XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Что останется после тебя?

Посвящение: В чьём сердце, вечно одиноком, любви горит святой огонь…

Глава 1. «Не очень-то и хотелось…»

Смешные они, эти взрослые, ищут счастье на стороне, а потом удивляются, что жизнь все цвета потеряла. Смотрят в одну сторону целыми днями и дальше носа своего ничего не видят. Будто жалко им иногда глаза свои затуманенные в небо поднять. А оно смотрит на нас свысока, и кто-то на облаках всё хохочет над людскими проблемами и деткам улыбается, которые к нему ладошки тянут. А взрослые и забыли, что ни одни на этой планете, достаточно лишь поднять глаза…

    -Опять Малютин? Ну что за наказание такое?

   Коля обернулся на звук и нахмурился. Голос «самовара» (так он прозвал свою воспитательницу, потому что ему казалось, что она вот-вот вскипит и из ушей её повалит густой пар) перекричал кукушку, не дав ему порадоваться тому, что всех он здесь переживёт, если только захочет…

      -Эй, малютка, выходи давай уже! – бодрый и насмешливый голос стрелой пронзил тишину и отозвался волной поднявшегося возмущения. Коля хотел крикнуть что-то в ответ, но его словно гвоздями прибили к этому месту.

   -Коленька, ну выходи, обед пропустишь, – среди гама он услышал Наталью Владимировну. Её он кличкой не наградил – не придумал, да и не хотел.

     Малютин печально вздохнул, в глубине души надеясь, что его «тайную» поляну за стадионом никто не нашёл и, дабы не выдать секрет, пошёл в обход.

  -Явился, не запылился. Из-за тебя чуть вся группа без обеда не осталась.

  -Я не голодный, – надеясь, что «самовар» не услышит, тихо сказал опоздавший.

    -А ты о ком-то кроме себя думать можешь? – не унималась женщина, за что получила строгий взгляд Натальи Владимировны.

    Коля поднял глаза и, поймав на себе толпу презренных взглядов, начал злиться. Но, увидев жалостливые глаза воспитательницы, резко затих.

   -Могу, – еле слышно прошептал он, глядя, как его группа уже идёт к столовой.

Конечно, может, и сомнений нет. О футболе своём думает, о манке этой противной каждое утро, о том, почему взрослые такие серьезные и глупые одновременно и как сбежит отсюда когда-нибудь, тоже думает. Разве это о себе?

     Коля размазывал по тарелке кашу и не хотел поднимать взгляд. Этот рисунок из гречки ему был куда интересней, чем потрескавшиеся стены с героями из советских мультиков, которые он и не видел никогда. Что в них интересного?

   -Ну что, малютка, готов проиграть сегодня? – место напротив занял задира из соседней группы.

    -Я не малютка, – прошипел Коля, твёрдо сжав в руках ложку и стараясь не опускать глаза вниз.

    -А кто ты? Кроха? Ну малютка же лучше звучит, – за столом раздался смех.

     -Я Коля, – чётко сказал он и, бросив ложку в сторону, вышел из-за стола. Он не проиграл поединок, он счёл соперника недостойным и решил не тратить на него время. Так ведь было в фильмах про восточные бои?

Малютин чувствовал, как к горлу подступает ком. Топорными шагами он вышел на крыльцо, но, заметив ребят, развернулся обратно и взглядом зацепился за железную дверь. После долгих раздумий он побежать к ней и с разбегу толкнул, не рассчитав силы. Мальчик и не надеялся, что она будет открыта и кубарем вывалился на задний двор. Там стояли мусорные баки и гора картонных коробок.

   Он долго смотрел на возвышающуюся над ним пирамиду, подняв вверх свой исцарапанный нос и щуря глаза от солнца. В один миг ему показалось, что всё на свете выше и значимее его, даже эта бесполезная груда картона. Мальчик с яростью пнул конструкцию в самый центр и, словно карточный домик, она распалась на детали и повалилась на его. Устояв на ногах, Коля стал расшвыривать коробки и прыгать на них, воображая себя великаном, который вот-вот раздавит целое королевство. Вдруг он замер на месте, и брови его удивленно поползли вверх.

     Вжавшись в угол, напротив него сидел щенок. Он прижал уши и поджал хвост. Глаза словно бусины, бегали по лицу Коли, испуганно глядя на него снизу-вверх.

    Малютин подался вперёд, желая разглядеть животное поближе и первый раз в жизни потрогать настоящую собаку, а не картинку на календаре. Щенок ещё больше вжался в железный бак, и с мольбой в глазах стал смотреть на мальчика.

  Позади них скрипнула дверь, и две пары ошарашенных глаз синхронно посмотрели в сторону источника шума.

-Эй, дружок, — вошедшая повариха резко остановилась и глазами обвела участок. – А ты что здесь делаешь? А ну бегом в группу! – она укоризненно взглянула на Колю, поставила рядом с его ногами миску с едой и принялась кормить питомца.

   Малютин нахмурил брови, глядя, как щенок жадно и без волнения хватает каждый кусочек, не обращая на него внимания.

   -Не очень-то и хотелось, – бубнит он и, толкая дверь, уходит с заднего двора, даже не взглянув на щенка.

Глава 2. Мотылёк.

 -Малютин, ещё одно замечание и красная карточка! – судья засвистел и поднял руку в знак недовольства. Наталья Владимировна тяжело вздохнула, пытаясь разглядеть среди футболистов и поднимающейся пыли своего Колю.

  -Да не толкал я его! Пусть на ногах лучше держится! – огрызнулся мальчик, даже не глядя в сторону судьи.

    Свисток раздался снова, и матч продолжился. Болельщики вновь оживились и, толком не зная правил, начали кричать что-то еле разборчивое, но оглушающее. На секунду Коле показалось, что поле превратилось в стеклянную банку и за ним наблюдают, как за бабочкой в неволе. Она всё бьётся крыльями о толстое стекло и оттого смешит людей, что надеется на свои силы.

 Не успел Коля и подумать о попытке разбить этот купол, как перед глазами мелькнул мяч, влетевший в ворота.

  -Малой, ну ты чё?! Кто у нас на защите стоит? – краем уха он услышал крик Кости, который готов был кинуть Колю в эти же ворота за упущенный мяч.

-Гооол!

        Все наперебой кричали, бегали по полю и прыгали друг на друга с объятиями, будто выиграли кубок, а не простое «Молодцы!» от физрука. Будто они на огромном стадионе «Спартак», а не на крохотном пустыре с парой старых ворот. Будто в команде они нашли семью, которой у них никогда не было…

   Но Коля не верил ни во что из этого. Футбол для него борьба, а не какие-то сказки про семью, в которой для него никогда не было места. Он отряхнул колени и выжидающе посмотрел на судью, будто надеясь, что всё поменяется.

— 2:0! Матч окончен. Скворцов, в следующий раз будешь так толкаться, я тебя даже поболеть не пущу, понял?! – судья пальцем пригрозил хулигану и забрал мяч.

  -Да мелкий сам под руку лезет! – не унимался обидчик. Коля долго смотрел с презрением, пытаясь понять, кого это он назвал мелким, но прекрасно знал ответ.

   Малютин огляделся в поисках своей группы и, заметив ребят, зашагал к ним.

   Когда Коля подошёл вплотную к толпе, сбившейся в круг, никто не обернулся в его сторону. Он даже возмутился этому факту и принялся расталкивать всех на своём пути, пробиваясь в центр круга. Ему было любопытно увидеть, что же всех так привлекло, но он оторопел, когда увидел источник всеобщей радости.

    Его группа со всех сторон обступила знакомого Коле щенка, который теперь смотрел на него с любопытством. Под лучами солнца собачья шерсть горела и переливалась золотым отливом. Серо-голубые глаза щурились от солнца, но непрерывно смотрели на Колю.

****

    Тёмную комнату освещала линия лунного света, когда Коля открыл окно, впустив поток свежего воздуха и бросился бежать в сторону стадиона. Столько лет он боялся, что когда-нибудь его поймают после очередного побега, но сейчас он даже хотел этого. Чтобы хоть кто-то спросил у него: «Что ты здесь делаешь?», а он бы честно ответил: «Не знаю, помогите разобраться!» Но никому не был интересен ни стадион, ни «секретная поляна» за ним, ни Коля на этой поляне.

 Пробравшись через ветки, мальчик сел на траву и стал смотреть на небо, стараясь не пропустить ни одну звезду. Конечно, никому не нужна была эта поляна, ведь на ней ничего нет, сплошной пустырь да забор вдалеке. Разве что сбежать оттуда было удобно, и у многих получалось, но не у Коли. Когда-то он тоже прибежал сюда ночью, чтобы перелезть через забор и пуститься восвояси. Но как только он взглянул на небо, где звёзды бисером рассыпаны по черному полотну, он не смог сдвинуться с места. Вот она, свобода – рукой подай, но разве сейчас он в неволе?

    Из кустов послышался шорох, и Малютин увидел щенка, которого уже начинал побаиваться.

  -Ты что, преследуешь меня? – он вскинул руками и недоуменно посмотрел на животное. Малыш осторожно делал шаги навстречу мальчику и вдруг застыл на месте, не решаясь подойти дальше. – Ну чего встал? Иди давай. – Коля сдался и отвёл глаза на звёзды, не желая пугать щенка снова. – Чего же ты меня боишься?

   Малыш долго смотрел на Малютина, а потом стал обнюхивать карман Колиной ветровки, пытаясь носом проникнуть внутрь.

 -Всё-то ты чуешь. Голодный что ли? – мальчик обреченно вздохнул и достал из кармана припасенный с обеда пирожок с яблоками. Коля отломил кусочек теста, пожалев начинку, и положил его на землю. Собака долго принюхивалась, но, быстро проглотив кусок, полезла к нему за добавкой.

   -Эй, мне хоть немного оставь! – возмущенно смотрел на него Малютин, но руку не убирал. То ли побоялся, то ли пожалел – сам не понимал. – Как же ты меня нашёл? По запаху что ли? Так пирожок мой хотелось стрескать?

    Наевшись, малыш лёг возле ног мальчика и с интересом смотрел на звёзды, щуря глаза от наступающего ветра. Нос его дергался от потоков холодного воздуха, отчего уши его немного дрожали, но он с интересом слушал Колю.

   -Хотел бы я быть тобой. Ничего не делаешь, все пылинки с тебя сдувают и плевать на то, что ты маленький…

    Малютин опустил взгляд на щенка, и зрачки его расширились от пришедшей в голову мысли:

 – Так ты же и есть… Малютка! Вот кто малыш, а не я! – Коля всплеснул руками. Малютину вдруг стало стыдно от того, с какой издёвкой он говорит это противное ему слово «малютка», точно так же, как все дураки, которые его так называли…

-Никакой ты не малютка…Ты же… Ты Сашка! Точно, как Пушкин! Кудрявый такой и глаза у тебя умные.

    Коля впервые позволил себе к нему прикоснуться, а новый друг и не сопротивлялся. Мальчик давно не чувствовал себя так спокойно. Его слушают и отвечают глазами, не перебивая и не упрекая.

   -Завидую я тебе, Сашка, ты на воле жил и столько звёзд, наверное, пересчитал. Хотя не от хорошей жизни ты сюда попал, не просто так тут оказываются…

  Он оглянулся в сторону корпуса. Столько раз он задумывался, почему оказался в этих стенах, и не находил ответа. Он так привык к этому месту, что никогда не грустил по дому, потому что попросту не помнил его, как и своих родителей.

  -О, смотри, звезда падает, – Малютин взял щенка на руки и поднялся на ноги, думая, что так он будет ближе к событию. –Хочу, чтобы меня забрали отсюда. Хочу быть свободным! – Сашка на его руках вздрогнул от громкого голоса и сильнее вжался в руки Коли. Мальчик, как мотылёк, тянулся к свету, желая согреться и избавиться от тьмы вокруг себя. Но все мы знаем, что случается с мотыльками…

Глава 3. «Герой»

-Да не откроет он, не пытайтесь. Зови Наталью, может хоть с ней поговорит, – воспитательница обратилась к одному из мальчиков, собравшихся возле двери.

    Эти люди не понравились ему сразу. В чистеньких костюмах, стуча по полу острыми шпильками и тяжелыми набойками на ботинках, ворвались в его жизнь и всё переполошили. Смотрят на него свысока и рассматривают, как щенка в питомнике. Женщина всё улыбается, а её муж смотрит с презрением на всех вокруг и на часы поглядывает. Наталья Владимировна им кивает и рассказывает, какой Коля хороший да складный, лишь бы избавиться от него побыстрее. Предательница.

     В дверь постучали.  

-Коль, открой, пожалуйста, нехорошо друзей своих не впускать, — Наталья Владимировна говорила так, будто ничего и не произошло.

   -Нет у меня друзей, – с обидой сказал мальчик, но к двери всё же подошёл.

-А Сашка тебе кто? – за дверью послышался скрежет, и Коля открыл дверь, сразу опустив глаза на собаку, которая сидела у ног воспитательницы. Никогда Сашку за порог корпуса не пускали. Говорят, лапы у него грязные и сам он блохастый. А у них души грязные, и в голове не блохи сидят, а тараканы.

  Столько боли в глазах друга Коля не видел никогда.  Два года знакомы, а как будто всю жизнь вместе провели. Это уже не тот малыш Сашка, который пугается любого шороха, и нет больше малютки Коли, который надувает губы от обиды.

-Я думаю, что хоть с ним ты поговорить захочешь.

    Наталья Владимировна медленно стала заходить в комнату, ведя за собой Сашку и села на кровать. С тех пор как в детском доме появилась собака, она стала меньше волноваться за Малютина. Если мальчика не было в группе, она прекрасно знала, где он находится, и давно нашла ту поляну, но никому не рассказывала.

-Вы меня им отдадите? – Коля пронзительно взглянул на неё и застыл на месте, ожидая ответа. Женщина опустила глаза и вздохнула: никогда ещё расставание с воспитанниками не было для неё таким тяжёлым

 -Помнишь, ты «Маленького принца» читал и всё восхищался, что он столько планет облетел? – воспитательница взглянула на стопку книг на подоконнике. – У него ведь и своя планета была, но он хотел повидать другие. И я, Коль, хочу, чтобы ты мир увидел, а не сидел в этих четырёх стенах.

    -Но он же вернулся, потому что розу свою любил.

Коля не любил сказки, но «Маленького принца» перечитывал не раз, а Сашку представлял лисёнком и говорил, что в отличие от принца никогда его не оставит…

-И ты вернёшься, когда захочешь. Как все планеты увидишь, придёшь и про каждую мне расскажешь. Ты же мой герой, – она с грустью посмотрела на мальчика.

-Я не герой, – Коля взглянул на Сашку и дыхание его участилось.

***

-Ну что, герой, теперь не так страшно за свою собачку? – гнусавый голос раздался где-то позади, когда Коля вытирал об траву кровь, льющуюся из разбитого носа. Он не успел подняться, как вдруг Сашка, которого минуту назад тягали за уши и за которого так бесстрашно вступился Малютин, вцепился в ногу одного из хулиганов. Один из ребят пнул щенка, и тот отлетел в сторону.

-Ненормальная псина! – выругался кто-то из компании, и они пошли в сторону корпуса. Малютин вскочил на ноги и побежал к скулящему от боли животному, которого знал на тот момент не больше недели.

-Ну куда ты полез, малютка? Что ты ходишь за мной вечно? Не видишь, хиляк я, не смогу тебя защитить, не герой я, понимаешь, не герой!

  Щенок смотрел на него любящими глазами: всё-таки Коля был для него героем.

***

    Малютин открыл глаза. На его коленях всё так же лежал Сашка, но Наталья Владимировна исчезла. Он посмотрел на закрытую дверь и грустно вздохнул:

 «Даже не попрощалась…» Взгляд его опустился на собаку, которая сжала своими лапами его руку, глаза её поблескивали.

– Чего же ты плачешь, Сашка? Мужики не плачут, – сказав это, он почувствовал, как глаза щиплет от наступающих слёз, а в горле встаёт ком. — Я тебя заберу, слышишь? Чтобы мы с тобой опять рассвет встречали, но уже не здесь.

   Малютин знал, что Сашка его понимает, верил в это.

   Не выпуская собаку из рук, он содрал со стены плакаты, решив оставить их здесь. На соседней кровати лежал «Маленький принц». Коля положил его в сумку и вышел из комнаты. Возле стены стояли люди, которых он никогда бы не хотел называть родителями. Наталья Владимировна не шевелилась, так и не проронив ни слова. Мужчина твердил, что они не возьмут грязную собаку в дом, а женщина просила мужа быть помягче. Коля внутри себя кричал, топал ногами, но, глядя на остальных, решил вести себя, как мужчина, и наклонился к Саше.

   -Я тебя тут не оставлю. Я приезжать буду, а потом заберу тебя, и мы весь мир объездим…. И мотылёк сгорел в своём огне свободы…

   Коля не обернулся, когда шёл до машины, не посмотрел назад и сидя на заднем сидении. Малютин достал «Маленького принца», чтобы перечитать в очередной раз. На форзаце красивым почерком было написано: «Возвращайся на свою планету, как увидишь остальные, твоя роза всегда будет ждать тебя. До свидания, Коля». Малютин закрыл книгу, вместе с ней навсегда закрыв историю малютки.

Глава 4. «Сашка.»

-Я сейчас приду. – Коля встал с места и, улыбнувшись своей спутнице, вышел из кинозала. Оказавшись на улице, он бросил взгляд на часы и с досадой заметил, что никуда уже не успевает. Он поправил пальто и вдохнул холодный воздух.

 Прошло одиннадцать лет с того момента, когда он решил никогда больше не оборачиваться назад, уезжая из детского дома. Конечно, он туда не вернулся ни через день, ни через месяц…никогда. На той дорогой машине его увезли в другой город и ясно дали понять, что ехать тысячи километров ради какой-то собаки глупо. Но Коля отнекивался и говорил, что как только он съедет от приемных родителей, то сразу рванёт в родной город и всё у них с Сашкой будет по-старому.

      Коле восемнадцать и, как ни смешно, его по-прежнему называли малышом, потому что ростом он был мал, но планы у него были совсем не детские. Малютин грезил о космосе и мечтал построить ракету, на которой облетит все планеты. Сашка в его планах, конечно же, был, но потом, когда он разбогатеет и купит дом с огромной будкой в придачу. Он ведь никуда не денется.

  Коле двадцать три, и он инженер-конструктор космических кораблей, по крайней мере, в его дипломе так написано. Уже никто не называл его малюткой, разве что в шутку, но сам он чувствует себя маленьким, по сравнению с космосом.

    Коле двадцать пять, и его имя знают уже вся индустрия. Не без помощи родителей он стал одним из самых молодых специалистов и открыл свою компанию.

      Коле двадцать семь, и он снова живёт в родном городе, потому что тот не отпускает его. Здесь всё по-старому: те же дороги, тот же детский дом, но что-то было не так. Наталья Владимировна уволилась в тот же год, когда Колю навсегда забрали, а Сашку погнали взашей, ведь защитить его было уже некому. Малютин честно хотел найти их, но никто не знал, где живёт воспитательница, а собакой и подавно никто не интересовался. Родители говорили, что нужно жениться, а он и не сопротивлялся.

   Обреченно вздохнув, Малютин решил подождать жену на улице. И надо же было на другой конец города ехать ради этого кинотеатра?  Он отвёл глаза в сторону, когда услышал в кустах шевеление. Коля не придал этому никакого значения, списав на ветер, но вдруг глаза его резко округлились, когда поймал на себе взгляд знакомых глаз. Из кустов к нему бежал пёс, высунув язык и едва успевая передвигать лапами. Коля застыл на месте, когда животное оказалось у его ног.

   -Сашка? – Малютин не мог ошибиться, ведь пса с головой выдавал выцветший, но всё ещё искрящийся золотой цвет шерсти и этот огненный взгляд. – Ты как это…я же тебя искал. – Коля сел на корточки, не боясь помять дорогой костюм. – Ты как меня нашёл-то, балбес? Совсем старый уже, а всё туда же. – Он гладил Сашу по голове и в голосе его слышалась тоска. – Как ты живой-то ещё? Детство моё меня отпускать не хочет… Столько лет думал, что заберу тебя потом, а теперь забрать- то и некуда, моя- то точно тебя в дом не возьмёт, сварливая, зараза. – Коля посмотрел в Сашкины глаза и не увидел в них никакой обиды, всё-таки за всю жизнь его никто так хорошо не понимал. – Я её домой увезу, а потом за тобой приеду, старый. Не серчай, семейный человек всё-таки.

 Саша видел, как Коля уходит и понял, что никуда его теперь не отпустит.

***

Под звёздным одеялом сидят малыш Сашка и малютка Коля, но уже совсем не маленькие. Коля оставил жену дома, а Саша оставил обиды, ведь дома у него нет. Он ушёл вместе с Натальей Владимировной и жил у неё одиннадцать лет, пока она не уехала к внукам в Москву, а его отдала знакомым, с которыми он жить не стал и убежал куда глаза глядят. Но сейчас глаза его глядели только на Колю.

-Вот она, свобода, Саш. Столько к ней рвался, а ни разу себя свободным не почувствовал и планеты только на снимках видел, представляешь? А звёзды всё такие же далёкие, как в детстве, и не дотянусь я до них никогда. А я ведь знаю, кто-то оттуда на нас смотрит. – Коля смотрел на звёздное небо и на ногах придерживал Сашку. Он уже не мог взять его на руки и покружить, как в детстве, да и пёс этому не обрадовался, не тот возраст уже.

   Карман Коли завибрировал, и Саша и поднял голову, уставившись на него. Малютин подскочил, поднял с земли пиджак и побежал к машине, пёс погнался за ним и, наблюдая, как тот открывает дверь, присел в ожидании разрешения.

-Да запрыгивай быстрей. Сейчас ещё один малютка на свет появится. Коля рвано улыбнулся и открыл Саше дверь. Всю дорогу они ехали молча, под стук Колиных пальцев по рулю и тяжелое собачье дыхание. Заходила полная луна.

***

-Два тридцать, состояние стабильное, – доносилось за дверями кабинета.

 Коля выдохнул и посмотрел на луну за больничными окнами

    -Вот так, Саш, мы уходим, а на наше место новые рождаются. Может, хоть он планеты увидит вживую.

    Коля посмотрел в потолок, а Саша всё смотрел на звёзды. Он чувствовал себя счастливым, даже когда сил у него почти не осталось. Он смотрел на луну и понимал, почему волки воют на неё. Их распирает свобода и им хочется выплеснуть её. И ему тоже хотелось завыть.

  Звенящая тишина заполнила коридор. На секунду мир сузился до его размеров.

-Мальчик, 3800, 47 сантиметров, – медсестра открыла дверь и посмотрела на Колю. Тот обернулся на пса с недоумением в глазах и прочитал в его взгляде: «Ну чего сидишь? Беги давай!» И Малютин исчез в дверях палаты. Сердце Саши забилось чаще, он прислушивался к каждому звуку, но всё вокруг него затягивалось в вакуум. Он лёг на скамейку, видя, как больничная дверь перед его глазами расплывается, из неё выходит хозяин со свертком в руках и садится рядом.

 -Вот тебе и новый малютка, старина, – голоса в его голове становятся громкими, и он смотрит на звёзды, которые ещё никогда не мигали так ярко. – Саш, ты чего?  Сашка поднимает голову, смотрит на младенца, который морщится от яркого света, и в душе его становится так легко. – Саша, ты что вздумал? – Саша поднимает глаза на хозяина, мигая ему последней искоркой и закрывает их абсолютно счастливым. Теперь он свободен, а на его место пришёл новый малютка.

   -Ну что, папаша, как сына назовёте? – в коридор вышел доктор. Малютин опустил взгляд на мальчика и увидел, как в его глазах блеснула искорка.

-Сашкой назовём, – Коля ещё раз посмотрел на пса. – В честь друга… с луны.

  Поднимите глаза, может быть там, в небе, вам улыбается ваш Сашка?

Форменова Валерия Петровна
Страна: Россия
Город: Чебоксары