Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Эссеистика на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Чистопрудное чудо или два яростных мира

Чистопрудное чудо или два яростных мира

 

О, театр! Римский предок твой

Готов гордиться вновь тобой!

 

      Этим летом я училась в Летней школе Университетской гимназии МГУ. Напряжённый график не позволял мне расслабиться ни на минуту: постоянные лекции и уроки всё время куда-то меня подгоняли – быстрей, вперёд, бежать – и так в формате 24 на 7. Так хотелось глотка свежего воздуха. И вот этот час Х настал: мама забрала меня из школы, и мы пошли в театр «Современник».

      Не вижу смысла рассказывать какие-то сказки и небылицы, а  расскажу всё как есть. По правде сказать, я далека от театра в том смысле, что для меня затруднительно назвать и дюжину театральных артистов и режиссёров. Люди в наш Челябинский  драматический театр имени Наума Орлова приходят на постановки часто, и свободных мест немного. В конце все встают и аплодируют артистам, впрочем, всё как всегда. Но зачастую уходят разочарованными, так и не поняв современную интерпретацию старой чеховской или островской классики. Кто-то уходит с чувством недопонимания, и на следующий день у зрителей остаются лишь смутные воспоминания о том, что вчера они побывали в театре. И опять рутина: учеба и работа. В итоге: не подумали, не обсудили, а просто  – проглотили как горькую пилюлю.

      Тем не менее, одного артиста нашего театра я научилась узнавать со спины; потому как чувствую его харизму,  льющуюся потоком на зрительный зал, как только он выходит на сцену. Пусть имя его останется неизвестным. Просто ли он сидит или заявляет что-то в образе Бальзаминова или доктора Рагина, который уже ни во что не верит, в каждом жесте и мимике ощущается только одно: истинная и искренняя преданность своему делу, как бы банально это не звучало.

       В спектакле «Палата №6» , который я увидела в мае нынешнего года, этот артист играл главную роль. Очень странная постановка с заковыристо-непонятным названием «спектакль с элементами абсурда». За эти два часа я чуть не посидела – все: и музыкальное сопровождение и само действо – было настолько необыкновенным, что после спектакля  я немножко онемела. В этом чувствовалось одно слово  – НОВАТОРСТВО. Для меня эта постановка стала воплощением современного искусства: не такого как картины Казимира Малевича и Василия Кандинского, а именно такого, какое оно на сегодняшний день.

      И всё же: спрошу я у любого жителя нашей страны, где лучшие театры в России, ответ будет настолько очевиден, что человек, которому задашь вопрос, нервно раздражится: «Конечно  в Москве!»

      Что ж такого в театрах Третьего Рима? Итак, идём с мамой в «Современник». По пути посещаем выставку трамваев под открытым небом – широкая дорога превратилась в пешеходную улицу. Везде атмосфера праздника, радости и счастья субботнего московского вечера. Впереди с нетерпением ожидаю увидеть «Современник» – и тут же, впереди, большое-пребольшое здание зелёного цвета; когда же, не доходя до него, я, повернув голову, увидела на непримечательном белом здании в углублении надпись «Современник», я будто выпала в осадок. Как же такое здание (мысленно сравниваю с нашим драмтеатром) может  стать храмом лицедейства?  Заходим внутрь: билетёры, а точнее билетёрши – бессменные спутницы театра – просят билеты, подаю им свой. Электронным сканером билетёрша быстро сканирует бумагу («О, времена! О, нравы!», как сказал великий Цицерон; всё течет и всё меняется – стоит это признать!)   и собственно всё: проход в римское детище готов! Лоб мой бороздят многочисленные морщины от дум о предстоящем зрелище.

      Встречает гардеробщик улыбкой:

      –А у вас можно рюкзак оставить? – спрашиваю я.

      И как бы вы думали, что он мне ответил?

      –Только с коньяком, – серьёзно отвечает он мне.

      Хмурюсь, потом смеюсь, оставляю рюкзак, идём дальше. Можно оглядеться: невысокий потолок, отсутствие помпезных люстр, крашеная кирпичная кладка белого цвета с чёрными вставками –  на то он и «Современник», идёт в ногу со временем. Здание одноэтажное,  и  создаётся ощущение, что ты просто попал в уютное датское хюгге. Всеобщее внимание приковывает коллаж со всей труппой театра. Звенит один звонок, другой и зрители неспешно проходят в зал; звенит и третий. Ещё не все зрители уселись: зияют бреши в зрительном зале. Иные торопятся ещё занять свои места, хоть звонок и был десять  минут назад: опаздывают (что ж поделать, Москва! жизнь здесь диктует свои правила). Итак, наконец, ни одного пустого места, что называется яблоку негде упасть. Занавес открывается, и «Пигмалион» Бернарда Шоу с бумаги начинает воплощаться в реальную жизнь. Первая часть первого действия – на остановке: и вот стоит человек спиной в длинном тёмном плаще и широкой шляпе на сцене, точь-в-точь как тот артист в «Палате №6». Я думаю: «Как же так? Разве мог он приехать в «Современник»?» Человек оборачивается и тут, словно гром среди ясного неба стоит сам собой Сергей Маковецкий.

      Ещё несколько известных артистов были на сцене, но меньше интересовали меня. Эта постановка о философе-языковеде, который из бездомной девушки создал самостоятельную и интеллигентную женщину и…полюбил ее. Первая часть пролетела «на одном дыхании» – я не успела опомниться, как началась вторая, которая пролетела для меня очень быстро, стремительно. В конце зал стал аплодировать – сначала тихо, медленно, потом звонче и звонче, но никто не вставал – видимо московский этикет. Но я рискнула и встала ради тех артистов, которые (конечно, того и ждут: всё-таки избалованы публикой) играли, как мне казалось, исключительно для меня. Встали ещё несколько человек, ещё и ещё… Спектакль произвёл настоящий фурор в зрительном зале! Таких оглушительных оваций артистам я не слышала никогда. Они были настолько гулкие, что артисты долго ещё не решались уходить со сцены, дабы не обидеть зрителя. И кланялись почитателям, по аплодисментам которых казалось, что их десятки тысяч, а не маленький «Современник». Никто не хотел остановиться – и, наконец, овации стихли. Два главных артиста постановки удалились за кулисы. Наверное, каждому человеку хоть раз в жизни стоит увидеть подобное…

      Мне стало немного грустно, а в голове возник вопрос: как же теперь жить? Ведь в Челябинске зрителя «берут» оригинальностью постановки, а в Москве – игрой. А что наша жизнь?

      Игра.

Панова Дарья Викторовна
Возраст: 21 год
Дата рождения: 17.01.2003
Место учебы: МАОУ "СОШ №5 города Челябинска"
Страна: Россия
Регион: Челябинская область
Район: Отсутствует
Город: Челябинск