Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Балалайка против унижений

— А Прохор на балалайке играть умеет, ты прикинь! — украдкой шепнула девочка, приближаясь к уху второй. — Он с инструментом на «ты»!

— Ага, такой молодец, — саркастично произнесла рядом стоящая, чуть ли не показуемо хихикая, — Наверняка много что умеет…

Девчонки, возможно, специально вели диалог настолько голосисто, чтобы окружающие заметили, как две главные сплетницы обсуждают Прохора, своего одноклассника, чтобы, в очередной раз, высмеять парня. Хохочут громко. Да так, что привлекают внимание всех вокруг.

— О чем болтаете, девчонки? — Соколов, как обычно прилетевший на шум, уже тут как тут. Стоит рядом, невинно хлопая ресницами.

— Собственно говоря, ни о чем, — кивнула одна.

— И правда, совсем ни о чем, — с нотками иронии в голосе, согласилась вторая.

— Тогда, почему такое бурное обсуждение? — Егор задумчиво выгнул бровь. — Вы не думайте, я ведь все прекрасно понимаю. Рассказывайте скорее, ну!

— Ну ладно, так уж и быть, уговорил. Расскажу, — публично закатив глаза бросила Маша, — Петренко наш… Музыкант!

— Точно-точно! — кивнула Катя, складывая руки на груди, — На балалайке играет. Можешь себе представить его балалаечником?

— Мда-а, — протянул Соколов, — Чего? На балалайке?! Интересненько. Ну спасибо вам, услужили, — напоследок бросил он, убегая и оставляя двоих веселящихся в гордом одиночестве.

Егор не мог упустить возможности поиздеваться над Прохором. Он быстро нашел своего друга Вадима, а затем они вместе побежали в дальний кабинет школы, где Прохор сидел со своим инструментом.

— Ну, что, горе-музыкант. Чем занят? — серьезным голосом произнес Егор, едва зайдя в помещение.

Сидевший на стуле мальчик, при виде одноклассников, испуганно вскочил на ноги, пряча за спину балалайку. Прохор отлично знал, что они пришли не просто так, а чтобы лишний раз поиздеваться над ним. Затравленно глядя на пришедших, он аккуратно зашел за парту, чтобы иметь хоть какую-то защиту.

— Ребят, давайте мы оставим друг друга в покое и не будем выяснять подобного рода вопросы, — вздохнул Прохор, глядя из-под опущенных ресниц на Егора и Вадима. Ему ужасно некомфортно было находиться здесь, в ожидании новой порции гадостей от главных заводил класса. — У вас спорт, а у меня музыка, которая вам не мешает никак.

— Конечно-конечно, — хихикнул Егор, толкая Вадима в бок, — Балалайкин дурачок, скажи, Влад? — семиклассник глянул на Прохора. — Не пригодится тебе эта дурацкая музыка в жизни! Да что ты вообще можешь, со своей балалайкой?

Влад кивнул в подтверждение его слов и тихо захихикал.

— Ага! Лучше бы ты чем-нибудь нормальным занялся! — с явным превосходством заявил Егор. — А впрочем, сыграй-ка ты нам. Посмотрим на твои «умения». Хотя, нет, даже время на эту ерунду тратить не хочется, в драке тебе балалайка долго не поможет, а слушать ее никто не будет.

— Если лично тебе не нравится, это не значит, что всем… — тихо пробормотал Прохор. Затем он поднял глаза на Егора и добавил громче, — Балалайка не бита, ей драться нельзя, инструмент беречь надо!

— Вот видишь, как всегда наговоришь, а доказать не можешь!

— Но…

— Не можешь! — крикнул Вадим так громко, что даже Егор на секунду потерял хватку.

Затем Вадим толкнул Прохора так, что тот чуть не упал на Егора, а тот сразу подключился к забаве. Несчастный музыкант только крепко прижимал к себе инструмент, надеясь, что пинки одноклассников не попадут по балалайке. По опыту он знал, что мальчишкам быстро надоест это, и они уйдут искать приключений в другом месте.

— Ладно, поиграли и хватит, пойдем, расскажем всем в школе о «потрясающих» музыкальных умениях нашего одноклассника.

— А давай!

Друзья ещё раз усмехнулись и небрежно захлопнули дверь. Из коридора начали доноситься приглушённые голоса:

— А Прохор наш изображает, что на балалайке играет!

— Как бродячий музыкант! Готовится милостыню собирать!

Прохор просто молча смотрел в стену со слезами на глазах. Он уже жалел, что принес балалайку в школу, подкинув одноклассникам новый повод для издевательств. Мальчик хотел выступить с номером от класса на День учителя, иначе бы не понес инструмент туда, где самому находиться было не всегда безопасно. Спорить с лидерами класса, которые были намного крепче физически, да еще и на голову выше, было бессмысленно. Прохору хотелось как можно дольше сидеть в этом классе и никуда не выходить, но вскоре звонок на урок прервал эту затею.

В классе его встретили сдавленные смешки одноклассников, и недовольство учителя, к которому он опоздал. Половину урока Прохор думал над тем, стоит ли вообще выходить на сцену в школе, но так и не решился отказаться от участия там, где уже пообещал.

После уроков, сразу за воротами школы, Прохора встретила кучка одноклассников во главе с Егором и Вадимом.

— Эй, побирушка с балалайкой, лови! — в сторону мальчика полетели огрызки яблок и мелкие монетки. — Это твой первый заработок! Бренчи веселее!

Прохор побрел в сторону дома под дружный хохот обидчиков, в глубине души радуясь, что догонять его никто не стал. Желание отказаться от участия в школьном концерте становилось все больше. Увы, с ним в паре должен был играть восьмиклассник с аккордеоном, с которым они вместе выступали в музыкальной школе. В отличии от Прохора, его напарник был любимчиком класса, а создавать себе лишние проблемы со старшеклассниками, подведя одного из них, совсем не хотелось.

В День учителя в школе царила праздничная атмосфера. Участники концерта с самого утра репетировали в актовом зале, поэтому Прохору удалось сохранить хорошее настроение до выступления. Рядом со старшим напарником он чувствовал себя уверенно и надежно, хорошо зная, что не уступает ему в мастерстве. На сцену дуэт выходил с конкурсным номером, подготовленным для городского конкурса еще весной. Оба с удовольствием исполняли музыкальное произведение, в полном контакте друг с другом. За время пребывания на сцене, поглощенный любимым делом, Прохор даже не заметил, как изменились лица одноклассников, сидящих в зале.

— Ой, Маш, смотри, Прохор даже на себя не похож… — Катя удивленно зашептала своей закадычной подружке.

— Да… Дела. А он симпатичный, оказывается. Вообще по-другому выглядит!

Рядом с девочками сидели потрясенные Егор и Вадим. Егора, общепризнанного красавчика класса, злило, что большинство одноклассниц, похоже, разделяли мнение подружек. И хотя ему очень хотелось треснуть по довольному Прохору после концерта его же балалайкой, он все больше ловил себя на мысли, что ему самому начинает нравиться то, что он слышит.

— Обалдеть скорость… — протянул сидящий рядом Вадим, наблюдая за движениями рук музыкантов. — Прикинь, если б мы так мяч могли друг другу передавать на поле? Я вообще не успеваю следить за их пальцами. Это ж сколько тренироваться надо?

— Да я вообще не понимаю, как он, практически не глядя, попадает туда, куда надо, — ответил Егор. С каждой минутой он все больше понимал, что высмеять Прохора после концерта уже будет сложно, да и не очень и хотелось. Хотя именно Егор подбил всех пойти, посмотреть, как Прохор опозорится перед всей школой.

После концерта Егор с Вадимом постарались смешаться с толпой и выскользнуть из школы. Егору очень не хотелось встречаться с Прохором. Тем более, что со всех сторон слышались восторженные обсуждения игры одноклассника. Краем глаза Егор заметил Машу и Катю. Они что-то обсуждали, поглядывая в его сторону. «Понятно, теперь сплетничают про нас с Вадимом», — подумал Егор, и от этой мысли ему стало еще противнее.

— Пошли в парк прогуляемся, погода хорошая… — неуверенно предложил Вадим. Егор молча кивнул в ответ.

Погода действительно была хорошей. Сквозь золотистую листву кленов пробивались солнечные лучи, день был теплый и безветренный. На дорожках парка лежала осенняя листва. Егор с Вадимом бродили по парку, обсуждая сложившуюся ситуацию. Было точно ясно, что отношения с Прохором надо как-то менять, но как — это было совсем непонятно. Во время очередного круга по парку ребята услышали музыку и поющих подростков.

— Егор! Вадим! Идите к нам! — позвал ребят их знакомый по секции, — тут Андрюха с товарищем играет, подключайтесь!

Ребята с удивлением обнаружили Прохора с его товарищем по сцене в окружении восьмого класса. Музыканты играли современные мелодии, а подростки с удовольствием пели любимые песни. Отказывать приятелю было неудобно. Егор и Вадим даже не заметили, как включились в общее веселье. Между песнями стало ясно, что для ребят с восьмого класса песни под аккордеон Андрея — привычное занятие, а появление рядом с ним Прохора превратило посиделки в еще более интересное развлечение. Музыканты быстро схватывали предложения собравшихся и с удовольствием играли для всех.

Всем было очень весело, но вдруг у Прохора спросили, в каком классе школы он учится. Повисла пауза. Прохор неуверенно посмотрел на Егора и Вадима. На его лице мелькнуло странное выражение, словно его кто-то напугал. Егор замер. Мысли семиклассника сосредоточились на поиске вариантов отступления. Он хорошо понимал, что если Прохор расскажет о травле, Егору уже никогда не придется ходить с высоко поднятой головой, да и товарищи из секции перестанут его уважать за такие поступки.

— В седьмом, — ответил Прохор. — Вон, с Егором и Вадимом. Только они не знают, что я играю на инструменте, у нас в классе просто не принято так петь, как у вас.

— А мы просто не знали, что можно его попросить на классных огоньках играть! — нашелся Вадим.

— Ну да, — радостно откликнулся на поддержку одноклассников Егор, — но теперь уже, Прохор, мы тебя точно попросим чаще приходить с инструментом, у нас тоже петь любят!

Через пару часов все начали расходиться. Последними на скамейках оставались Андрей, Прохор, Егор и Вадим. Андрей убрал аккордеон и помахал ребятам на прощанье.

— Хорошо посидели, Прохор, спасибо, что согласился пойти, мои одноклассники в восторге от тебя! Думаю, надо повторить как-нибудь.

Прохор только едва улыбнулся в ответ и кивнул головой. Сказка закончилась. Рядом стояли Егор и Вадим, а прошедшее веселье уже казалось растаявшим сном. В реальности же он был в парке со своими главными обидчиками и без всякой надежды на защиту.

— Ты это… Прости нас… — неуверенно произнес Егор, глядя себе под ноги.

— Да ладно… Я сам понимаю. — тихо ответил Прохор, хотя на самом деле ничего уже не понимал, кроме того, что его сейчас явно не готовы унижать, как это всегда было.

Мир? — спросил Егор, протягивая руку своей недавней жертве.

— Мир… — Прохор неуверенно протянул руку в ответ. Затем он развернулся, взял балалайку и побрел прочь. Егор и Вадим остались стоять у скамейки.

Внезапно наперерез Прохору из-за кустов выскочила лающая собака. Прохор замер на месте. Егор с Вадимом переглянулись и бросились со всех ног к нему.

— Фу! — крикнул Егор на собаку, встав между ней и Прохором. Овчарка развернулась и убежала туда, откуда так внезапно появилась.

— Спасибо, — произнес Прохор, — хотя собак я боюсь меньше людей.

— Ничего, мы тебя проводим, — к Егору вернулась его обычная уверенность, — а собаки разные бывают, как, впрочем, и люди. И не всегда сразу талант видят.

Мальчики рассмеялись. Лучи уходящего солнца весело играли на дорожке. Одноклассники шли рядом и улыбались друг другу. Постепенно ребята разговорились и нашли много общих тем для обсуждений. Уже к Новому году Прохор был в числе ярких звезд класса, а без его балалайки не обходился ни один из праздников или дней рождений.

Нечипоренко Марьяна Витальевна
Возраст: 13 лет
Дата рождения: 08.05.2009
Место учебы: ГБОУ Школа 1955
Страна: Россия
Регион: Москва и Московская обл.
Город: Москва