Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Цвета

Медленный стук возобновился. Он звучал вкрадчиво, звал к себе. Лиза машинально провела по стеклу. Ливень шёл уже несколько дней, останавливаясь только минут на десять, чтобы передохнуть.

Лиза привыкла к дождю. Он не раздражал её, как Асю, которая каждые полчаса высовывалась из комнаты и ругала ни в чём неповинное окно.

— Достало! – в очередной раз завопила сестра, хлопнув дверью, — сезон дождей! – она добавила ещё слово, и Лиза поморщилась.

— Ну посидишь немного дома, подумаешь проблема, — пожала плечами она.

Ася недовольно фыркнула и застучала накрашенными ногтями по стене. Сестра переливалась ярким синим и сиреневым. Красиво. Лиза отвела глаза и села на подоконник.

-У меня вообще-то планы были на выходные – сказала Ася и вздохнула.

К остальным цветам добавился раздраженный бордовый. Он почти поглотил синий, сделал его бледнее. Она по-настоящему расстроена.

Лиза пожала плечами. А что говорить? Так получилось. Снова отвернулась к окну, глядя на ливень. Сестра за её спиной полыхала ультрамариновым оттенком.

Лиза хорошо помнила, как где-то год назад впервые увидела Свечение. Оно появилось мгновенно. Лиз тогда крепко зажмурилась. Красные, белые, чёрные, зелёные… Слишком ярко. Слишком непонятно. Слишком неестественно.

— Девушка, вам плохо? – стоящая рядом женщина обеспокоенно склонилась над ней. Оранжевое Свечение ослепило Лизу.

— Нет, всё в порядке – пробормотала она и быстрым шагом пошла домой.

В квартире никого не было. Лиза подошла к зеркалу и внимательно оглядела себя. Ничего не поменялось, кроме фиолетового и жёлтого Свечения вокруг неё. Подавшись дурацкому порыву, она уставилась на статуэтку, стоящую на тумбочке и попыталась сдвинуть её с места. Смотрела минут десять, пятнадцать и бросила это занятие. Никакого волшебства. Птицы не стали болтать с ней, предметы отказались летать, крылья вроде тоже не выросли.

Лиза решила никому не говорить. А как это будет выглядеть? «Знаешь Ася твоё Свечение не подходит к сумочке, лучше возьми ту белую». «Юлька, а чего ты такая жёлтая? Да не про лицо я, успокойся. Просто светишься лимонным.»

— Чего так пристально смотришь? – подозрительно спросила мама, — как будто прямо в душу.

— На душу, — неслышно поправила Лиза.

— Что?

— Ничего. Обычно смотрю.

Капли медленно ползли по стеклу. Лиза подцепила взглядом одну из них и проследила короткий путь. В окне стало видно Свечение. Лиза раздражённо задёрнула шторы. Смотреть на чужие цвета завораживающе, но вот на свои…

Она прошла в другой угол комнаты, потом вернулась в прежний. Взяла в ладонь прядь волос. Её собственное Свечение струилось, стекало по пальцам, но неумолимо возвращалось обратно.

Лиза не любит зеркала. Видеть себя изнутри ужасно. Насмешливое стекло напоминает о никчёмности. Смеётся над некрасивыми, несочетающимися цветами. Она завидует сестре, которая также смотрит в зеркало, но ничего не видит.

Дождь возобновился. В размеренном стуке, Лиза явно услышала крик. Вздохнула. Может нормально видеть Свечение, но слышать дождь… Хотя вдруг он поэтому и идёт уже несколько дней? Ждёт, когда его услышат, не от хорошей, наверное, жизни так льёт.

— Поговорим? – одними губами спросила она.

Молчание. И стук капель.

— Что мне делать? Я смотрю внутрь людей и это не фигура речи, — она помолчала, — может мне надо, что-то изменить? Как-то помочь? Я вижу грусть, радость и такие оттенки, которые не передать на бумаге. Что мне делать с этим? – голос стал громче.

Дождь снова превратился в ливень. Капли врезались в стекло, как маленькие камешки. Они бились в истерике, заканчивая жизнь на окне.

— Тебе плохо? – тихо переспросила Лиза – тебе? Ты серьёзно? Ты нужен. Да, на тебя ругаются, но не могут без тебя. А я? Где-то точно есть мой двойник. Такая же девушка. Не могут все на Земле быть разными. Вселенная бы сломалась, создавая только оригиналы.

Дождь никак не возразил, продолжал стучать, но с каким-то укором.

— Не согласен? – спросила Лиза, — твоё право. Я тоже хочу быть, как ты. Незаменимой. Я хочу жить. И давай без глупых вопросов. Не существовать, а жить.

Лиза зачем-то погладила себя по волосам и села на подоконник, прижавшись к окну. Говорить почти физически больно. Слова царапают горло. Свечение вокруг блестело тёмно-фиолетовым и малиновым. Страх. Она закрыла глаза.

— Ты ещё здесь? Дай хотя бы совет какой-нибудь. Не знаю. Напиши, -какое-то время Лиза всматривалась в стекло. Ничего, — хочу просто выйти и уйти куда-то. Чтобы никто не звонил, не писал, не волновался, не дёргал. Объехать весь город на метро. Уехать на выходные в Венецию, просто так, не планируя и вернуться к школе. Хочу делать всё это не одной. Хочу нарисовать картину о себе. Петь на улице и не стесняться этого. Станцевать вальс в школьном коридоре в конце концов!

Долгая пауза. Монотонный дождь. Молчание, но не пустое, заполняющее каждую частицу комнаты.

— Вот как у них. У людей в интернете. Они живут, любят, спокойно смотрятся в зеркало. Танцуют зимой под снегом. Что на это скажешь? Надо жить не по образцу? Мне так говорят по крайней мере. А если образец интереснее? Тем более, как сейчас. Не валялась в снегу или не покрасила волосы в красный, значит скучная и говорить с тобой не о чем. Ася ходила с таким цветом. Сколько комплиментов в школе! «Ты такая необычная, не слушаешь чужое мнение.» И по барабану, что ещё штук десять таких же ходит.

Лиза перевела дыхание, сжала края подоконника в ладонях.

— Хочешь правду? Я ей завидую. Невозможно. Она осуществит этот список, как только будет возможность. Я буду ждать дальше и эту самую возможность просто не увижу. Я боюсь навязаться. Кому угодно. Маме, сестре, Юльке. Знаешь, что они думают? Что я равнодушная, замёрзшая. Хочу убежать в конце концов! От Свечения.

Она разжала кулаки и закусила губу. Мысли скакали в голове, стучались прося их выслушать.

Лиза пошла в ванную. Только с третьего раза открыла дверь. С закрытыми глазами подошла к зеркалу. Страшно. Некомфортно. Холодно. Она медленно подняла веки…

Фиолетовый, серый цвета асфальта, оранжевый, который был удивительно не к месту. Он почти заполнил изумрудный зелёный. Уродливое сочетание. Страх, пустота, беспокойство, отвращение. Ужасно смотреть. Смотреть на свою душу. Где-то видны совсем слабые проблески белого и лимонного. Яркое свечение выделялось на фоне потухших глаз. Лиза замерла, глядя на палитру вокруг себя. Это не изменится само. Она так долго ждала. Сейчас Лиза снова посмотрела себе в глаза. Что делать? Ей скучно. Она не может прямо сейчас уехать в Венецию или уйти, отключив телефон. Может когда-нибудь это получится, но явно не сейчас. Не сейчас, когда мама скоро вернётся с работы, а завтра в школу.

Лиза провела по стеклу. Это она. Настоящая, которая больше не боится смотреть на себя. Она опустила голову, посмотрела на раковину и снова медленно поднялась. Фиолетовый исчез. Вместо него пробился нежно-розовый, рядом с изумрудным тихо шевелился бледный почти неразличимый мятный.

Умиротворение.

Лиза почти выбежала из ванной. Надо рассказать дождю. Он поймёт. Участливо постучит, хоть конечно не произнесёт ни звука.

В комнате она нашла Асю. Та сидела на подоконнике. Лиза села рядом. В темноте обычно отчётливо выделялось Свечение. Его не было. Никаких цветов. Лиза вздохнула.

— Ты чего? – поинтересовалась Ася.

— А что дождь закончился? – невпопад спросила Лиза.

— Да полчаса назад уже.

Лиза кивнула и обернулась к окну.

— Зато снег пошёл, — почему-то тихо сказала Ася.

-Да, — так же ответила Лиза.

Она незаметно улыбнулась стеклу. Наверное, дождь тоже решился на перемены.

Иванова Софья Владимировна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 14.10.2007
Место учебы: Гбоу №199
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва