Принято заявок
2212

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 10 до 13 лет
Бабушкин сундучок

У меня большая дружная семья: мама, папа, я и сестрёнка. А ещё у меня есть замечательная бабушка. Её зовут Надежда Владимировна. Она самая ласковая, добрая и заботливая. Я часто навещаю её, и вместе мы весело проводим время: пересматриваем старые добрые фильмы и обсуждаем их или печём пироги и торты по старым бабушкиным рецептам, а потом пьём с ними чай. Моя бабушка – рукодельница, вяжет очень красивых кукол. У неё их целая коллекция, и с каждой связана какая-нибудь история. Бабушка вообще любит рассказывать разные истории, иногда выдуманные, а иногда из своей жизни. Я очень ценю такие моменты: в эти минуты я чувствую с ней невероятную близость, ведь бабушка делится со мной своими сокровенными мыслями, учит меня жизненной мудрости, даёт советы. Я забираюсь с ногами под старенький бабушкин плед, кладу свою голову к ней на плечо, смотрю, как быстрые спицы в её умелых руках выводят незатейливые рисунки, и слушаю, слушаю, слушаю…

Бабушкиных историй у меня накопилось очень много. Самые интересные я записываю к себе в тетрадь. На её обложке нарисован сказочный сундучок, и я ласково называю свои записи «Бабушкиным сундучком». Давайте вместе заглянем в него…

Дорогая юбка

— Бабушка, ты здесь — крикнула я, влетая в дом и распахивая настежь дверь.

— Закрой дверь, а то — сквозняк. Помой руки, будем чай с пирогами пить, — послышался голос бабушки из большой комнаты.

— Бабушка, а у меня новое платье. Смотри, какое красивое: пышное, голубого цвета, с кружевами и переливается на свету.

— Ну и балуют же тебя родители. Сейчас в магазинах всего полно. Что хочешь, выбирай. А мы-то раньше…- немножко с грустью и какой-то доброй улыбкой сказала бабушка.

— А что раньше? Расскажи, расскажи! Какие у тебя были наряды.

— Да особо и нарядов-то не было. Но была одна юбка, которую я до сих пор помню.

— Ой, и дорогая, наверно? – спросила я.

— Дорогая, — хитро улыбнулась бабушка.

— Сколько стоила?

— Нисколько!

— Как это? – удивилась я.

— Ну, слушай, расскажу, — ответила бабушка и начала свой рассказ.

Было мне тогда, как и тебе, 11 лет. Это были летние каникулы, и я часто проводила время с лучшей подружкой Леной, пока мама была на работе.

С подружкой всегда было весело, ни один день не обходился без приключений. Вот и в этот солнечный денёк она зашла за мной, и мы пошли гулять. Сегодня Лена была какая-то радостная и загадочная. Я сразу заметила эту перемену и обратила внимание на её новую кружевную юбку.

— Откуда такой модный наряд?- поинтересовалась я.

— Да, отец из командировки приехал и юбку привёз, — хвастаясь, сказала Ленка.

— А у меня гардероб давно не обновлялся, — печально вздохнула я.

— А давай мы тебе сошьем юбку!- весело предложила Лена.

— Давай, у меня как раз дома есть швейная машинка.

Придя домой, мы стали перебирать старые вещи в поисках материала для новой юбки. Но, к сожалению, ничего подходящего не нашли. И тут взгляд Лены упал на полупрозрачные, легкие, тонкие шторы, украшающие окна в маминой спальне.

-А вот, чем тебе не ткань, ну, отрежем немножко, они у вас вон какие длинные.

Я знала, что мама очень рассердится, когда увидит испорченную штору, но мысль о новой юбке не покидала меня, и я решила, что если отрезать снизу, то она и не заметит.

Уроки труда в школе не прошли даром. Мы взяли ножницы, отрезали от шторы кусок ткани и стали кроить мне юбку. У нас в доме была швейная машинка, которую мама ласково называла «Подолочка» — выпускал её Подольский механический завод. Недорогая, неприхотливая, простая в обращении, она была непременным атрибутом во многих семьях по всей стране. Шить на ней могли даже дети.

Когда работа была закончена, я сразу приступила к примерке. Юбка получилась воздушной и такой красивой, что я целый час крутилась у зеркала, радуясь тому, что и у меня теперь есть новая юбка.

А потом мы побежали на улицу гулять, ведь нужно было помодничать и всем рассказать, что такую красоту мы сшили сами!

Но день подходил к вечеру, и я с волнением ждала прихода мамы с работы. Подруга сказала, что лучше маме пока не говорить о новой юбке, и я быстро переоделась в свой старый сарафан.

Мама пришла уставшая, разобрала сумки и стала варить ужин. Наступило время сна, на улице стемнело, и мама задернула шторы. Каково же было её изумление, когда она увидела, что одна штора короче другой. Строгий взгляд мамы заставил меня расплакаться и во всём сразу признаться:

— Мамочка, прости, — залепетала я, — мне очень стыдно, но это я испортила шторы, чтобы сшить себе новую юбку! – и я достала своё «произведение» искусства.

И вдруг строгость и недовольство на мамином лице сменились сначала удивлением, а потом весёлой улыбкой. А через минуту она от смеха уже не могла остановиться. Я стояла в недоумении и не знала, что мне делать: продолжать плакать или смеяться вместе с мамой – таким задорным был её смех.

— Рукодельница ты моя! Такой прекрасной юбки я ещё никогда не видела! Носи на здоровье! А наши шторы могут быть и чуточку короче. Только в следующий раз, прежде чем что-то взять, всё же спроси у меня…

Бабушка замолчала и задумалась, наверно, вспомнила в этот момент свою мудрую, добрую маму, которой уже нет давно. А я смотрела на бабушку и представляла её маленькой девочкой в полупрозрачной юбочке, как она кружится вместе с подругой, взявшись за руки, весело смеясь и радуясь жизни.

Раскаяние

Когда я смотрю на современных детей, которые позволяют грубость по отношению к старшему поколению, то невольно вспоминаю один случай из своего детства, за который мне было стыдно. Я хотела забыть его, но он прочно засел в моей памяти.

Отец мой рано ушёл из жизни, когда мне было тринадцать лет. Отца я любила, да и он, как говорится, во мне души не чаял. Был он человеком всесторонним: и рыбак, и охотник, и в любой компании умел разговор поддержать на разные темы.

Жили мы неплохо, хотя, как и в каждой семье, случались размолвки между родителями. Но при всей своей любви к отцу я всегда занимала сторону матери. Она была приезжая, родни здесь не было, и её защитой и отдушиной была я. И отец знал это.

Сейчас я уже не помню, что послужило поводом к тому событию. Но дело было так. У нас была половина дома. Кухня небольшая, и всегда на ней было тесновато. В тот день мать стирала бельё в корыте, а отец сидел между столом и печкой, вытянув ноги. Пройти мне было затруднительно, и тут с моих губ слетели слова, о которых я очень сожалею: «Что расселся? Убери свои грабли!». Отец, молча, убрал ноги, а я пулей вылетела из дома, даже не сознавая, как я вообще могла такое ляпнуть.

Чтобы как-то отвлечься от назойливых мыслей и угрызения совести, я пошла к подружке в гости. Был выходной летний день, и её семья собралась кататься на лодке. Они и меня позвали с собой на лодочную станцию. Находилась она в сосновом бору сразу за стадионом и была излюбленным местом отдыха многих гаврилов-ямцев. Там мы взяли на прокат лодку и стали сплавляться вниз по реке Которосль. За весёлыми разговорами и купанием в речке время пролетело незаметно.

Вечером мы с подружкой побежали в городской парк, где были разные карусели: «ветерок», «паровозик», «зонтик». Но особенно мне нравились качели — лодочки. Это был один из самых популярных аттракционов. Их любили и взрослые, и дети. Лодочки в виде настоящих кораблей, с кормой и якорем, раскачивали нас, как при настоящем шторме: с волны на волну, вверх и вниз. А потом в парке на танцевальной площадке начались танцы. Раньше дискотек не было, а были именно танцы, где собирались и молодежь, и взрослые. На танцы нас не пустили, так как мы были ещё малы, нужно было идти домой. Но я боялась, мне было очень стыдно, поэтому, вернувшись домой, я быстро юркнула в кровать.

Родители были в недоумении, ведь я была благополучным ребёнком, не хамила, не грубила, всегда сдержанна и послушна. Они со мной не разговаривали несколько дней, а мне было стыдно, я не знала, как вести себя в этой ситуации. Может, было бы легче, если бы попросила прощения, но упрямство было сильнее, и я так и не извинилась. Отец, конечно, был на меня обижен, но со временем отношения наладились, и, казалось, все было забыто. Возможно, родители посчитали меня ещё ребенком и не стали заострять на этом внимание. А я почему-то не смогла забыть свой поступок и всегда чувствовала перед отцом какую-то вину, даже после его смерти.

Люди не идеальны, а жизнь так коротка, поэтому, пока мы живы, никогда не поздно всё исправить. Не бойтесь просить прощения. Просите со всей душой, и вас простят. Я, к сожалению, этого не успела сделать.

Наученная горьким опытом своей детской несдержанности, я никогда не позволяла себе повышать голос на свою мать, чтобы не сожалеть потом о своих словах.

Барашкова Мария Вадимовна
Возраст: 13 лет
Дата рождения: 26.12.2008
Место учебы: Средняя школа №1
Страна: Россия
Регион: Ярославская обл.
Город: Гаврилов Ям