Принято заявок
2558

X Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Братья

Братья

1. Молчанка
Как-то раз одним хмурым весенним утром Дима проснулся в шесть часов утра. Все еще спали. А Дима спать совсем не хотел. Он бы посмотрел телевизор, но понял, что может разбудить кого-нибудь. Что он и сделал – подошел к кровати Филиппа и растолкал беднягу, который досматривал очень интересный сон.
– Неужели уже в школу? – спросил Филипп.
– Да нет еще, – ответил брату Дима.
– Тогда еще посплю.
Дима продолжал будить брата. Филипп сел, спустив ноги с кровати. Он старался проснуться, но соблазн поваляться на мягкой постели был настолько велик, что Филипп уснул.
– Филипп, ты меня вообще слушаешь?
Филипп лежал на полу, свернувшись калачиком, и что-то бормотал во сне. Дима еще несколько раз будил брата, но тот опять засыпал. Наконец окончательно проснувшийся Филипп пытался заснуть уже из вредности. Ничего не выходило!
Братья не знали, чем заняться. Есть не хотелось, спать не могли. Дима посмотрел на часы: пять минут восьмого.
– Как же медленно течет время, – сказал Филипп.
– Может, поиграем во что-нибудь, – предложил Дима.
– В молчанку!
– Хорошо, – согласился Дима, – кто скажет слово … нет, не слово, а издаст звук с открытым ртом, в том смысле – засмеется или что-то в этом роде… в общем, тот – позор семьи. Раз, два, три! Играем…
В комнате воцарилась тишина. Филипп тут же придумал, как выиграть. Он решил защекотать брата. Ничего не вышло – Дима не засмеялся. Наступило время завтрака, все проснулись. Братья завтракали тихо, в школу тоже ехали молча. Но уж в самой школе кто-то из них точно должен был проиграть. К тому все и шло.
Русский. Учительница, Кристина Юрьевна, вошла в класс. Все ученики поздоровались, кроме двоих. И оба эти ученика боялись, что их спросят. Так и произошло. Учительница сказала:
– Та-а-ак, сегодня к доске пойдет…, – она посмотрела на Филиппа, – Филипп, иди к доске.
Дима знал, что он выиграл, но ждал, когда Филипп заговорит. Однако Филипп проигрывать не хотел. Он начал что-то писать на доске.
– Филипп, комментируй, – сказала Кристина Юрьевна.
Филипп было уже открыл рот, чтобы заговорить… Вдруг он закричал во все горло, конечно, с закрытым ртом, чтобы не проиграть, но из этого вышло только громкое мычание. Он схватился за рот и продолжал мычать.
– Что такое, Филипп?
Филипп открыл рот и показал пальцем на первый попавшийся зуб.
– Что? Зуб болит?
Он кивнул.
– Сходи в медицинский кабинет.
Филипп выбежал за дверь, спустился на первый этаж и присел в темном уголке, там, где его не заметят изредка проходящие учителя. Он просидел так минут десять, а потом решил вернуться в класс. В это время Кристина Юрьевна что-то говорила классу про больные зубы. В общем, не по теме урока. Дверь открылась, и в класс ввалился «измученный» Филипп. Он выкладывался по полной, показывая, что ему жутко больно. Потом стал медленно подходить к доске. Учительница остановила его на полпути:
– Ладно уж, садись.
Вдруг каким-то волшебным образом вся печаль и боль ушли с лица Филиппа, и он чуть ли не вприпрыжку направился в сторону парты. Кристина Юрьевна хотела вызвать другого ученика, но прозвенел звонок.
На остальных уроках братьям везло. Филиппа, конечно, вызвали бы. Но из-за его «больного» зуба он практически ничего не делал на занятиях. А Дима – отличник, так что его и не было необходимости спрашивать.
Они тихо сделали уроки. Весь день прошел без единого звука. Наступило время ложиться спать. Прошел час, второй… пробило полночь. Весь дом спал. Братья знали, что если уснут, то не смогут контролировать себя. Никто из них не спал и ждал, когда уснет другой. Филиппу так хотелось зевнуть, он уже не мог сдерживать себя. И Дима очень хотел спать… Зазвонил будильник. Дима взглянул на часы, половина восьмого – время завтрака. Он посмотрел на кровать Филиппа: одеяло валялось на полу и наволочка от подушки тоже, а сам Филипп лежал, вцепившись в подушку одной рукой, а другой выдирал по перышку и смотрел стеклянным взглядом в стенку. Губы Филиппа дрожали.
Вскоре братья подъезжали к школе. Прошел первый урок, второй, третий… и вот уже заканчивается пятый. «Скоро мы пойдем домой, сделаем уроки, не уснем… и так будут длиться дни, месяцы, годы, и я больше никогда не скажу ни единого слова», – думал Филипп. Последняя капля переполнила море.
– А-а-а-а-а-а-а!!!
Вся школа содрогнулась. Филипп стоял на своей парте, на него с удивлением смотрели одноклассники. На другом конце класса Дима что-то усердно писал. Прозвенел звонок. Ребята вышли из школы. Портфель Филиппа как будто потяжелел, ведь внутри было замечание, написанное на самой чистенькой странице дневника.
– А знаешь, ты не проиграл, и ты не позор семьи. Ведь так долго не каждый способен промолчать.
– Но ты ведь молчал.
– Вообще-то я в тот момент тоже готов был сорваться. – Дима достал из кармана скомканный листочек, расправил его, перечитал и протянул брату.
– Что это? – спросил Филипп.
– Прочитай.
Филипп начал читать:
Завещание
Завещаю все свое имущество брату Филиппу, то есть…
Филипп дочитал завещание до конца:
– Зачем это?
– Но ведь от недосыпа и умереть можно.
– О, ты правильно мыслишь. Умереть можно в любую минуту. Надо побольше этих завещаний написать, а то мало ли, что может случиться. И братья побежали домой писать завещания.

2.Кто хочет мандаринку?
– Ну почему просто нельзя раздать подарки и отпустить домой? – бубнил Филипп, заходя в школу.
В классе уже передвинули все парты. Те, кто пришел, наряжали елку. Филипп достал шар из коробки. На нем была нарисована елка. «Зачем вешать елку на елку?» – подумал Филипп. В коробке еще лежали пластмассовые шары, хрустальные фигуры и звезда. Филиппу не показалась ни одна из этих игрушек интересной, и он пошел искать, что бы поесть. На всех утренниках, которые помнил Филипп, была еда. Но сегодня либо еще не успели принести, либо кто-то съел. Мальчик не знал куда деться, но, к счастью, пришел Дед Мороз.
На празднике были не все: кому-то повезло, и они остались дома. Дед Мороз прыгал и бегал совершенно ненормально для древнего дедушки.
– Детишки, у меня украли подарки! Поможете их найти?
В классе стало тихо.
– А можно воздержаться и не искать? – спросил кто-то из мальчиков.
– Ты не хочешь подарок? – удивился Дед Мороз.
– Э-э-э …– мальчик задумался.
– Ну, что, детишки, пока наш ленивый друг думает, поищем подарки? Но сначала мы должны позвать Снегурочку.
«Как бы громко мы ни кричали, с первого раза никто ни войдет» – подумал Филипп, но все равно закричал вместе со всеми:
– Сне-гу-роч-ка!
И только с третьей попытки Снегурочка вошла. Снегурочка прыгала и веселилась, а Дед Мороз сел на трон (на самом деле это был просто стул, на котором висел листочек с надписью «Трон»). Снегурочка позвала всех в хоровод. У Филиппа несколько раз запутались ноги. Он чуть не упал, потому что кто-то тянул его вперед, и ноги не успевали ходить по кругу. Из хоровода Филипп наблюдал за Дедом Морозом, который иногда оттягивал бороду и чесал подбородок.
Потом Снегурочка ушла, якобы покормить тройку лошадей. Никто, конечно, в это не поверил, но претензий не было. Дед Мороз вздохнул, приподнялся со своего «трона» и начал показывать фокусы. Он снял варежку, вытащил из нее мандаринку, карандаш и связанные между собой платки.
– Дед Мороз, – спросил все тот же назойливый мальчик, которого Филипп искренне поддерживал, – зачем вы таскаете в варежке карандаш, мандаринку и платки?
– Чтобы веселить и радовать детей, а самому находчивому я подарю мандаринку.
– Зачем нам мандаринка?
– Петя, не мешай Деду Морозу, – крикнула отличница Катя – у него время закончится.
– Отстаньте от бедного аниматора, – поддержал Катю Дима.
Поднялся шум, который Дед Мороз быстро прервал:
– Ребята, вижу, тут никто не хочет мандаринку. – Дети замолчали и удивленно посмотрели на него.
– Я хочу мандаринку! – крикнул Петя.
– Ты ее не получишь, плохой мальчик.
Петя опустил голову. Филипп наблюдал за всем этим и думал: «Раз у тебя не получается нормально показывать фокусы, почему нельзя раздать подарки и отпустить всех по домам?»
– Детишки, насколько я вижу, никто из вас не хочет смотреть фокусы, но все хотят мандаринку?
– Да не нужна нам твоя мандаринка, – пробурчал Петя.
– Дяденька Мороз, – сказал Филипп, – раз вы нас раньше времени не отпустите, может, вы нам что-нибудь расскажете, а то всем скучно.
– Ладно. Вам какую историю: про зайчика или про волка?
– Желательно, что-нибудь из вашей жизни.
– А… Значит, про Снегурочку.
– Нет, без бородатой, без красношубой, без Дед Морозовской жизни, а из вашей, настоящей.
– Нет, ребята, с этими вопросами к Снегурочке, а я аниматор со стажем. Мне нельзя про себя рассказывать.
– Жалко! – хором протянули дети.
Дед Мороз загрустил, сел на «трон» и начал есть мандаринку.
– А мне дайте мандаринку, – попросил Петя.
Дед Мороз отломил дольку и протянул ему. Остальные тоже захотели. Понятно, что на всех одной мандаринки не хватило. Дед Мороз встал и сказал:
– Детишки, так не пойдет. По плану мы сейчас должны танцевать.
– А раздайте нам подарки, наконец, – попросил Филипп.
– Нет, вы должны их найти.
Тут в класс ворвалась Снегурочка:
– Степан Андре… то есть, Дед Мороз, у нас же еще утренник в детском саду. Мы уже опаздываем!
– Как опаздываем?! – испугался Дед Мороз. – Вон, часы на стене, все нормально.
– Они на двадцать минут отстают, – уточнил Петя.
– Ой, детишки, извините!
Дед Мороз достал из кармана пульт, потыкал в кнопки и с криком:
– Елочка, гори! – побежал к лестнице.
На елке зажглась одинокая гирлянда.
– Дед Мороз! А подарки? – напомнил Филипп, но Дед Мороз уже не слышал.
– А подарки в шкафу! – объявил Петя. – Я их еще до утренника нашел.

3.Мороженое
– Дим, ты спишь?
– Уже нет…
– Тогда пойдем.
– Куда?
– За мороженым, – радостно объявил Филипп.
Дима взглянул на часы:
– Только семь утра.
– Ну… Я уже два часа в окно смотрю, жду остановки.
Дима свесил ноги со своей полки:
– Самый медленный поезд, на котором я когда-нибудь ездил, – пробурчал он.
Филипп мгновенно спустился вниз, обулся и направился к выходу. Проводницы не было. Спрыгнув на платформу, братья отправились за мороженым.
– Филипп, а у нас есть деньги?
– Конечно, ты же взял.
Дима остановился:
– Я их точно взял?
– Ну, да… – с сомнением ответил Филипп, не останавливаясь.
Дима поспешил за братом.
– Ладно, только у меня их нет.
– Как нет? Спросил Филипп, продолжая движение к ларьку.
– Ну, так…
На этот раз остановились уже оба.
– Значит, пойдем обратно, за деньгами, – вздохнул Филипп.
Стоило им только развернуться, Филипп закричал:
– Смотри!
Братья проводили поезд взглядом.
– Пойдем дальше! – скомандовал Филипп.
– Ты не понял? – спросил Дима.
– Что?
– Это наш поезд.
– Ой…– Филипп посмотрел на поезд, потом на ларек с мороженым. – Жалко… Так мороженого хотелось.
Он задумался.
– Придется бежать.
И они рванули за поездом. Но вскоре поняли, что догнать его невозможно. Филипп лежал возле железной дороги и думал о машинисте, который ест мороженое и радуется, что бросил их на какой-то остановке. Дима все еще догонял брата.
– Фили… Фууу…х. Филипп, а ты… Сейчас… Дай отдохну…
Дима постоял некоторое время согнувшись. Наконец дыхание восстановилось.
– С чего я начал?
– С Филиппа, – напомнил замечтавшийся брат.
– Точно! А ты вообще, о чем думал, когда выходил за минуту до отправки поезда?
– Ни о чем. Я хотел мороженого. А ты взял телефон?
– Нет…
Филипп открыл глаза:
– То есть ты убегал с платформы, не подумав даже спросить у кого-нибудь телефон и позвонить?
– Ты тоже, – заметил Дима.
– А кто у нас отличник?
Дима с гордостью выгнул спину.
– Придется идти дальше, – продолжил Филипп.
– По-моему, логичнее вернуться.
– Нет. Если мы вернемся и позвоним оттуда, то не узнаем, как выглядит следующая станция.
Дима с сомнением согласился. В итоге они добрались до следующей станции лишь поздно ночью, голодные и усталые.
– Дяденька, дайте позвонить, пожалуйста, – попросил Филипп.
Бородатый мужчина, как будто не услышав его, продолжал бормотать себе под нос:
– Не пройдите мимо… Не пройдите мимо… Не пройдите мимо…
Дима прочитал надпись на картонке: «Подайте на билет».
Филипп подошел к какой-то женщине:
– Тетенька, а у вас нет картонки?
– Что?
– В смысле… Телефон у вас есть?
– Да…
– Дайте позвонить… Алло, мам… – Филипп выждал, пока мама выкричится в трубку.
Дима стоял рядом и слушал.
– Где мы? – Филипп прочитал название. – Мы на станции «Северная ручка». Это вроде «ручка на севере». Только какая, дверная или человеческая… В общем, мы там, где «север» и «ручка».
Филипп отдал телефон женщине.
– Спасибо, – поблагодарил он.
Братья сели на лавочку.
– Может, на билет поклянчим? – предложил Филипп.
Дима посмотрел на дяденьку с картонкой:
– Нет, ждать долго. Борода вырастет. А что тебе мама сказала?
– Отругала и сказала, чтобы ждали здесь. В общем, Дима, мороженого мы не получим.

Загороднев Кузьма Александрович
Возраст: 17 лет
Дата рождения: 24.04.2006
Место учебы: ГБОУ школа N1474 г. Москва
Страна: Россия
Регион: Московская обл.
Район: Долгопрудный, Новый бульвар, д. 20 кв. 192
Город: Долгопрудный