Было очень плохо, ноги страшно болели, а кашель становился всё сильнее. Потом ещё и температура поднялась. А потом я просто уснул. А когда проснулся, то никого на острове уже не было. Ноги больше не болели и кашель прекратился. Но никого не было. Интересно, куда все делись?

— Простите, но вы уверены, что всё это время «жили» на этом острове?

— Мистер, на что вы намекаете?

— Простите, я и сам не могу в это поверить, но, думаю, вы умерли в тот день, а не уснули, — пытался как можно деликатнее сказать Лука, хотя сам не верил в свои доводы.

— Умер? Но разве люди остаются на земле после смерти, разве они не уходят в другое место? А я-то думаю, почему люди на остров приплывают, я с ними здороваюсь, а они меня игнорируют, словно и не видят вовсе.

— Боюсь, что сейчас прозвучу довольно банально, но вы, наверное, о чём-то сожалели перед смертью, поэтому не смогли уйти в «другое место».

— Не знаю. Не помню! Не хочу помнить! Это больно! Умме! Аяз! Больно, мне так больно! Почему я не с вами!? – Гуго закричал, закричал так громко, что эхо его крика отразилось по стенам старинных зданий.

Лука не мог вставить ни слова. Он молча подошёл и обнял Гуго.

Через некоторое время мужчина успокоился, вздохнул и начал говорить, но его выражение лица, его голос словно стали другими, будто перед Лукой стоял не тот человек:

— Знаешь, она была так прекрасна… Жизнь на улице. Я радовал прохожих своей мелодией, они танцевали, улыбались и хлопали, когда я играл, – Гуго улыбнулся, потом взглянул на флейту, – а знакомство с хиппи, это было самое незабываемое, что случалось в моей жизни. Они жили ради себя, ради единения с природой. Да, они не брезговали и употреблением наркотиков, но, кажется, совсем не портились от этого. Они и мне предлагали, но у меня оказалась непереносимость,- мужчина грустно усмехнулся, — они показали мне, что такое счастье, любовь. Знаешь, а ведь я любил. Её звали Умме. Она была так красива: чёрные волосы до пояса, смуглая кожа, большие карие глаза и ангельская улыбка. Это именно она привела меня в компанию хиппи.

— Вы и в самом деле очень её любили. Но, кажется, вы упоминали ещё одно имя. Аяз, кто это?

На глаза Гуго навернулись слёзы.

— Это мой сын, Аязушка. Пойдем, я покажу тебе кое-что, – мужчина взял Луку за руку и повёл вглубь острова.

Через пару минут друзья дошли до заброшенной колокольни. Они поднялись наверх, и перед Лукой открылся потрясающий вид на вечернюю Италию.

Смотря вдаль, Гуго произнёс:

— Знаешь, Аяз был очень слабым, часто болел. Я где-то слышал, что морской воздух хорошо лечит, поэтому мечтал как-нибудь свозить его на море. Помню, что Умме даже сшила ему плюшевую чайку. Я оставил эту игрушку на его могилке. Зря, наверное.

— А что случилось с твоей семьёй?

— Наркоторговцы разбушевались. Подумали, раз мы хиппи, то обязательно торгуем наркотиками. А конкурентов эти люди не любят. Я ударился головой о камень, когда упал, пытаясь заступиться за Умме и Аяза, — Гуго прикусил нижнюю губу и снова заплакал.

— Прости, я не должен был спрашивать.

— Нет, что ты, так приятно когда тебя кто-то слушает.

Лука прокручивал в голове рассказ своего нового знакомого. Он вдруг подумал, что если бы у него была машина времени, то он точно бы смог помочь всем, кто страдает и тогда на земле бы не осталось несчастных людей.

— Слушайте, Гуго, а вы не хотели бы поехать со мной, отвлечься, увидеть другие страны?

— Это было бы интересно. Хорошо, тогда покажи мне свой мир! – Гуго протянул Луке руку и приветливо улыбнулся.

— Тогда, давайте пока найдём место, где можно переночевать, а завтра отправимся в путь.

— Я знаю отличное местечко, пойдём – Гуго потянул Луку за собой.

Перед друзьями предстал скромненький одноэтажный дом, на удивление хорошо сохранившийся. Дверь была не заперта, и молодые люди легко вошли.

— Это ты называешь «местечком»? Здесь точно можно переночевать, на меня ничего не обрушится ночью? – Недоверчиво спросил Лука.

— Лучше сохранившегося дома ты здесь не найдёшь. Конечно, если его превосходительство считает это место недостойным для своего ночлега, то может спать на улице. – Гуго развёл руками.

— Ладно, ладно, останемся здесь на ночь, — Лука выдохнул.

— Вот и ништяк!

Ночь наступила довольно быстро. На острове, как и прежде, стояла мёртвая тишина.

— Гуго, а вы тоже будете спать?

— Да, а ты думал, что раз я призрак, то совсем не умею спать. Поверь мне, после смерти все потребности остаются, разве что в туалет больше ходить не нужно. Во всём есть свои плюсы.

— Вот как, нам совсем по-другому рассказывали о жизни по ту сторону.

— Ну, так я ещё и не нахожусь «по ту сторону». Уже довольно поздно. Приятных тебе сновидений, друг мой.

— И вам спокойной ночи.

Только Лука успел закрыть глаза, как проснулся от яркого света. Он даже не заметил, как наступило утро.

— Доброе утро, Лука, как самочувствие?

— Ощущение, словно я не спал вовсе. Голова раскалывается.

— Это не редкость на этом острове. Я и сам частенько плохо высыпаюсь. Здесь время как будто течёт по-другому.

— Вот как. Стой, а который сейчас час? – Лука посмотрел на часы, было уже 9:30, а лодка должна была приплыть за ним в 10:00.

Молодой человек моментально собрал вещи в походный рюкзак, схватил Гуго за руку и поволок в сторону импровизированного причала.

— Стой, куда ты меня тянешь?

— Лодка скоро прибудет, а мы с тобой на другом конце острова, надо успеть дойти.

— Так я покажу, где можно срезать.

Гуго протянул Луку через какие-то колючие заросли.

По дороге к парому молодые люди наспех договорились, что при людях Лука не будет разговаривать с Гуго, а будет писать ему свои вопросы в заметках на телефоне. Гуго согласился.

Лодочник высадил друзей в ближайшем рыбацком порту. Оттуда они направились в гостиницу, номер в которой заранее забронировал Лука.

В номере Гуго всё тщательно осматривал, телевизор и пылесос показались ему чудом техники.

— Послушай, Гуго – в номере Лука мог говорить с другом свободно – может нам наведаться в архив, может там о тебе что-то знают?

— А зачем, я о себе и так всё знаю.

— Может это поможет нам найти способ упокоить твою душу?

— Очень сомневаюсь, что тебя в архив такой давности вообще допустят. Хотя, можешь взять это и представиться моим родственником, – Гуго достал из кармана свою карточку пациента.

— Что ж ты раньше молчал!?

— Ты не спрашивал.

Взяв карточку в руки, Лука направился в архив, а Гуго сказал подождать его в номере. Хиппи с радостью согласился. Только за молодым человеком закрылась дверь, как гость сразу же начал проверять. Как работает телевизор, кофеварка, кран и электрический чайник с феном. Он начал включать всё подряд. В этот момент в комнату зашла женщина из службы уборки номеров, которая застала чудную картину летающих по комнате предметов. Бедная уборщица через минуту вернулась с администратором, который увидел эту же картину. Оба решили дождаться постояльца номера.

Тем временем Лука настойчиво пытался отвоевать право узнать информацию о своём родственнике у вредного архивариуса.

После долгих уговоров сотрудница взяла карточку, профессионально поморщилась и начала вбивать в компьютер данные.

— Так, Омега Зенфберри, уроженец города Камбрия, пациент госпиталя «ХХХ» … Есть по вашему родственничку пару сведений. Секундочку… — Женщина ушла, а вскоре вернулась с папкой истории болезни пациента №303 Омегой Зенфберри. – Читайте так, чтоб я видела.

Хотя она и сказала так, но через пять минут сама отвернулась от посетителя, говоря по телефону. Лука быстро всё сфотографировал.

— Спасибо, девушка – сказал Лука и ушёл.

Он зашёл в номер и ужаснулся от его состояния.

— Здесь что, торнадо прошёл?!

— Лука, милый мой друг, ты вернулся! — Гуго лежал на кровати в куче подушек.

— Чего лежишь, помогай прибираться! – молодой человек стукнул виновника происшествия по голове.

Уборка заняла минут десять. Через миг в дверь постучали. На пороге стояли администратор и уборщица с круглыми глазами.

— У вас в-всё хорошо? – поинтересовался администратор.

— Да, вполне, вот посмотрите. – Лука пригласил гостей в номер, те ничего подозрительного не увидели и ушли.

Не заметили молодые люди, как наступила ночь, и пора уже было ложиться спать.

На следующее утро они попрощались с Италией и сели на самолёт, чтобы отправиться на родину Луки – Новосибирск.

Приехав в Новосибирск, друзья сели на электричку и довольно быстро добрались на другой конец города, где и жил Лука в своём частном домике, доставшему ему в наследство от покойной бабушки.

— Что ж, проходи, располагайся, это мой дом. Я дома, бабушка. – Произнёс молодой человек, глядя в пустоту.

— С кем ты говоришь? – Поинтересовался Гуго. – Здесь ещё кто-то живёт?

— Нет, я здесь один, просто раньше мы жили тут с бабушкой. Она умерла три года назад. Кстати, имя Гуго – это моё детское прозвище.

— Ясненько. Вот как. А как звали твою бабушку?

— Агафья Фёдоровна

— Агаф-фь-я Ф-фёдоров-н-на, нет, не так, надо сказать правильно. Агафья Фёдоровна, спасибо Вам за такого чудесного внука, он мне очень помогает, обещаю и я впредь помогать ему.

— Лука, мой дорогой друг, почему ты плачешь?

— Ничего, просто я очень тебе благодарен.

— Было бы за что, ведь ты так много сделал, не знаю, как отблагодарить тебя.

— Можешь сыграть ту мелодию, которую ты играл в первую нашу встречу.

— Легко, садитесь удобнее и слушайте.

Гуго начал играть. Луке вспомнились самые тёплые его моменты жизни, которые он провёл в этом доме вместе с бабушкой. Незаметно для самого себя хозяин дома заснул. Проснулся он уже вечером. Из соседней комнаты, доносились хриплые стоны. Зайдя внутрь Лука увидел, как сидя на полу Гуго обнимает игрушку плюшевой чайки, которой бабушка очень дорожила и всегда бережно ложила на тумбочку около кровати.

— Это же, это игрушка Аяза. Где ты её взял?

— Бабушка сказала, что нашла это игрушку, когда путешествовала в Англию в город Честер. Она заигралась и набрела на старое кладбище, где возле ограды и нашла плюшевую птичку. Она верила, что когда-нибудь эта вещь кого-то спасёт.

— Аяз, мой Аязушка. Спасибо тебе огромное.

— Благодари бабушку, это она хранила её для тебя.

— Агафья Фёдоровна, спасибо, что столько лет хранили её, Лука, спасибо, что не выбросил за ненадобностью. – Молодой человек не переставал плакать.

В этот миг входную дверь распахнула маленькая девочка, лет десяти, в белом платьице и с босыми ногами. Она смотрела на друзей большими голубыми глазами и приветливо махала рукой.

— Добрый вечер, мистер Лука, Мистер Омега, – девочка по очереди покланялась каждому из присутствующих. – Прошу вас пойти со мной, ваше время пришло, — улыбнувшись, произнесла девочка и протянула Гуго руку,– прошу вас, назовите свою полное имя. Простите, что не представилась, меня зовут Аля, я ангел смерти.

— Выходит, уже пора, да? Только сегодня приехал в гости, и уже пора. Ну, что же, так тому и быть. Моё имя Омега Зенфберри, отвергнутый сын графа Эрика II Зенфберри.

Отвергнутый? Так вот почему Гуго так настойчиво не хотел называть настоящее имя, — подумал Лука.

— Благодарю, теперь проследуйте за мной, пожалуйста.

— Мне пора. Прощай, мой дорогой друг. Прошу, возьми с собой эту флейту и отдай её мне при следующей встрече. — Через мгновение наступила ночь, и Лука остался один в пустом доме.

С тех пор прошло шесть лет. Лука стал журналистом, рассказывающим людям о загадочных местах.

Как-то раз, идя домой после работы, Лука увидел, как маленький мальчик, лет пяти, разглядывал объявление о приезде группы классической музыки. Лука подошёл к нему, достал из рюкзака флейту Гуго и протянул её ребёнку.

— Тоже хочешь играть?

— Дяденька, откуда у вас моя флейта!? –мальчик выхватил инструмент из рук незнакомца.

Едва малыш прислонил флейту к губам, как Лука услышал знакомую мелодию. Молодой человек понял, что, встретил ушедшего друга.

— Где твои родители?

— Нет,– сухо ответил мальчик и крепко сжал флейту в руках.

— А как тебя зовут?

— Кленов Васи. Дяденька, а откуда у вас моя флейта?

— Почему ты решил, что она твоя?

— Дяденька из сна, Лиам, подарил мне её. Я везде её искал, а она была у вас.

— Ты сам мне её дал, просто не помнишь этого.

— Васи! Васи, окаянный ты ребёнок, сколько ещё раз ты будешь от нас сбегать! – Незнакомая женщина схватила мальчика за руку. – Мужчина, спасибо, что последили за ним. Мы всем детдомом его с самого утра ищем.

— Я усыновляю этого мальчика. – Решительно произнёс Лука и взял Васи на руки.

Лука усыновил мальчика. Он воспитал его прекрасным человеком. Когда Васи вырос, он стал известным на весь мир флейтистом.

Чурина Екатерина Сергеевна
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 03.03.2005
Место учебы: МБОУ "Красносельская средняя школа им. И.Н.Маркеева"
Страна: Россия
Регион: Нижегородская (Горьковская)
Город: Арзамас