Принято заявок
465

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Бантик

Когда D2-D3 вышла к берегу городской реки, ограждённой металлической решёткой, ленточка как раз проплывала рядом. Она весело шла по водной глади, изгибаясь от набегающих волн, и сияла ярким розовым цветом. Интерес робота был перехвачен, и D2-D3 протянула руку в грязную воду, чтобы выловить заинтересовавший её предмет. После нескольких неудачных попыток ей это удалось, и робот приблизил к своим визорам ленту. После тщательного осмотра и её проверки на любые виды опасности D2-D3 убедилась, что это действительно лишь кусок ткани, самый обычный и непримечательный. Но по непонятной причине она не выбросила ленту обратно в мутную воду, как это давно бы сделал любой уважающий себя робот линии «PerfectBot», а лишь смотрела на неё, так призывно сияющую в свете редких солнечных лучей. Раз D2-D3 решила оставить ленту, то нужно было придумать, что с ней делать.

После недолгого размышления в процессоре D2-D3 зародилась идея. Она стала крутить ленту на железном пальце, пока она не завязалась полностью. А потом размотала её. И снова. И снова. И снова. Повторение такого, казалось, простого действия зарождало в D2-D3 странное удовлетворение. Но через две минуты ей наскучило это, и робот стал вновь высчитывать, куда же приспособить её дальше. D2-D3 успела перебрать уже несколько десятков вариантов, когда рядом по тротуару прошла женщина с дочерью. С удивлением робот приметил, что на голове девочки в странной конструкции была завязана точно такая же ленточка. D2-D3 встала неподвижно, а её визоры сосредоточились на волосах девочки.

Тихое наблюдение перестало быть таковым, когда девочка засмотрелась на пролетающую птицу. Это отвлекло внимание девочки от дороги, и она резко угодила ногой в тротуарную яму. Её мама, до сих пор шедшая с отсутствующим выражением лица, очнулась, заохала и потянула дочь за руку. Конструкция из ленточки не выдержала и развалилась, а лента упала на землю. Мать оперативно поставила девочку на ноги, одновременно причитая что-то про «какая же ты неуклюжая», «сколько можно засматриваться на несчастных голубей» и «нужно опять завязывать бантик».

«Бантик, — пронеслось по проводам D2-D3. — Это называется бантик.»

Она внимательно проследила за пальцами женщины, поднимающими с пыльного асфальта розовую ткань и тщательно вытряхивающими её в попытке убрать с неё пыль. А когда пришёл черёд закрепления ленты на волосах бедной девочки, D2-D3 точно, чётко и быстро завязала бантик в полном соответствии с движениями пальцев матери. Семья из двух человек ушла дальше, а D2-D3 стояла и смотрела на свою серебристую антенну, на которой теперь был точно такой же бант. Послеполуденное солнце, наполовину закрытое облаками, не имело никакой пользы для роботов и обычно не привлекало их внимание, но сейчас D2-D3 смотрела лишь на белый круг над собой, в лучах которого блестела ярко-розовая лента.

Очнулся робот, когда на экран, через который она видела мир, вышло уведомление о том, что технический перерыв завершается через 15 минут, а это значило, что D2-D3 пора идти обратно на фабрику. Фабрика сборки автомобильных запчастей была, можно сказать, для неё родным домом, ведь именно там она была собрана и работает уже пять месяцев. Именно там трудятся все её коллеги — её точные копии, роботы модели «PerfectBot». Никто ни с кем не говорил, ведь о чём поговорить ботам, никогда не выезжавшим из здания и побывавшим разве что в сервисном центре? Все собирали детали в тишине, и слышен был лишь механический шум, заполняющий весь цех. То, что D2-D3 оказалась снаружи, было лишь случайностью — кто-то из надсмотрщиков-людей не закрыл дверь. До конца перерыва нужно было вернуться на завод, чтобы её небольшая прогулка осталась в тайне. D2-D3 посмотрела на реку, запертую в клетке железной ограды, поправила немного сползший вниз бант и ушла.

Путь домой лежал через небольшой жилой район. Между берёзами, осинами и другими деревьями светились неоновые рекламные вывески. Люди, проходившие мимо D2-D3, были настолько заняты своими делами, что не обращали внимания на одиноко бредущего робота. Лишь дети, идущие рука об руку со своими родителями, поднимали глаза на яркий бант, улыбались и тыкали в неё пальцами. D2-D3 не ожидала такой реакции, ведь обычно ни её, ни её коллегу слева D2-D5, ни любого другого робота не замечал никто — все проходили мимо. Процессор внутри головы робота непрерывно обрабатывал информацию.

«Они меня замечают. Почему?»

Мысли D2-D3 осеклись. Она как раз подошла к небольшому переулку между двумя домами. По всему периметру переулка к стенам были приставлены чёрные мусорные мешки, из которых периодически падало что-то склизкое и непривлекательное. Обёртки от чипсов, коробки от бытовых приборов, цветные куски пластмассы — всё это лежало на грязном камне тротуара и смешивалось между собой, образуя одну большую кучу. И в этой куче рылся щенок. Рыжий и нечёсаный, он с особым рвением рвал один из мусорных пакетов, упираясь в него лапами и заливисто лая. Робот уже хотел отойти, как визоры вдруг выхватили из груды отходов что-то необычное. D2-D3 подошла к щенку, бережно взяла его под живот и вынесла его из переулка. Почувствовав прикосновения холодных металлических пальцев, щенок залаял ещё громче, но D2-D3 не обратила на это ни малейшего внимания. Она присела на корточки и стала сама аккуратно разбирать упаковки, ошмётки одежды и остатки еды. Робот смутно понимал, что что-то внутри этого пакета нужно ему, хоть и не понимал, что именно. Это и заставляло D2-D3 терпеливо продолжать заниматься этим и даже не задумываться о своих действиях.

Наконец она нашла то, что так сильно её заинтересовало. Это была упаковка с диском. На его обложке застыла в странном, чрезвычайно радостном движении женщина. Её рука была вытянута высоко вверх, белое платье развевалось на несуществующем ветру, а на голове тоже красовался бант. D2-D3 провела пальцем по улыбке женщины и достала диск. На его верхней стороне красовалась точно такая же картинка, как и на коробке. После секундной заминки робот нажал небольшую кнопку на своём теле, и оттуда появился дисковод. D2-D3 вставила диск в него и встала на ноги, ожидая эффекта. И когда ей уже показалось, что ничего не произойдёт, из её тела полилась музыка. Самая настоящая музыка. D2-D3 оцепенела. Ток застыл в проводах, а мелодия всё играла и играла. Люди, проходящие рядом с переулком, стали недоуменно крутить головами в поиске источника звука. А D2-D3 стояла и стояла. Музыка будто проникала под ледяной металл и согревала процессор робота настолько, что ей казалось, что сейчас она взорвётся.

В размышлениях — новом виде деятельности для робота — D2-D3 вышла обратно на аллею. Лучи солнца, будто приманенные чудесной мелодией, светили ещё ярче, и D2-D3 тоже блестела и светилась. Проходящие рядом дети больше не могли оставаться в стороне и теперь крутились только вокруг неё. Их большие глаза были устремлены лишь на неё. Они слушали её музыку. И с каждой секундой D2-D3 наслаждалась этим больше и больше. Бантик стал предметом обсуждения нескольких девочек, а под музыку пританцовывали почти все.

— Она такая красивая, — вздыхала маленькая девочка в синей рубашке.

— Да, — соглашались с ней другие дети.

— Вот были бы они все такими, — проговорила золотоволосая малышка, — хочу, чтобы они отличались, как она.

В такой компании D2-D3 прошла почти весь путь до фабрики. Закрыв за собой входную дверь, она тихо прошмыгнула на своё место. Её коллеги, роботы модели «PerfectBot», смотрели на D2-D3, как на прокаженную. Никто не мог больше работать, потому что всё внимание было обращено на неё — как она, покачивая головой в такт музыке, вставляет одну деталь в другую, а на антенне качается странное сооружение из розового куска ткани.

Вдруг дверь распахнулась, и в цех влетел высокий худой человек в белом халате. D2-D3 сразу признала его — это был мистер N, «профессор робототехники», как его постоянно называли механики, а ещё — автор всей линии «PerfectBot». Обычно он наблюдал за тем, как роботы работают, из окна своего кабинета на втором этаже и вниз не спускался. Никто из его созданий лично его обычно не интересовал, но сейчас он стоял прямо напротив D2-D3 и смотрел на неё так, будто был готов просверлить в ней дырку. Профессор неожиданно протянул к D2-D3 руку и нерешительно поманил её к себе. Робот мгновенно бросила недоделанную деталь на конвейер и на всех парах поехала к профессору. И лишь D2-D3 подъехала к нему, мужчина схватил её за руку и повёз в направлении сервисного центра. Она не поняла, что произошло и, повернув голову на 180 градусов, взглядом попрощалась со своими коллегами. Коллеги проводили её взглядами, полными укоризны и сожаления, прежде чем снова погрузиться в работу.

— Она должна была быть идеальной! — кричал профессор, ходя кругами по мастерской. — Я их создавал для этого! Чтобы они выполняли свою работу и не отличались друг от друга! — Внезапно он остановился и посмотрел на механиков, стоявших у стены. — Почему это произошло?!

Механики, видевшие его таким не в первый раз, лишь пожали плечами:

— Выехала куда не надо, вот и вся причина.

— Но вы же сделаете что-то?! — Лицо профессора приобретало то багровый, то зеленоватый, то даже в крапинку цвет. — Чтобы не портила остальных работников! И выключите, наконец, эту проклятую музыку! — Мужчина поднял подол своего халата и вцепился в него зубами.

Один из мастеров, активно пытающийся нащупать кнопку плеера, только проскрипел нечто похожее на «не выключается». D2-D3 с ледяным спокойствием наблюдала за стараниями механика и ещё раз проверила, заблокирован ли её дисковод.

— Так что тогда мне делать?!… — Профессор сел на стул и сжался в комочек.

Второй механик только хмыкнул и полез в ящик своего стола.

— Что вы там ищете? — дрожащим голосом спросил мужчина в пожёванной халате.

— Раз не чинится, можно и на запчасти. — И механик достал из ящика длинный аппарат, в котором можно было без особого труда узнать электрошокер. Взяв его в руку, как нож, он без страха подошёл к D2-D3. Профессор подскочил к ней вместе с механиком и сорвал с её антенны бант.

— Вот где она могла взять этот бессмысленный кусок ткани? Он только портит её!

Между этим моментом и ударом D2-D3 электрошокером прошла лишь секунда. Но ей хватило времени, чтобы всспомнить весь сегодняшний день. Он пролетел перед ней, как сотня уведомлений. Чудесная мелодия сыграла свои последние ноты, последний яркий момент погас и последним, кого D2-D3 успела увидеть перед отключением навсегда, стал профессор, рвущий её розовый бантик.

Кудакаева Дилара Данилевна
Возраст: 14 лет
Дата рождения: 01.02.2008
Место учебы: МБОУ гимназия "Лаборатория Салахова"
Страна: Россия
Регион: Тюменская обл. и Ханты-Мансийский АО
Город: Сургут