Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Поэзия на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Черные копатели

«Черные копатели»

1.

Вздохнуть, немного выдержав волненье

И вновь взглянуть на грозный монолит.

Пред ним как преисполнен провиденья,

Сапфир тьму обжигает как софит.

 

В неловком и кипящем нетерпенье,

Кирку вздымая лёгкою рукой,

Примерился. Удар на пораженье.

Пещеры гул; нарушенный покой.

 

Повсюду лязг и скрежет инструмента,

Ни как иначе камня слышен вой.

Старатель, не теряя ни момента,

Мычит тряся иссохшейся губой.

 

Он беспробудно бьёт не отдыхая

И лик его безжизнен и сердит,

Так выглядит убийца, умирая,

При чьём упоминании смердит.

 

Вокруг темно, повсюду пляшут тени,

Для них ударов лязг- излюбленнейший хор,

И человек «сколоченный из меди»,

Посмертный отбывает приговор.

 

Он духом смог, а телом жив едва ли.

С тенями он от страха говорит:

«Зачем же мне пять дней тому сказали,

Врезаться в этот проклятый софит?»

 

И дальше долбит. Тени отвечали:

«Зачем же сам стремился вглубь земли,

В пещерный мрак для смерти и печали?

Не сам ль спускался злата ради ли?

 

В ответ: «Не вы ли заманили,

Внушая ревность к выгоде? Грешу,

Прошу чтоб милосердно отпустили.

Вновь к свету жизни я спешу!»

 

Беседа кончилась. Вдруг сердце пережало,

Кирка скользнула с дрогнувшей руки.

Через плечо налево завизжало,

И под ногами вылились пески.

 

Жара сменила тусклый свет сапфира.

Всему конец и Он в конце пути.

Потуплен взгляд отверженный от мира,

Но также горд как ни крути.

2.

Быть может… Что происходило,

В сухой пещере ревности плодов?

Неужто Его нечто отпустило,

Избавив от мучительных годов.

 

Мужчина лет под тридцать, худощавый,

С иссохшимся и каменным лицом.

На горизонте грел вдали закат кровавый

И сердце грешника грузилося свинцом.

 

Он девять дней скитался в лабиринтах,

Дробил железо, складывал в горшках.

Копался в мёртвой жизни монументах,

Где с каждым днём свет млел в его глазах.

 

И день за днём он таял постепенно.

Грыз сухари, пил воду в лужица́х,

Он спал, снося невзгоды все смиренно,

Лежа на камне камни видел в снах.

 

Спустя два дня закончились горшочки,

Блистали изумруды в их краях.

Попрятав те использовал мешочки,

В которых сухари таскал в копях.

 

Его был взгляд ужасно нездоровым,

Дрожали в свете свеч черты лица.

Тогда он был совсем бесповоротным,

Забыв про свою матерь и отца.

 

3.

Он спал. четвёртый день спустивши,

Хоть и не знал, когда на землю сходит ночь.

Сопел и кашлял, веки опустивши..

..Пока сквозь грёзы не услышал дочь.

 

Он встрепенулся, слыша детский ропот,

И резкий страх в момент зажал живот,

Огни свечей тревожил гулкий грохот.

По телу рудокопа градом вышел пот.

 

«От жара мне мерещится иль газы,

Со мной играют в злобную игру,

Иль черти развлекаются, заразы?

С меня довольно, с данным жить смогу.»

 

И он смотрел на рядом с ним стоявших,

Наполненных и связанных мешков.

Он взял алмазов пару, днём сиявших

И кинул в тьму. К сражению готов,

 

Подняв кирку, прислушался стократно,

Но встретив тишину проговорил:

«Прости дочурка, я иду обратно,

Прости мне что с тобой я сотворил!»

 

Три месяца назад он был в «Железной шахте»,

Нов тот раз он работал не один.

С ним дочь просилась, юная Тобахте,

Отец её был рад- Уль Табэхтин.

 

Он горем убивался и клянился;

Работа оказалась роковой.

Он после её смерти покрестился,

В разведки окунувшись с головой.

 

Уль было шёл назад, но приклонился.

По всюду несся шорох. Снова страх,

На бедного работника спустился

И дрожь ломала в мыслях и мышцах.

 

Свеча рождала грознейшие тени,

Дрожа в измученных мазолями руках.

«Ну что ж вам нужно, это ль Ада сени?»

Вопил мужик, раскаянный в сердцах.

 

4.

Он вскрыл мешки, поставив свечи рядом

И горстями раскидывал вокруг,

Страшась быть принятым обманом,

Желаньем слышать камня резкий стук.

 

Он как прозрел исполненный молитвой,

Он молча, гордо на ноги вставал,

Но вдруг он шепотки услышал с битвой

И снова в звуки вслушиваться стал.

 

«Возьми его! Сломай! безмолвно свергни!

В глубинах есть софит, его же власть,

Искорени и медленно низвергни!

Не дай нашим душа́м во тьме пропасть!»

 

Спустя пять дней он вышел к той пещере,

В чьих сводах камень тот пылал.

Наполненный к теням не важной вере,

Перед началом им напоминал:

 

«Я здесь не только ради лага и спасенья,

Но потому что выхода искал.

С пещер иных гнилого заточенья,

В надеждах золота глухих пещерных скал».

 

5.

Теперь стоит закатом обрамлённый,

За ним костей гора в мешочках и горшках,

Он спас всех тех, чем Рай обожествленный,

При жизни их раскопан был в горах.

 

Единственный оставивший сомненья,

В час выбора он был освобождён,

Но все же от усталости плененья,

Он смертью скорой был сражён.

 

Не позволяйте жажды злому искушенью,

Брать верх над вами, множив силу зла.

Судьбу плетите, к божьему веленью

Ведите жизнь свою, чтоб та к Христу пришла.

Саввинов Алексей Егорович
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 22.07.2003
Место учебы: МБОУ г. Иркутска СОШ № 12
Страна: Россия
Регион: Иркутская Область
Район: Иркутский
Город: Иркутск