IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Чемодан

Моё детство прошло в синеве дедушкиной комнаты. Всё, на что падал взгляд, было именно синего цвета. На такую гамму влияла его жизнь. В молодости он был отважным моряком, по крайней мере, так рассказывал дед.

— Громадное судно, на котором я ещё был матросом, качало из стороны в сторону. Море будто поглощало нас. Скалы остро выступали из-под воды. Корабль всё ближе сносило на них. И тогда…

И тогда он сам брал в руки штурвал, тем самым спасая всех от неминуемой гибели. Я не мог не слушать эти захватывающие, на мой взгляд, истории. Родители только улыбались, когда видели меня в комнате полной маленьких корабликов. Но проходило время, и улыбки сменились ухмылками, а позже и вовсе грозными гримасами. Никто уже не воспринимал истории деда всерьёз. Кроме меня.

— Деда, а где бабушка? — я был в растерянности, так как все вокруг только опускали глаза, когда я спрашивал про неё.

— Ах, бабушка! Она… уехала…- ответил он, немного отвлекаясь от какой-то работы.

— Но куда? – недоумевал я.

— Есть такое место, куда все медленно переселяются. И ждут нас. Но туда нельзя попасть без Проводника.

— Проводника?

— Проводника, — повторил дедушка, что-то усердно при этом делая. – Он встретит и покажет дорогу.

— А бабушке там хорошо будет жить?

— Лучше, чем нам здесь, — загадочно улыбнулся он, вертя перед собой небольшой букетик.

 

***

В комнате слишком душно. Лето только началось, а солнце уже беспощадно обжигает. Я кинул на стул пиджак и, не раздеваясь, лёг на кровать. Глупые проблемы с арендой офиса! С такими успехами я скоро на дому буду работать.

Ладно, на крайний случай в сейфе лежат деньги, которые не совсем честно заработаны. Ну, а кто не ворует сейчас? Кто не подделывает документы? Это просто выход для всех. И для меня. Так вот! Возьму деньги, куплю билет и уеду куда-нибудь подальше. А там… хм… женюсь на какой-то богатой вдове.

Но взгляд коснулся чемодана в углу комнаты. Простой, с потрепанными углами. Такие раньше брали с собой в круиз какие-то джентльмены. Я улыбнулся своим воспоминаниям.

— Ян, не мешайся под ногами. Лучше помоги убраться. Вот! Вытащи этот старый чемодан. Только место занимает.

— Куда?

— На мусорку, — усмехнулась мама.

— Как дед за порог, так и вещи выкидывать? – проговорил дедушка, закрывая входную дверь за собой.

— Нечего его здесь хранить, Семён Михайлович, — пробурчала мама. Они вечно ругались с ним.

— А тебе-то что? Ты его всё равно не протираешь.

— Не было бы чемодана — протирать не нужно было бы.

Дедушка только махнул рукой, затаскивая его в свою комнату. Старик улыбался, глядя на этот предмет раздора. Это был большой старый чемоданчик. Казалось, его должна покрывать вековая пыль. Но нет. Старая сморщенная рука каждое утро протирала тряпкой тёмную кожаную обивку. И чемодан вновь сверкал. Возможно, даже лучше, чем раньше.

— Зачем он тебе, деда?

— Туда я собираю свои вещи для переселения. Это важно.

— Важно?

— Ну, конечно! Проводник очень требовательный. Он проверяет весь твой багаж и если что-то не то положено, может поселить в ужасных трущобах.

— И я тоже должен собирать его?

— Его – нет. А свой – да.

— Но у меня нет чемодана.

— Значит, будет.

На следующий день рождения меня ждал подарок с запиской. Так как дед был в море, на каком-то небольшом торговом кораблике. Я развернул упаковочную бумагу и даже немного присвистнул. Это был чемодан. Похожий на дедушкин. Местами протёртые места были залатаны. Я с улыбкой на лице погладил подарок и развернул записку.

«Пусть у тебя будет правильный багаж!»

Как-то мысли о побеге ушли на второй план и больше не посещали мои мысли. Усталость громадным камнем навалилась на меня, заставляя погрузиться в сон. Я видел мою мать и отца, которые улыбались и махали вслед удаляющемуся поезду. Это была моя первая поездка в далёкую столицу, в поисках своего Клондайка.

Казалось, что буду жить, ни в чём себе не отказывая. А всё наоборот. Пришлось отказывать себе в слишком многом. Звонки сначала частые стали редкими. Только дед каждую неделю истошно кашлял в трубку, наверное, прикрывая рот трясущейся ладонью. И так недели за неделями плелись вереницами.

— Я не знаю, что складывать в этот чемодан.

— А ты сделал доброе дело и клади туда то, что ассоциируется с ним. Но когда сделал что-то плохое – вынимай предыдущую вещь. Так ты всегда будешь понимать, сколько не хватает вещей.

Сейчас чемодан пустовал. Только один браслет напоминал о хороших делах. Когда-то на набережной я прогуливался в тишине. Мимо проходила девушка, вытирая слёзы. За ней бежал широкоплечий парень, бросая грубые фразы, вслед удаляющейся фигуре. Он резко одёрнул девчонку за плечо. Она вскрикнула, насильно поворачиваясь. Он хлестнул её по лицу. Больше я не мог ждать. В мгновение добежал до этой пары. Оттолкнул девушку и врезал этому увальню. Он, шатаясь, поднялся и занёс кулак. Но, к счастью, из-за алкогольного нестабильного состояния ему удалось только разбить мои часы. Я перехватил его руку и повалил на землю.

Девчонка в стороне хлюпала носом и не переставала вытирать слёзы. После приезда полиции, парня погрузили в машину, а девушка, на удивление, отказалась подавать заявление. Он её побивает, а она боится за него. Куда мир катится?

Девушка ещё немного посидела на песке, после чего поблагодарила меня.

— Я знаю, что браслет не очень дорогой, но, надеюсь, он сможет компенсировать вам убытки. Большего я предложить не могу. Простите.

— Не нужно…

— Нет, берите.

Она медленно удалялась, приподнимая подол длинного сарафана. А я стоял на берегу и смотрел вслед этой странной незнакомки.

 

***

После недолгого времени дверь открылась. На пороге стоял мой любимый старик, немного усмехаясь. Родители давно съехали. Наверное, сразу после моего переезда в столицу. Рядом со мной стояла моя невеста. Та самая девушка в длинном сарафане, которую я встретил так давно.

— Лия, рад встрече, — прокряхтел дед, опираясь на стул.

— И я, — улыбнулась она.

— Я сейчас что-нибудь разогрею. Вы же будете есть? – вопрос скорее прозвучал как утверждение.

— Да, конечно, дедушка.

Он терпеть не мог, если ему кто-то помогал на кухне. Признать то, что старость уже наступила, у него не получалось.

— Ну, рассказывай, как работа?

Я сразу помрачнел, вспоминая, что компанию пришлось закрыть, а персонал распустить. Из-за этого мы с Лией пришли к выводу, что нужно уезжать за границу.

— Да всё хорошо. Теперь отправляют меня в Германию. Буду там работать.

— Не пудри мне мозги, Ян. Я тебя с пелёнок знаю.

— Ну, ладно. Нет у меня работы. Вот, поедем в Германию. Может, что-то найдём.

— Так бы сразу и сказал, нечего старика обманывать.

— Да какой из тебя старик. Ты ж любому молодому фору дашь.

Дед прокряхтел что-то о лести и закашлялся, содрогаясь при этом всем телом. Видно было, что ему осталось не долго. Поэтому мы с Лией здесь. Попрощаться. Неизвестно как сложится дальше жизнь. Девушка тихо удалилась. А мы остались наедине.

У деда обвисло лицо. Горбинка на носу стала ещё виднее, а глаза совсем выцвели. Но от этого они казались ещё более проницательными. Я всматривался в родное лицо и понимал, как жизнь быстротечна.

— Нечего на меня так пялиться. Ты лучше вон чайник поставь.

Мы распивали травяной чай, добавляя туда коньяка.

— Дед, а тебе не вредно а?

— Что не убивает – делает нас сильнее, — рассмеялся он, обнажая небольшой ряд кривых зубов.

Мы молча рассматривали чаинки в чашке.

— Как твои дела с чемоданом? – неожиданно спросил он. Я лишь махнул рукой. Что тут можно сказать? Но дед только покачал головой.

— Будь серьёзнее, Ян. Это не шутки.

— Хорошо, — пообещал я.

— Ты с родителями, когда виделся?

— Да вот пару дней назад. Перед тобой заезжал к ним.

— И как они?

— Ты выглядишь лучше, — пошутил я.

— Правда? А я-то думаю, что-то баба Света на меня глаз положила.

Мы рассмеялись, вспоминая, как раньше она ему герань приносила.

— Ян, нам уезжать уже надо. Завтра самолёт.

Лия стояла в дверях, показывая на часы пальцем.

— Действительно, что-то засиделись мы.

Дед кивнул и провёл нас через его сквозную синюю комнату. Ничего не поменялось. Только краска стала более потёртая. А в углу стоял его любимый чемодан. Мы оба улыбнулись, глядя на него.

— Ну, что, желаю вам удачи, хороших отношений в семье.

Я крепко обнял старика, который тихо прошептал:

— Надеюсь, ещё увидимся до моего переселения.

— Я тоже.

И уже громче добавил:

— Держись, деда.

Он подмигнул нам, и мы покинули дом, в котором осталась частица моего сердца.

 

***

Сын гонял мяч на заднем дворе нашего дома. Всё-таки идея переехать в Германию была отличной. Здесь мы смогли открыть небольшое частное предпринимательство, которое дало глубокие корни. У Якова были такие игрушки, каких не было у меня.

Лия готовила обед, а я бронировал авиабилет. Наконец мог слетать домой. Дед всё ещё жил в своей синей комнате. Думаю, он там и умрёт. От этого я на секунду задохнулся.

Позади несколько часов перелёта и дороги. И вот я снова на пороге обшарпанного дома. Мне также не спеша открывает дверь дед. Он, шаркая тапочками об пол, уходит вглубь комнаты.

Мы сидим у него на кровати, и он что-то снова мастерит. Наверное, на продажу. Хотя я и высылаю ему деньги.

— Помнишь, ты спрашивал меня о Проводнике?

Я на минуту задумался, вспоминая тот день.

— А как я пойму, что это Проводник?

— О, ты его ни с кем не спутаешь. Придёт время, и я тебе сам расскажу, какой он…

— Да, помню.

— Так вот. Думаю, я скоро смогу тебе его описать.

У меня затряслись руки. На глаза навернулись слёзы.

— Ну, что ты, Ян? Всё хорошо.

На мою руку легла холодноватая сморщенная ладонь.

— Ты не переживай. Я всего лишь переселяюсь.

— Ты ж даже правнука своего не видел вживую, — голос предательски дрогнул.

— Я всех увижу, всех, — он улыбнулся своей загадочной улыбкой.

 

***

В тот день я возвращался с пакетом провианта, который купил на местном рынке. Уже и отвык от натуральных продуктов и местного сарказма. Дед как раз наловил рыбы. Ужин должен был быть грандиозным.

Навстречу мне бежала баба Света. Она странно жестикулировала и что-то пыталась объяснить.

— Что?

— Там… это… твой дед…

Пакет упал. Банка с молоком вдребезги разбилась. Я бежал изо всех сил, распахивая настежь двери. На полу в синей комнате лежал старик. Я бросился к нему.

— Ян, мальчик мой?

— Я тут, деда.

— Он высокий и…

— Кто высокий? – я оглянулся вокруг, но никого в доме не было.

— Проводник, — прошептал дедушка. – На нём мантия… и ещё очень мудрые и несчастные глаза… Ты не перепутаешь его…

— Нет, я тебя ему не отдам!

— Наоборот, лучше мне уйти. Здесь я уже отжил своё.

Слёзы градом катились по щекам. Я не в силах был остановить их. Как мой дед может умирать?!

— Я боюсь, что ты мог что-то не то взять…

— Ты не бойся… Всё будет хорошо… Главное, чтобы у тебя были все вещи и лишних не было… Пусть будет правильный багаж…

Он тихо вздохнул и опал на мои руки. А я застывшими глазами смотрел на него и не мог поверить, что доброго, проницательного и хитрого дедушки нет.

Потом нашлись силы встать и позвонить в скорую и полицию. А дальше дни плелись вереницами.

 

***

— Деда! Что это за чемодан?

— Садитесь вкруг и слушайте.

Яков подсунул своим детям подушки под попы и дал по кружке какао. Мальчишки и девчонки уставились на меня. А я прокашлялся и начал рассказ. Мой сын знал историю от начала и до конца. В отличии от моего папы, который вечно хмурился, когда дело касалось его отца, Якову она нравилась и он будет только рад, если у его детей будет по чемодану. А свой он хранит в углу комнаты.

Вокруг бегали внуки, а на кухне варился суп. Запах моря щекотал ноздри. И прибой оглушал слух. Невестка ворчала про старый дом и что нам с женой лучше переехать куда-то в новостройку. А мы с Лией только улыбались, вспоминая тот браслет и моего деда, который подарил мне чемодан.

Денисенко Елизавета Максимовна
Возраст: 22 года
Дата рождения: 01.01.2000