Принято заявок
203

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Цена дружбы

На свете есть одна школа, о существовании которой никто не догадывается. Но, вообще-то, она отличается от обычных школ несколькими вещами:

1. Там самую капелющечку учат волшебничать (если хотите – колдовать). Ну, уметь летать, делать из воздуха разные вещи и ещё учат многим таким вещам, которые могут понадобиться в повседневной жизни. Но это только в 10 – 11 классах, в отличие от Тибидохса*.

2. В этой школе есть старый календарь (ему аж 30000 лет), который поддерживает существование школы и всего мира. Но если свиток в каком-нибудь месте порвать, то школа разрушится, и в мире случится катастрофа. Но (опять «но»!) есть легенда, что если порвавшего календарь ученика убить, (а календарь висел в центральном коридоре, так было надо), то катастрофы не случится.

— Отдай! Это мой рисунок! – смеялся один мальчик, догоняя другого. Ильдар и Инсаф – лучшие друзья. В этот злополучный день у них должно было быть ИЗО. Ильдар, наспех изобразив на листе жалкое подобие заката, уверенный, что он держит в руке произведение искусства, поспешил к изошнику. Инсаф подкарауливал друга за поворотом, выждав, когда Ильдар будет поворачивать, набросился и отобрал у другана «жалкое подобие заката». Так что это была чисто дружеская кража!

Ну и вот, сейчас Ильдар, смеясь, гонялся за Инсафом. Но догнать Инсафа было не так-то просто. Хотя оба были спортсменами, Инсаф бегал гораздо лучше Ильдара. Когда этот явно нестандартный забег (разве можно считать стандартом лист в руке?) грозился перевалить за километры, мальчишки выбежали в центральный коридор.

Инсаф, держа в руке рисунок и повернув голову в сторону Ильдара, отчаянно строил тому рожи. Когда дело дошло до чего-то в этом роде — ;~/>. Инсаф обо что-то споткнулся и налетел на стену со свитком. Свиток упал на пол, на него Инсаф, а на Инсафе возвышался Ильдар.

Инсаф уронил «жалкое подобие заката» на пол лицевой стороной, так же, как и свиток. Ошибочно приняв календарь за рисунок, он потянул его в свою сторону. Ильдар – в свою.

«Хр-р-р-р-р!!!» — порвался листок. Улыбка мигом слетела с лица Ильдара:

— Дурак! Из-за тебя мне теперь всё сначала делать!

— Да ладно!..- промямлил Инсаф. — Склеим… Он перевернул кусок листа и окаменел:

— Ильдар, мы пропали…

— Может, убежим, а?- спросил Ильдар после того, как увидел, что на самом деле порвалось.

— Не успеем. Я уверен, что сейчас всполошённые сигнализацией преподы мчаться сюда на конях во главе с директором,- мрачно пошутил Инсаф. Да и камеры здесь,- сокрушённо обезнадёжил он Ильдара.

«Преподы» не заставили себя долго ждать. И через пять минут мальчики, прикованные силовыми лучами к стене, были в кабинете директора школы Слация.

Слаций отдавал приказы:

— Скажите жертвенникам из 11-того «Б» 3/4, чтобы были готовы. Услышав это, Ильдар поинтересовался у Инсафа:

— Какие жертвенники? Кого в жертву… тьфу, кого убивать будут?

Инсаф мрачно сказал:

— Догадайся с трёх раз!

— Ну, пожалуйста! — попросил Ильдар.

— Нас! – сказал мальчик и простонал от безвыходности.

— Нас? – ошеломлённо спросил Ильдар. – За свиток?

— Я иногда удивляюсь, у кого по легендам «пятёрка»?! – с оттенком раздражения бросил Инсаф…

…Через час всё было готово. Жертвенники с помощью летательного заклинания «плетел» парили в воздухе над полем и жавшимися друг к другу мальчиками. Около них болтались камни. Если не удивляться жестокости, можно с чистой совестью спросить: «А почему убивать камнями, а не «пиф-паф-ой-ёй-ёй»?». Я вам отвечу: в легенде черным по белому сказано, что «убитые камнями». И не более!

Жертвенники, проведя какие-то ритуалы, дали знак Слацию, чтобы тот дунул в трубу.

«У-у-у-у-у-у-у-у!!!» усиленный магией рёв трубы прокатился над полем. Мальчишки вздрогнули и чуть-чуть уменьшились в размере от страха. На их головы посыпались разногабаритные камни. Ильдару и Инсафу было трудно уворачиваться от камней. Но ребята знали, что надо держаться. Они помнили, что эта кровавая «традиция» проводится пятнадцать минут. Жертвенникам полнее этого достаточно, чтобы убить виновников. Тем более, детей-подростков.

А тем временем друзья теряли силы. На их одежде появлялось всё больше красных пятен. Внезапно какой-то особо большой камень ударил Ильдара по голове.

Инсаф вдруг увидел, что у друга по виску течёт струйка крови.

— Что с тобой? – крикнул, подбегая Инсаф, не обращая внимания на нещадно валившиеся на него камни.

— Инсаф… — прошептал Ильдар, теряя сознание.

— Ильда-а-а-ар! – тряс его за плечи Инсаф. – Очнись! Да очнись же!

Видя, что это не помогает, он схватил друга покрепче и оглядел поле. Инсаф увидел, что жертвенники парят на одном месте, не имея возможности двигаться.

«Ага! Здесь вы, подлюки, нас не достанете!» — мстительно подумал Инсаф, глядя на место, куда попадали только очень редкие камни. До этого места было метров восемнадцать. Собрав последние силы, он потащил Ильдара туда, а за ними тянулся кровавый след.

Инсаф, дойдя до безопасного места, увидел в стене, которая окружала поле, дверь. Не мешкая, он втолкнул Ильдара туда, но сам не залез. Там было мало места.

Но жертвенники, увидев, что «добыча» ускользает, начали кидать камни из чего-то типа пращи. Один камень попал в обессилившего Инсафа. В голову. Мальчик безжизненно упал. Он не слышал, как ревела труба, говорящая, что ужасные пятнадцать минут закончились…

Инсаф очнулся от прикосновения чего-то мягкого. Он с трудом открыл глаза. Перед ним стоял чуть смущённый директор.

— Вы? – спросил Инсаф. – Почему я здесь? – но вспомнив о друге, живо перестроил вопрос:

— Где Ильдар? Почему нас не добили?

Откашлявшись, Слаций сказал:

— Э-э-э-э… понимаешь, тут такая штука вышла. Все видели, что вы не погибли. Мы решили уже закончить с вами пистолетом. Но в самый последний момент прибежал жертвенник Майл и говорит, что катастрофы не случилось, хотя вы не были убиты. Я тут подумал и решил, что в этих делах что-то не так. Сказал, подождём неделю, вылечим мальчишек, посмотрим, что будет…

Инсаф перебил:

— Так я здесь неделю?!

— Да, — ответил Слаций. А Ильдар выздоровел на следующий день. Ведь камень, который в него попал, был пущен рукой, а не из магической прайоки (типа пращи). А порез-то давно зашили.

— А что ты удивляешься?

— А мой? – спросил Инсаф.

— Как раз доделываю, — ответил директор.

— А почему не магией?

— Это рискованно. Здесь нужны человеческие руки и «Ямба».

— Быстроранозаживляющее?

— Да. Сейчас пойдёшь.

Через три минуты директор и мальчик вышли из кабинета. А Слаций продолжал:

— Так вот. Я думал-думал, почему катастрофы не случилось, и понял! – выдержав эффектную паузу, он сказал: — Помогла дружба!

— Чё-ё-ё-ё? – только и смог сказать Инсаф.

— А что ты удивляешься? Вы разве с Ильдаром не друзья?

— Друзья, — на этот раз удивляться было нечему.

А Слаций добавил:

— Я тут кое-что поискал. И нашёл дополнение к легенде. «Но если среди виновников будет чистая дружба, даже если они не будут убиты, мир не порушится».

Инсаф молчал. Так они дошли до столовки. Там мальчик наткнулся на Ильдара. Заметив его, Слаций сказал: «Не буду вам мешать» и ушёл. А Инсаф с Ильдаром всё стояли напротив друг друга и счастливо улыбались.

 

* читай Д. Емец, цикл «Таня Гроттер»

Галеева Дина
Возраст: 18 лет
Дата рождения: 01.01.2004
Страна: Россия