Принято заявок
427

IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Аралез

Часть 1

— Тук-тук-тук! Здравствуйте! – прозвенел тоненький голосок из-за двери.

Дверь отворилась перед пятилетней девчонкой, и за ней показалась пожилая женщина. Казалось, все в ней излучало счастье и легкость: доброе лицо, плавные движения, милый наряд – только вот одно омрачало образ добродушной старушки. Как бы она ни старалась, глаза были полны печали, хоть и смотрели ласково.

— Здравствуй, милая. Ты чего-то хотела?

— Здравствуйте, бабушка. Я нашла фотографию своей мамы с какой-то собачкой, а когда внимательней пригляделась, поняла, что сзади стоит ваш дом. Вот и решила у вас спросить, не знаете ли вы, чья она. А то бабуля Лада ничего не рассказывает.

Бабушка, не сказав ни слова, трясущимися руками забрала фотографию и села на диван. Много эмоций было на ее лице, и лишь одной слезы хватило, чтобы выразить их все. Та слеза, что крупной капелькой скатилась по морщинистой щеке.

Осень 1960 года.

Праздничная суматоха не дает покоя ни одному члену семьи: Наденька стоит перед зеркалом, разглядывая подаренное бабушкой платье и поправляя косички, а мама с папой бегают по дому, украшая его; то тут, то там сталкиваясь в проходе. Так и не скажешь, что речь о бедной, перебивающейся с копейки на копейку семье. Мать – добрая и щедрая женщина, никогда не отказывающая в помощи; отец – строгий, но понимающий. И дочь – девочка-шестиклассница: умная, воспитанная, добрая и прилежная.

Импровизированный торт, пара свечек – вот и весь день рождения. Кому-то он мог бы показаться скучным, но точно не Наде: она ждала это праздника целый год, как, впрочем, и все остальные свои дни рождения. Но в этот раз произошло нечто особенное, поистине необычное – исполнилась Надюшина мечта, ей подарили собаку. Щенок золотого цвета теперь бегал по маленькому дому. «Это настоящее чудо, что он у нас есть. Береги его!» — сказала мама Наде. После этого, они до самого вечера сидели и разговаривали.

На следующий день Надя решила убраться в доме. Дом был маленький и уютный: небольшая гостиная, кухонька и маленькая комнатка, принадлежавшая Наде. Протирая пыль на полке с книгами, Надюша нечаянно обронила одну и них. Щенок быстро подбежал и начал перелистывать носом странички. Остановившись, он тяфкнул. «Что, маленькая? Ты хочешь мне что-то показать?» — Надя посмотрела на щенка и сразу перевела взгляд на книгу. «Ара́лез» — крупными буквами было написано в заголовке.

— Красиво звучит! Тебе так не кажется?

— Тяф!

— Аралез, Аралез, Аралез… — несколько раз повторила девочка. – Мне кажется, тебе пойдет такое имя! А звать мы тебя будем «Ара». По-моему неплохо, а?

— Тяф, тяф! – согласилась собака.

После длительной уборки, Надя решила порисовать. Обычно так она дает себе отдохнуть. Напевая про себя какую-то песенку, она полностью отдалась своему занятию. В итоге, с листа бумаги глядел на нее прекрасный пес с золотистой шерстью, могучими плечами и добрыми глазами. В завершении Надя подрисовала ему крылья. Удивившись тому, что у нее получилось, Надя свернула рисунок, вложила его в открывающийся брелок на ошейнике Ары и пошла делать уроки.

Лето 1965 года.

— Мам, твои советы больше никому не нужны. Мне нравится эта компания, и я буду с ними общаться. Я много раз уже говорила, что вас это не касается.

— Они тебя загубили! Посмотри на себя! Ты была лучшей ученицей в классе, тебя обожали все учителя, ты дружила с классом!

— Дружила с классом? Да разве ты знаешь, что происходило в школе? Да меня гнобили каждый день, унижали, а я приходила домой с улыбкой и рассказывала, как все хорошо! Это ты называешь хорошими отношениями с классом? Эта компания подарила мне новую жизнь, открыла мне глаза на мир и на вас тоже! Вы постоянно мной пользуетесь, сами мне ничего не дали, а с меня требуете! Еще что-то сказать мне хотите.

— Не смей так разговаривать с матерью. Извинись и иди на все четыре стороны, раз взрослая выросла и помощь наша не нужна.

— Вы пожалеете, что так сказали.

Надежда школы, победительница олимпиад – девушка, которой все пророчили достойное будущее, и что с ней стало. А ведь как одно мгновение может решить судьбу человека. Как маленькая спичка может испепелить целый дом, так и одна встреча может либо осветить жизнь человека, либо сжечь ее дотла. К сожалению, очередь несчастья была стучаться в дом этой скромной семьи.

Стоя в школьном коридоре, Надя нечаянно пересеклась взглядом с одним мальчиком из старшего класса. После, она стала замечать на себе его взгляды, и в один день он поймал ее после школы:

— Что такая красивая девушка делает одна?

— Идет домой.

— А девушка не против дойти до дома в компании прекрасного молодого человека?

— Думаю, она не против.

Кто мог знать, что с этого, казалось бы, обычного разговора начнет рушиться ее жизнь.

Она вышла из комнаты и захлопнула дверь перед лицом родителей. К ней подбежала Ара:

— Тебе что надо – скажи? Ты только мешаешь! «Надя, погуляй с Арой!», «Надя, последи за Арой!», «Надя, твоя собака истоптала мою грядку!». И все это я выслушиваю из-за тебя, понимаешь? ОТ ТЕБЯ ОДНИ ПРОБЛЕМЫ!

Кротко поджав хвост, Ара вышла к родителям, полежала с минуту у них на коленях и вышла из дома. Они тогда еще не поняли ее намерений. Ара ушла.

Часть 2

Осень 1967 года.

Вот уже прошло 2 года, снова наступала осень. Промозглый ветер, постоянные дожди и отсутствие ночлега – вот составляющие дня бродячей собаки. Огромные многоквартирные дома, возвышающиеся над головой; люди, которые, кажется, толпами идут, чтобы втоптать тебя в землю, чтобы ты не «позорил» больше никого своим существованием. Изредка какой-нибудь ребенок подойдет и погладит тебя, даст крошку хлеба, даже черствого, и то – радость. Но даже в этих случаях появится его родитель и крикнет: «Отойди от этой вшивой шавки! Она тебя укусит! Бешеная!» Повезет еще, если чем-нибудь тяжелым не ударит. А бывает, и дети подходят поиздеваться. Дети! Маленькие создания с чистыми душами! Как-то даже подошла компания подростков:

— Эй, ты! Бродяга! Кто тебе разрешал здесь ходить?! Да ты ведь только людей пугаешь своим видом! – сказал младший из компании.

— Правильно, нечего по дворам шастать. Только ходишь да тоску нагоняешь.

— Слушай, а зачем тебе мучиться? Мы люди хорошие, мы можем тебя избавить от страданий. Хочешь? Нам не трудно.

— Хватит! – крикнут тот, что выглядел старше остальных. Аре оставалось надеяться только на него. – Что вы с ней сюсюкаетесь! Все равно ж ничего не поймет. Бей ее!

Что они только не использовали в виде своего «оружия»: палки, дубинки, стеклянные бутылки, рюкзаки и даже ноги – все в ход пошло. И ни один прохожий не остановился, не отогнал этих безжалостных убийц.

Подранное ухо, израненные от осколков лапы; клоками выдернутая, бывшая когда-то золотистой шерсть; нос, настолько изуродованный, что уже нельзя его было-то и назвать носом; полное истощенной и изнеможенной из-за нехватки еды и нормального ночлега. Так выглядела Аралез.

После такого испытания судьбой, она и думать не могла о том, чтобы искать хорошее место для сна. Улегшись, где пришлось, она, наконец, смогла закрыть глаза. Насколько ей, конечно, позволили раны.

Ара уже перестала надеяться на спасение, она привыкла. Привыкла каждый раз засыпать с мыслью, что эта ночь может стать последней. Находясь на грани между жизнью и смертью, она впервые решила послушаться людей и сдаться. Сил бороться больше не было. Единственное живое существо, о котором она тогда переживала, была ее хозяйка Надежда.

Но эта ночь, наоборот, стала ее спасением. Только она закрыла глаза, как свет начал пробиваться сквозь закрытые веки, а ведь только что была поздняя ночь. С большим усилием она открыла свои глазки, перед ней стоял величественный Пес. Золотая шерсть лежала волнами на его стройном теле, зеленые глаза пронзительно смотрели, казалось, в самую душу. Но самым необычным элементом в его образе были крылья! Они были огромными, казалось, ими можно обхватить всех мимо проходящих людей; перья были белоснежными и располагались то ровными рядками, то складывались в интересный узор. Пес подошел к Аре и начал зализывать раны. Единственное, что он сказал перед уходом, было: «Это твое сражение»

Часть 3

Ара подскочила, ее раны как будто начали затягиваться. Она больше не чувствовала той боли, что была прежде. Новые силы наполняли ее. Никто не знает, что ей помогло: феноменальная память, помощь Пса с крыльями или безграничная любовь к хозяйке. Но уже спустя две недели (конечно, далеко она не уходила, а не возвращалась лишь потому, что боялась вновь оказаться лишней) она была в том самом поселке, где и обрела свою семью. Счастливая она бродила по улицам, смотрела на сельчан и вскоре нашла тот самый дом. Настолько сильно радость не наполняла Ару уже давно.

Увидев родной дом, ее голос разлился в веселой собачьей песне. Она бегала вокруг него, пробиралась сквозь всевозможные щели, выбиралась оттуда и снова продолжала искать хозяев, бегая то туда, то сюда. К вечеру Аралез устала гавкать в окна, зазывая домочадцев, поэтому она устроилась на коврике рядом с дверью и уснула с мыслью, что завтра точно откроют.

Наступило завтра, потом послезавтра, и вот уже прошла неделя, а дверь до сих пор заперта. Конечно, Ару постоянно подкармливали соседи, они узнали в ней любимую собачку, принадлежавшую некогда счастливой семье. Только Ару это мало радовало. Скоро она снова впала в отчаяние и перестала проверять, дома ли ее хозяева. Снова поникшая мордочка, пронзающий грустный взгляд и лежачая поза стали ей привычны.

Даже если неравнодушных людей на свете и мало, они все равно остаются. Такой была соседка, живущая напротив хозяев Аралез – Лада. Милая, добрая и душевная женщина, она была чем-то похожа на маму Нади. Она не смогла смотреть на голодающую собаку и уговорами забрала Ару к себе домой. Кого она уговаривала? Конечно, Аралез. Та ни в какую не хотела идти с кем-то, да и вообще отходить от своего постоянного ночлега – коврика у порога родного дома. В итоге, она все же поддалась уговорам. Лада была примерным семьянином: дома у нее были муж и дочка.

Лада видела, как мучается Ара. Она была тем самым человеком, который верит в сообразительность собак. Чувствуя, как она сама мучается, утаивая правду от Аралез, она решила рассказать все, что узнала от мужа:

— Ара, солнышко мое, подними глазки, посмотри на меня. Я расскажу тебе, где же твои хозяева, — Ара не реагировала, она только уснула; но Лада верила, что она все слышит. – Хозяева твои были очень бедны, сил у них не осталось, не могли они расплатиться с долгами. Они продали этот дом и уехали в хату прабабушки, решив жизнь новую начать. Только жизнь у них там тоже не сложилось. Горе пришло к ним: Надя вдали от своих друзей начала осознавать, что натворила. Она поняла, что испортила жизнь всем: и себе, и своим самым близким людям. Чувство вины поглотило душу ее, не сумела она выдержать напора всего ужасного, что накопилось в ней за эти годы, вот и пошатнулось у нее здоровье. Да так пошатнулось, что не смогла она оклематься после болезни, и померла на руках у родителей. А ведь нет ужаснее горя, чем пережить своих детей. Вот и живут они вдвоем в деревне далёко-далёко да не вернутся больше никогда. – Слеза покатилась по щеке тети Лады. Слезой этой она пыталась очистить свое сердце от переживаний о девочке Наде, которую так любила. Только не хватает одной слезы никогда, и даже двух не хватает. Уж человек на то и человек, что останется в сердце навсегда. Но Лада была сильной и сумела закрыть свои эмоции в себе.

На Аралез рассказ оказал сильное впечатление. Только услышав имя «Надя», она встрепенулась. Так она ждала вестей о Наде, а пока надежда теплилась в ее сердце, свою теплоту она дарила всем окружающим: снова бегала, играла с дворовыми детишками, и радости было у нее хоть отбавляй. Ара даже разрешила дочке Лады встать рядом с ней для фотографии. Но как мать с дочкой ни уговаривали ее, фотографироваться Ара согласилась только перед родным домом. Получился прекрасный снимок, который Лада вложила в семейный альбом.

Только вскоре Аралез почувствовала, что то-то не так. Сколько бы ни ждала она вестей о Наде, все никак Лада о ней не заводила разговор. И с каждым днем Ара все больше и больше убеждалась, что тогда Лада говорила что-то плохое. Она помнила, что спичка может либо сгореть и потухнуть, либо зажечь даже самую маленькую искорку, которая потом разрастется во что-то большое и теплое. Чем-то «большим и теплым» для нее всегда была Надя. Только теперь спичке пора потухать, «большого и теплого» больше никогда не будет. Она это чувствовала.

Как потухла надежда в Аралез, так стали потухать и ее жизненные силы. Казалось, все, что тогда дал ей Пес с крыльями, теперь исчезает. Но Ара была готова. В один день она вышла из дома Лады и вернулась на порог своего дома. Ей хватило лишь лечь на тот коврик, и все всё поняли. Коврик стал для нее самым родным, что она смогла только для себя найти.

Позже Лада сняла с бездыханного тела ошейник и вложила его в альбом с фотографией.

Весь поселок плакал по Аралез, она успела стать символом бесконечной надежды и веры в чудо.

Немного позже жители поселка собрали нужную сумму и выкупили прежний дом Нади и ее семьи. А когда муж Лады вновь приехал навестить их и рассказать о том, что дом снова принадлежит их семье, то оказалось, мама Нади осталась одна. Конечно, она переехала обратно, ведь в поселке были ее близкие друзья. Вместе они чуть-чуть «подлатали» дом, и скоро она начала жить одна в доме, в котором прежде жила счастливой жизнью с дочерью, мужем и прекрасной собакой.

— Бабушка, пожалуйста, не плачьте! Что случилось? Это все-таки ваша собачка?

— Эта собака была лучшей подругой моей дочери. Она всю свою жизнь посвятила Наде: прошла через труднейшие испытания, перетерпела боль, унижение, предательство и все равно осталась ей верна. Дух этой собаки настолько силен, что даже после расставания они друг друга нашли. Я в этом уверена.

— Простите меня и… я думаю, вам это нужнее, — она протянула ошейник, — я нашла его в альбоме рядом с фотографией, — девчонка погладила бабушку по плечу, посмотрела в ее глубокие глаза и убежала.

В ошейнике, как и много лет назад, неизменно лежала бумажка. Клочок бумаги, значивший так много. Собачка с крыльями и подпись «Аралез».

Конец

P.S. Аралезы – в армянской мифологии духи, являвшиеся в виде крылатых существ (собак), которые спускались с неба, чтобы воскресить павших в сражениях, зализывая их раны.

Хмарская Наталья Вадимовна
Возраст: 16 лет
Дата рождения: 14.08.2005
Место учебы: МБОУ "Лицей № 15"
Страна: Россия
Регион: Кемеровская обл.
Город: Березовский (Кемеровская обл.)