Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Чиник Русс

Большая шестерёнка упала со стола в кучу металлолома. Она никак не хотела надеваться на болт, который держал в руках Чиник. Мастер со вздохом отложил болт и глянул на остальное железо.

— Нет, я никогда не починю его! Я ведь Мастер пространства и времени, я чиню континуум, а не роботов! Ты меня слышишь, Минуточка?

Из-за большого шкафа выглянули два светящихся глаза и с пониманием посмотрели на Чиника. Маленький белый колобок вылетел из своего убежища и, покачиваясь в воздухе, облетел остатки робота-Помощника.

— И ведь угораздило его сломаться именно сегодня! Именно сейчас! Скоро двенадцать бить, а у нас не идёт стрелка.

Чиник бросил ржавый болт следом за шестерёнкой и потянулся к своему дневнику. Минуточка вовремя дёрнулась в сторону от летящего куска железа и испуганно пискнула. Она тоже была из металла, но почему-то никогда не ломалась.

Дневник Чиника начинался с его любимой фразы:

«Домовой живёт в доме и охраняет жильцов. Корабельный живёт в корабле, и хранит матросов или космонавтов, если корабль космический. Вагонному дом – вагон, Пещерному – пещера. Чердачный чистит чердак, Подпольный – подпол. А я – Чиник, чиню часы, минуты, секунды, то есть время. В каждых часах живёт маленький континуум, продолжительность времени. И пока он живёт, время идёт вперёд. А я его охраняю».

Минуточка зависла рядом с хозяином и с удовольствием прочитала те же слова. А Чиник недовольно перевернул страницу:

— Парадокс, тебе не кажется? Время чинить я умею, а механизмы – нет! Я конечно всё понимаю, на то мне и нужен Помощник, но ведь без него я как без рук! Стрелку заживало, и я не могу её сдвинуть! Абсурд! Скоро надо бить двенадцатый час, а у меня время не идёт! Бедные люди, у них там, наверное, всё из рук валится. Что будет, если мы не починим часы? Курица сгорит в духовке, молоко убежит из кастрюли, дети опоздают в школу, взрослые – на работу. Не сработают будильники, собьются секундомеры спортсменов, самолёты не взлетят с аэропорта! А это значит что?

Минуточка пропищала что-то крошечным динамиком.

— Именно! Неописуемый хаос, форменный кошмар!

Чиник почесал лохматый затылок, наклонился над дневником, и каюта управления затихла под монотонным звуком пишущей ручки. Наконец мастер бросил её на стол и откинулся на спинку кресла. Минуточка прищурила глаза на птичьем личике-дисплее, чтобы разобрать написанное врачебным почерком, но это было бессмысленно даже для искусственного интеллекта.

— В общем, на тиканье времени нет. Время само: тик-так. Надо отправить Помощника в мастерскую. Справишься?

Минуточка шутливо козырнула и сделала всё в две минуты. Когда обломки несчастного Помощника скрылись, завёрнутые в посылочную бумагу, Минуточка подлетела к пульту управления и что-то пропищала.

— Что говоришь, Утя?

Бот серии «М-ИН-Уточка» не умел разговаривать, но писк повторился. Чиник подошёл к пульту. С каждой минутой он хмурился всё сильнее: как так, не пробить двенадцать часов? Внутри Чиника шли свои, биологические часы. В груди стучал какой-то метроном, отсчитывая секунды. Чуть глубже билось что-то побольше, обозначая минуту. И уж совсем глубокий, тёплый и большой удар обозначал ещё один прожитый час. Мертоном мерил секунды в нервном ритме: нет, всё же, как так?

— Что ты тут нашла? – вздохнул Чиник без особого интереса.

Минуточка звякнула длинной трелью.

— Нажать?

Под маленькой конечностью робота, напоминающей скорее крыло, чем что-либо иное, медленно пульсировала лиловым светом выпуклая кнопка.

— Ты ведь знаешь, я новичок. А в сверхновых часах я вообще никогда не работал. Что она значит?

Минуточка послушно запиликала и указала другим крылышком на кусочек бумаги, приклеенный рядом на скотч. Чиник подслеповато сощурился и прочитал короткую инструкцию:

«Кнопка переадресации –

В случае поломки Помощника-робота или болезни Помощника-человека, нажмите кнопку, чтобы взять Помощника из запаса. Чтобы заменить Помощника, нажмите кнопку повторно. Адрес Помощника изменится на адрес Ваших часов».

— А автор этой записки уважал тавтологию, — добавил Чиник монотонным эхом, и вдруг хлопнул себя по лбу, — О! Да это же дельная штуковина! В старых часах такой функции не было. Попробуем?

Глазки Ути загорелись согласным жёлтым цветом, а потом снова перешли на свой привычный синий. Чиник без лишних сомнений нажал лиловую кнопку. Ничего не произошло.

— Ну и что? – огорчился мастер, — Где Помощник-то? Не работает!

Минуточка моргнула несколько раз, изучая кнопку, присвистнула… Но Чиник её не слушал. Он понуро направился к столику, за которым его робот всегда клепал какие-то схемки. Всегда, до этого злосчастного часа. На беднягу упал с полки чайник, а если быть точнее, огромный русский самовар, и теперь отремонтировать часы было некому.

— Что за напасть, а? Вот ведь я влип!

Чиник взял с полки книгу и пролистнул до середины.

— Как думаешь, я смогу разобраться в записях Помощника и сам починить стрелку? – вопреки предупреждающему писку Минуточки, он перелистнул ещё две страницы, — В конце концов, это должно быть не сложно!

Минуточка влезла ему под руку и перекрыла собой книгу. Глаза у неё загорелись непривычным оранжевым цветом.

— Эй, не хорошо так! Дай почитать.

Чиник аккуратно подвинул робота рукой, но Утя настырно лезла обратно и вибрировала.

— Да отойди ты!

Минуточка отпрянула и припустила брови до середины глаз. Глаза стали не круглыми, а полукруглыми, явно выражая недовольство оттого, что хозяин её не понимает и даже не хочет попытаться понять.

Но Чиник уже углубился в чтение. Он не заметил, как перед пультом управления, в том месте, где на полу виднелся большой белый круг, завозилось что-то живое. Он даже не заметил, как существо тенью прошлось по каюте и замерло возле вскрытого ящика-трансформатора, в котором Чиник совсем недавно проводил приборку: связывал в узлы ненужные провода и протирал аккумуляторы.

— Утя! Ты знаешь, что такое наногель? – крикнул Чиник на всю каюту, чтобы Минуточка точно услышала, — И где мне взять нанотряпку?

Утя толкнула Чиника в спину крылом и пискнула что-то невнятное, а следом по каюте разлетелся сильный мужской баритон:

— If I were you, I wouldn’t twist red wires with blue ones. You know, «The Rules» says that…

Чиник вздрогнул и обернулся всем телом. Посреди каюты стоял мужчина в рабочей одежде и продолжал говорить что-то на английском языке.

— Вы кто? – перебил его Чиник.

Мужчина замолчал. Он постоял так немного, пристально вглядываясь в Чиника, а мастер, в свою очередь, взглядом изучал незнакомца. Утя блеснула синими глазками в непонятной эмоции. А незнакомец вдруг рассмеялся:

— Ha-ha… Hilarious! Are you pulling my leg?

Чиник передёрнул плечами.

— Минуточка? – подозвал он робота к себе, — Скажи, что этот басурманин от меня хочет?

А незнакомец продолжал смешно улыбаться:

— Really?! You don’t understand English at all?

Чиник фыркнул, не понимая ни слова. Утя поморгала глазами: она-то всё понимала, но сама по-человечьи не говорила. Мужчина в рабочей одежде перестал улыбаться, соображая, видимо, что тоже влип.

— Oh, that’s a pity! If only I knew Russian! That would be…

— Замолчи, пожалуйста! – крикнул Чиник и схватился за голову, — Утя, втолкуй этому туркмеку-белембеку, что я по-англицки ни бельмеса не знаю! Пусть уходит отсюда так же, как пришёл! Или что ему здесь надо?

Минуточка проплыла к англичанину и склонила голову набок, а так как голова была сразу всем её телом, не считая крылышек, то получилось, что Утя вся склонилась набекрень. Она пропищала что-то своим обычным электронным звуковым сигналом, а незнакомец ответил ей длинной непонятной фразой, которую Чиник нарочно не стал ни понимать, ни запоминать. Закончил англичанин свою речь словами:

— …so, I’m a helper!

Минуточка кивнула (тоже сразу всем телом) и обернулась к Чинику. Незнакомец посмотрел прямо на мастера и попытался связать «переанглийский» с «недорусским»:

— Ай ем паомочтник! Андерстюд?

Чиник снова фыркнул:

— Нет, не ем я молочник! Зачем мне молочник?

Незнакомец быстро-быстро покачал головой и повторил:

— Паомочтник!

— Чего?!

— Памош-ч-ш-т-шник!!! – мужчина не выдержал и зашипел на все лады, — Ай есть твоё помошчтник!

Чиник хлопнул себя по лбу и сообразил наконец, что происходит.

— Семён Семёныч! Ты – помощник? Мой новый? Вот дела! Значит, работает кнопка! Работает наша переадресация! Я говорил тебе, Утя, сработает! – в ответ на эти слова Минуточка снова сощурилась, но Чиник этого не заметил, — Так, подожди-ка, но ведь я не смогу работать с тобой! Ты ведь тоже… ни бельмеса! Разве что «паомочтник». Иди, давай, назад, а мне пришли кого-нибудь попроще.

Мужчина приподнял одну бровь.

— Ай, да, точно! Ты ведь ничего не понял. Минуточка, как там говорили его заменить? Ещё раз на кнопку ткнуть?

Без лишних слов Минуточка пролетела до пульта управления и снова нажала на лиловую кнопку. Англичанин исчез, словно его и не было. Белый круг на полу засветился, генерируя нового Помощника.

Круг вспыхнул и угас, а в каюте тут же раздался острый голос. Фраза началась не с начала, будто тот, кого сюда прислали, был не из резерва, а из каких-то других часов, где он уже с кем-то разговаривал:

— …и закулдыч драндулет ихний, нечи там околачиваться!.. На кой он мни сдалси, поперёшный, слышь, барахлит опять!..

Самое странное в этом голосе было то, хозяина у него не было. «Бесхозный голос – это не хорошо, — подумал Чиник, — Это очень даже плохо. Даже у «тик-так» есть хозяин. А если я слышу голоса из пустоты, значит я схожу с ума, а это значит…». Но додумать Чиник не успел: он заметил, как из-под пульта управления показались чьи-то ноги. Человек лежал на полу и чинил механизмы внутри пульта. Вернее, он чинил их раньше, в тех часах, где был секунду назад, и даже не понял, что уже телепортировался. Он вдруг завыл:

— Витё-о-о-о-ок! Хди бишь смазывалка дли поршипнигов?

Челюсть у Чиника отвисла сама собой. Разумеется, он ничего не ответил, а Помощник загудел опять:

— Я ж гуторил, чтоб не покладывал на фыфонку её! Хди она теперя?!

Но ответа он снова не получил. Тогда ноги завозились, и из-под пульта вылез полноценный хозяин голоса, весь в смазке, взлохмаченный, словно от удара током, с гаечным ключом в руке:

— Витёк, Леший в шуби! Оглох шо ли?

Помощник сморщился от яркого света и стал с удивлением озираться по сторонам. Наконец, он догадался, где находится, и весь осел, даже спина согнулась.

— А, опять переадресрация! Леший с ней, тьфу! – к удивлению чистоплотного Чиника, пришелец плюнул прямо на пол, — Я там, в капине прошлой, гомонок оставиль! Третий раз за дви годы тэпает, не дав манатки сгрести!

Помощник начал оглядывать новую территорию, где ему теперь предстоит работать. Новая каюта явно не доставляла ему радости, он только сильнее морщился. А Чиник стоял, как вкопанный и думал: «Вроде русский, а вроде и нет… Что говорит – непонятно!». Помощник встал, отряхнулся (с его замасленных штанов посыпался пепел), впился в Чиника недовольным взглядом и накрыл его с ног до ушей непонятно чем:

— Ну, чё вылупился, поперёшный! Шо за портки на теби, бачить страшно! И капина у теби – мракожуть! Полный аптрахан! Песчера неандердавняя. Ладно, теби туды, за шкирку – в стирку, а я тута покуролесю чуток, — и он схватился за рычаги, — Рыжехо в шапку, этохо в тапку, где рыщаг для горючегогого?

Чиника с ног до головы прошил холод.

— Стой! – он бегом бросился к лиловой кнопке и влепил её с размаху кулаком так, что приборная панель затрещала.

— Да ты что твóришь, эдакий…!

Помощник выпустил рычаги и растворился в воздухе, не договорив фразу. Растворился вместе с пеплом и гаечным ключом.

— Что это было? – прошептал Чиник, — Да с таким бельмесом тоже – ни бельмеса! Во дела… — он с надеждой обернулся на Минуточку, — И что же мне делать?

Но Утя только лукаво посверкивала глазками в ожидании новой замены. Ещё один Помощник появился быстро, почти сразу. Выглядел он солидно, в приличном костюмчике, стройный и прямой. Увидев Чиника он поздоровался вполне нормальной фразой:

— Салют!

Чиник мгновенно оказался на седьмом небе от счастья.

— Ох, Слава Богу! Нашёлся наконец… А то всё басурмане какие-то! Слушай, у меня вот такое дело: континуум в стрелке заживало. И ему больно, и она не идёт! А мне скоро двенадцать бить. Я думал, сам ленту времени из стрелки вытащу, а он, континуум, я имею ввиду, боится и щерится на меня, брыкается. Я знаю, что вы, Помощники, умеете как-то его усыплять… В общем, твоё дело, твоё время, твой выход. Подсоби уж, дружок!

Но новый Помощник смотрел на Чиника со странным выражением лица и, выслушав всё, спросил коротко:

— Кё?

— Что «кё»? – не понял мастер.

И тут Помощник, оказавшийся не то французом, не то испанцем, не то итальянцем, вылил на Чиника такой поток обозлённых словечек, что мастер готов был заткнуть уши. Он не понимал ни единого звука, но мысль дошла до него хорошо. Видимо, не один Чиник сердился на систему за то, что она путает языки. Минуточка слушала всё с тихим интересом, но вдруг услышала такие слова, что её глазки засверкали красным. В отличие от Чиника она понимала все языки, включая «древнемарсианский».

Утя метнулась к кнопке и сама, без просьбы остолбеневшего хозяина, ударила по кнопке. Француза как ни бывало.

От удара железным никелированным крылышком кнопка влипла в плиту и перестала нажиматься. На протяжении как минимум двадцати минут Чиник и Минуточка пытались вернуть её на место под заунывное треньканье за спиной.

На этот раз Помощником оказался невысокий человечек, одетый в тёплую одежду, словно родом с Северного полюса. Как только он догадался, что его речь никто не понимает, и никто им не интересуется, он залез с ногами на крутящееся кресло, вытащил мохнатой перчаткой из мохнатого кармана какую-то железку, зажал её зубами и принялся выдавливать из неё своеобразную мелодию. Чиник отметил в голове, что такой музыкальный инструмент, кажется, называется «варган».

Когда же мастер бессильно опустился на табурет, вытер пот со лба и прокомментировал: «Кажется, ему всё по барабану!», снежный житель перестал играть и ответил с улыбкой:

— Нета! Чукче всё по варгану!

— Так ты что, по-русски говоришь?! – вскричал Чиник, но этим диалог и закончился: чукча предпочёл хранить молчание, и Минуточка снова нажала кнопку.

— Знаешь, я никогда не задумывался, что всё так сложно! Раньше моим Помощником всегда был робот, он умел говорить на любом языке. А с людьми, видишь, общий язык ещё найти надо!

Следующим в каюте появился громогласный немец и принялся причитать на чистом германском с отблеском редкого диалекта и тенью жуткого акцента, с призвуком хрипа загнанной гончей.

Из всего фейерверка слов Чиник смог догадаться о смысле только одной фразы: «Рус Иван, Чиник Русс!», и вновь попятился к лиловой кнопке. Когда в каюте воцарилась тишина, Минуточка завибрировала настороженно и чуть испуганно.

— Горе мне, горе, — вздохнул Чиник, — Ну почему я уроки английского в школе прогуливал?.. Всё было бы так просто!

Минуточка согласно вспыхнула позеленевшими глазами. Через мгновение по каюте забегал новый Помощник, ещё не успев до конца материализоваться. Он суетился и тоже продолжал неоконченную с кем-то беседу:

— Нет, ну ты меня реально крашишь! У тебя сеттинги в бин полетели?! Жёсткий диск размяк? Если что-то затрэшил, так загугли, мозги твои архивированные! И перестань на меня капсить, сам эскейпну, если ты снова забагаешь! Скин попроще – и кончай меня мьютить! Как ты там этот апп зовёшь? «Кот»?

— Бойкот? – прошептал Чиник как подсказку. Он слушал и снова думал: «Вроде бы русский язык, а вроде и нет…».

Помощник удивлённо обернулся на Чиника, удивившись, что кто-то третий слышит разговор. Впрочем, он тут же и исчез. «Не нужен мне такой… злой и обидчивый, компьютеризированный».

На месте молодого парня появился человек с узкими глазами, и Чиник сразу понял: «Китаец». Вообще-то, он ужасно ошибся, потому что человек поздоровался с ним по-японски, но для Чиника это не сильно меняло дело.

Слова японца звучали так странно, что не знай мастер, кто перед ним, наверняка бы побил Помощника. Но Чиник уже понял суть: зря он не учил в школе английский. Теперь для него были закрыты почти все дороги, и речь иностранца казалась ему непроходимым лесом, хотя японец выглядел умным и смекалистым. Он бы уже давно отремонтировал минутную стрелку, если бы только Чиник смог донести до него свою проблему!

Но и японец исчез, не дав дельных советов. Чиник совершенно потерял терпение. Из груди его подгонял метроном, ведь было уже без десяти двенадцать! Минуточка только вздохнула тонким гудком. Чиник ожидал нового всплеска непонятной речи, но тишина затянулась чуть дольше.

— Что-то тихо стало, а? Как затишье… перед бурей…

С тихим свистом собирающихся частиц, на белой платформе появился новый человек. В заплатанной одежде, с белыми волосами. Чиник поздоровался и устало спросил:

— Ну, а ты откуда родом? На каком говорить умеешь?

Человек посмотрел на него чистыми серыми глазами, улыбнулся светлой улыбкой, но ничего не сказал.

— Привет, — чуть громче повторил Чиник, — Тебя здороваться не учили?

Человек чуть качнул головой и сделал несколько жестов руками. С минуту Чиник пытался понять, что это значит, и наконец приподнял обе брови. Глаза у него расширились в изумлении. Он опустил дрожащую руку на лиловую кнопку, и радостный старик уплыл туда, откуда пришёл.

Чиника затрясло. Он сполз спиной по пульту управления и сел прямо на пол. Минуточка тут же забеспокоилась, подлетела к хозяину и принялась тереться металлической мордочкой о его щетинистое лицо. Чиник не выдержал и нервно рассмеялся:

— Да ни на каком он не говорит! Он вообще не говорит!

Утя отпрыгнула и обиженно засияла красными индикаторами.

— Да знаю я, что это не смешно! Я не над стариком смеюсь! Пусть возвращается к тому Чинику, который привык общаться с ним жестами. Каждый общается по-своему, и я рад, если они живут дружно, вот только… Я не над этим смеюсь!

Глаза Минуточки превратились в два синих знака вопроса.

— Над чем смеюсь? А над тем, что наша планета – сплошной сумасшедший дом! Ну как же так?! Мы ведь живём на одной Земле, ходим одинаково, дышим одинаково, даже выглядим почти одинаково! А говорим по-разному! Представляешь, люди, единственные животные, умеющие говорить, не могут договориться?! И ладно ещё, если дело в языках, но ведь люди и в одной стране, бывает, не понимают друг друга! Какой абсурд… Неописуемый хаос, форменный кошмар! Понимаешь меня?

Минуточка ласково завибрировала, будто хотела сказать: «Не нагнетай, где не надо!». Чиник улыбнулся маленькому роботу, похожему на птичку:

— А мы с тобой, на удивление, всегда понимаем друг друга, хотя ты тоже не умеешь говорить.

Утя скосила глазки, мол, есть такое. Чиник посидел ещё немного, собираясь с силами, потом напрягся и встал.

— Ладно, на тиканье времени нет. Время само: тик-так…

Он прислушался к себе и отчётливо услышал, как сердце пробило новый час: «Бум-бум».

— Да, к полудню мы не успели… Стрелка эта… Пойдём к главному механизму, попробуем сами. В конце концов, я Чиник, а значит обязательно попробую всё починить!

Чиник направился к столу за книгами, Минуточка одобрительно заурчала и села ему на плечо. У самого стола она резко спрыгнула вниз и её глазки снова наполнились рыжим светом.

— О, это что-то новенькое! Никогда не видел у тебя оранжевое настроение.

Но Минуточка качнулась, будто показывала, что не в настроении дело. Она прошмыгнула к книжной полке и зависла напротив тоненькой корочки точь-в-точь того цвета, каким полыхали её глаза. Чиник немного нахмурился.

— Мне взять?

Минуточка пискнула. Чиник вытянул оранжевую книгу, чуть светлее, чем ржавчина на болтах его Помощника, и сдул пыль с резного названия: «Как работать с минутной стрелкой». Глаза у мастера полезли на лоб, и он сначала потерял дар речи. Да и какие слова тут нужны?..

Когда же Чиник опомнился от торжества, он схватил Утю в обе ладони и закружился с ней на месте.

— О, Минуточка! Сокровище ты моё! Да ведь это то, что надо! Да мы сейчас… за минуту с минутами справимся!

Робот рассмеялся дружелюбным писком, Минуточка засветилась вся, даже крылышки. Он понял её! Понял! Он прислушался к ней и понял!

— Вот и тик-так! Нам нужно найти нанотряпку и какой-то нано… — мастер глянул в толстую книгу, — Наногель. Запомнила? За одно прочитаешь мне пару томов из школьной программы английского языка. Договорились?

Утя пискнула и подскочила в воздухе. Чиник протянул руку, погладил её по светящейся от радости мордашке.

— У Минуточки есть минуточка? – пошутил Чиник и получил в ответ радостную вибрацию да брызги синих индикаторов, — Идём чинить время?

Робот-птичка юркнула Чинику в карман, чтобы не улететь на край Галактики от сильного ветра вокруг пространственно-временного континуума. Мастер снова улыбнулся ей и подмигнул, выходя из каюты. Минуточка подумала немного и подмигнула ему в ответ.

В каюте выключился свет, и только большая кнопка распространяла во все стороны лиловый свет. На белой платформе засветился силуэт человека.

Молодой и высокий темнокожий парень огляделся в темноте. Время – оно везде время, и даже в Африке, откуда был родом этот Помощник. Там тоже живут люди, которые не хотят никуда опаздывать, и молоко, которое не хочет никуда убегать, там тоже нужны часы, Чиники и Помощники. Там, в Африке, люди тоже ссорятся и мирятся, понимают друг друга и не понимают, одни говорят, а другие молчат.

Ведь люди все разные, как языки, хотя живут на одной планете. Наверное, стрелки времени для этой планеты до сих пор не остановились и тикают полным ходом только потому, что эти люди продолжают день за днём чинить континуум… «Договариваться», если по-русски, и пытаться друг друга понять.

Африканец прошёлся по каюте, сел на табурет и замер, вглядываясь в красивую лиловую кнопку. Он так замечтался, что не заметил, как тихо-тихо стал напевать свою любимую песенку про десятерых негритят.

Заика Алёна Александровна
Возраст: 15 лет
Дата рождения: 18.01.2007
Место учебы: ЧОУ «Православная гимназия г. Тюмени»
Страна: Россия
Регион: Тюменская обл. и Ханты-Мансийский АО
Город: Тюмень