Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Чем пахнет детство?

— Пап, а мы будем печь козули?

Папа усмехнулся, сев рядом со мной на диван. Я вдохнула такой родной запах.

— Я хочу печь фигуки северных оленей… — продолжила я, глядя на ёлку, — и чтобы рога украшать, как в прошлом году, белой глазурью!

Папа рассмеялся и приобнял меня за плечи.

— Так уж и быть, будем печь козули… Но вместе с мамой, ладно? Один я уже не управлюсь.

Я наигранно надула губки и сделала вид, что расстроилась. Папа снова рассмеялся.

Он умел всё. Он мог вылечить рану, починить куклу и испечь вкусные козули.

Он всегда говорит, что мечты сбываются. И что нужно добиваться своих целей. И много-много трудиться. Ведь если не прилагать усилия, то тогда мечта может не сбыться.

В комнату вошла мама. Она пахла морозом, потому что только-только пришла с улицы.

— Я принесла вам несколько вкусностей, — прощебетала она, за несколько секунд оказавшись у стола.

Я всегда удивлялась способностям мамы. Звонкий и громкий голос. На душе сразу же становилось тепло, как только она оказывалась рядом.

Мама умела правильно говорить. Вернее, нет. Она умела говорить так, чтобы становилось легче. Это и была одна из её главных суперспособностей.

Каждый год мы празднуем Новый год все вместе. Иногда с нами ещё празднует моя тётя, тогда я тихо сижу в уголке и играю с новыми игрушками, которые подарил мне Дед Мороз. На самом деле я знаю, что Деда Мороза не существует, просто я не хочу расстраивать родителей. Они так стараются для меня.

Тётя всегда какая-то странная. Она пахнет хозяйственным мылом, от которого сушит руки, и зубной пастой. Она не терпит, когда я ношу что-то, кроме юбок или платьев. Когда я хожу в комбинезоне, она делает вид, что падает в обморок. Мне становится смешно, но я держусь.

Комбинезон — вещь чудесная. На все времена года, а зимой в нем особенно уютно. А если еще взять кружку горячего какао и сесть рядом с мамой и папой на диван, то тогда можно забыть обо всём.

Я люблю сидеть у окна и любоваться хлопьями снега, которые, кружась, словно балеринки, плавно спускаются на землю. Люблю дышать на окно, а затем рисовать на нём замысловатые узоры, через просветы любуясь моим родным городом…

Новогодние фильмы и мультфильмы, которые папа включает прямо перед Новым годом. Мы смотрели их до поздней ночи, до того момента, пока мы все не провалимся в сон.

Иголки на ёлке колючие. Очень. Когда я вешаю на ветки стеклянные игрушки, я точно несколько раз случайно уколюсь зелёным шипом. Я раньше думала, что только зелёные кактусы и иголки, которыми мама шьёт мне новогоднюю одежду, могут причинять такую боль.

Горячее печенье из духовки может обжечь. Я поспешно роняю печеньку обратно в тарелку, чтобы остудить обожжённые пальцы. Мама, улыбаясь, хватает мои маленькие ладошки в свои ладони. Они у неё почему-то всегда холодные. Может, она Снегурочка? А папа — Дед Мороз? В такое я согласна поверить.

Большая горка во дворе, на которой я каталась уже много-много раз. Папа везёт меня на большой ватрушке прямо на гору, пока мама стоит внизу. Я оказываюсь у края горки, и папа с громким «Поберегииись!» без предупреждения толкает меня вниз, а сам остаётся наверху.

Первые несколько секунд мне страшно, а затем на первый план выходит веселье. Я восторженно визжу, когда мама ловит меня у самого конца горки и поправляет мне шапку. Я нетерпеливо выскакиваю из ватрушки и бегу на гору, спотыкаясь и чуть не падая.

Я слышу маму, которая просит меня быть осторожней. А я что, сама не знаю этого? Какие все-таки, смешные эти взрослые.

Гирлянда, переливающаяся всеми цветами радуги. В новогоднюю ночь я предпочитаю обмотаться ею вперемешку с мишурой и ходить по дому, как Ёлка На Ножках. Это уже стало какой-то традицией. Красно-зеленая мишура, разноцветная гирлянда и улыбающаяся я.

Красный кирпичный камин. Папа подкидывает в огонь тяжёлые поленья, а огонь яростно пожирает их, разгорячившись всё больше.

И вот. Это трепетное ожидание боя курантов, пузырьки в бокалах и загадывание желаний. Всё ощущается как-то по-новому — ёлка уже не такая колючая, комбинезон становится ещё теплее, а снежинки за окном красивее.

Бой курантов. Улыбки друг другу. За эти короткие двенадцать ударов курантов нужно успеть загадать самое сокровенное желание. Оно у меня всегда было одним и тем же…

— Марья Федоровна! — меня тронули за плечо. Я вздрогнула, по-новому посмотрев на окружающий меня мир, — Марья Федоровна!

— Что? Да?..

— Как вас зовут? Сколько вам лет?

— Что вы такое спрашиваете, как будто сами не знаете?

— Не знаю.

— Я Маша. Мне девять.

Собеседница вздохнула, подавая мне зеркало. От нее резко пахло какими-то лекарствами.

— Вам не девять. Вам семьдесят. И вы в больнице.

Я непонимающе замотала головой.

— Нет… Мне девять…

— Вам семьдесят, — устало повторила медсестра в белом халате.

Я бросила зеркало на пол, и оно вдребезги разбилось на маленькие кусочки.

— Моё сокровенное желание всегда было одним и тем же… — я пустым взглядом посмотрела на медсестру, — чтобы мне было девять лет. И чтобы вся моя семья была жива.

Плакидина Ульяна Михайловна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 02.02.2008
Место учебы: ГБОУ школа номер 639 с углублённым изучением иностранных языков
Страна: Россия
Регион: Санкт-Петербург и область
Город: Санкт-Петербург