IX Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
Ангельский полёт

Тяжёлые кучевые облака нависли над Курганом, погружая город в хмурую тень. Погода стремительно менялась, и на смену ей приходил циклон с севера. Холодные бурные ветра, подобно местным хулиганам, норовили сдёрнуть панамки с людей и унести с собой их карманные кошельки. Люди же в свою очередь уносили ноги от нагнетающегося вечернего урагана. Судя по тому, что летнее небо стремительно темнело и наливалось багровыми оттенками, было ясно: скоро хлынет дождь. Впервые, начиная с апреля-месяца, суровая засуха наконец-то покинула изнывающий от жажды Курган. Архангелы, господствующие в столице Небосвода Времён, Парадисе, тоже заметили подобные изменения на Земле. Посещение архангелом Земли для человека считалось великим почтением, но для жителей Небосвода ─ непосредственной низостью. Однако такая высокопоставленная личность, как архангел Гадриэль Леонтский, интересовалась земными делами. Архангел знал, что виной кардинальным изменениям атмосферы является неосторожная деятельность «мерзких земных». Сколько ж пришлось тогда похлопотать его подчинённым, Небесным Стражникам, чтобы усмирить последствия Великой Смены Ветров! А теперь опять-двадцать-пять: нужно спускаться на Землю, чтобы выяснить, кто провинился перед богами. Тут явно было что-то не так. От гневных раздумий архангела отвлекли громкие клики и надрывный стук в дверь. Не дожидаясь ответа, нежданный гость ввалился в поместье Гадриэля, без приглашения пробегая в гостиную и развозя по её золотистым коврам жуткие комья дождевого тумана. Гадриэль пристально взглянул на пожаловавшего к нему мальца, и его мощный торс угрожающе напрягся. Увидев сердитый взгляд господина, юный ангел, щуплые плечи которого подрагивали от холода и испуга, сжался в комочек. Он лепетал тысячу извинений и бесконечно кланялся чуть ли не до пола, а его блондинистые волосы стояли дыбом. ─ Ну? ─ выжидающе спросил Гадриэль, прерывая тираду из бесполезных сожалений. ─ Изволь докладывать, Ангелос, коль явился ко мне в таком непростительном виде. ─ П-приказ от Его Светлости с-серафима Александра Сербского, ─ заикаясь, сообщил ангел и, не останавливаясь, на выдохе протараторил: ─ «Уважаемый господин Гадриэль Леонтский, прошу Вас в срочном порядке явиться в мой, Александра Сербского, дворец на Райсовет. Дело не требует отлагательств! Поторопитесь!» Выслушав приказ, Гадриэль задумчиво потёр свой широкий подбородок и недоверчиво взглянул на мальца. Райсовет собирался раз в четыре года, последний прошёл два с половиной года назад. Новый верховный серафим, конечно, был той ещё штучкой, но экспериментировать над своей властью было не в его интересах. Да и Райсовет в самом дворце Его Величества выглядел подозрительно. ─ Неужто Его Светлость изволил не придавать народной огласке созыв Райсовета, и потому он проводится в пределах стен дворца? Какой стихией его ударило?! ─ сощурившись, вскричал Гадриэль. Мальчик испуганно отшатнулся, словно Гадриэль сказал какую-то непристойность, но плечами пожал. Его волосы тут же взъерошились ещё сильнее. ─ Ладно, ─ снисходительно сказал архангел, ─ Чего встал, словно в облака врос? Готовь карету! ─ Она уже г-готова, г-господин, ─ возразил мальчик. ─ Тогда не топчись на парадисских коврах, Ангелос, не для тебя солнечные лучи ткали! Выйди вон! ─ сердито прикрикнул архангел, и, когда малец стремглав вылетел из роскошного поместья, добавил: ─ Патлы свои поправь, невежа! Жители Небосвода пользовались типичным для них транспортом вроде парящих карет или маленьких колесниц. Полёт на крыльях чаще всего затрачивал большое количество энергии, после чего «лётчик» изрядно уставал, поэтому летательный дар использовался лишь во время воздушных атак либо спуска на Землю. Да и таким даром обладали далеко не многие. Гадриэль накинул на спину алый, под стать его глазам, плащ с соколиными перьями в качестве погонов. Могущественную грудь и спину скрывал белый кафтан с роскошными золотистыми росписями. К кафтану надевались белые атласные брюки, часть которых скрывалась высокими белоснежными сапогами из шкур небесных дельфинов. Плащ же скреплялся на груди характерной брошью из трёх белых перьев, заключённых в посеребренную основу в виде крыла с цепочкой. Такое же знамя, лишь без цепочки, могущественно красовалось в центре плаща на спине. Картину довершало длинное серебристое копьё с горящим золотым наконечником, которое Гадриэль держал в левой руке, подобно богу войны. У поместья архангел остановился, чтобы полюбоваться прекрасным садом. В центре сада стоял высокий фонтан, в котором возвышалась величественная статуя богини Афины, грозно смотрящая сверху вниз. Вокруг фонтана цвели алые розы, приветливо тянувшиеся к статуе и заполняющие сад сладостным запахом мёда. На фоне фонтана росли прочие деревья и цветы, некоторые из них даже приносили плоды, правда Гадриэль никогда не вкушал их. Единственное, что портило картину, это отсутствие солнечного света. «Я покажу этим бездельникам, где черти зимуют!» ─ разъярённо подумал Гадриэль о своих подчинённых, усаживаясь в небольшую карету, мерно парящую над потемневшими от дождя облаками. В качестве флюгера на карете возвышалось то самое знамя в виде крыла. Оно являлось символом империи Небосвода Времён. Крыло было изображено и на потрёпанном плаще парнишки-кучера, того самого, что докладывал о приказе Гадриэлю. Позади серебристой кареты с резной дверцей и окнами стояли два немолодых ангела-лакея в голубоватых ливреях. Вообще, «внешний» возраст здесь был довольно поверхностным фактором. В карету были запряжены четверо небесных дельфинов божественного класса. Парнишка стегнул их упряжкой, они зарокотали и стремглав нырнули в облака, покачивая карету. Дельфины неслись навстречу холодным, дождливым ветрам, рассекая тучные, тяжёлые облака, напоминающие исполинских серых волков. Карета устремилась в направлении, противоположном поместью Гадриэля, и, безусловно, спешила ко дворцу вышеупомянутого Александра Сербского. Дворец Александра был такой огромный, словно создан для целой семьи китов. Верхушки башен украшали золотистые конусы с флагами империи, а главный вход укрывался прозрачным куполом, под котором, насколько было известно Гадриэлю, располагалась невиданной красоты домашняя оранжерея. Дворец состоял из четырёх этажей, мансарды и серафимской совятни. Над центральным входом гордо возвышалось знамя крыла. В этом дворце проживали два серафима ─ Георгий Сербский и его сын Александр, которому вскоре должен был перейти престол Заоблачного Графства вместе с Парадисом. Карета приземлилась около золотых врат дворца, ведущих через огромный сад с жар-птицами. Великолепие и разнообразие растений поражало воображение Гадриэля, когда он проходил по тропе вместе с лакеями ко дворцу. У центрального входа Гадриэля встретил пожилой ангел-дворецкий в бежевом фраке и с огненно-рыжей розой в нагрудном кармане. Эта роза польстила ценителю цветов Гадриэлю, и его хмурое выражение на лице временно сменилось приветственным. Дворецкий услужливо провёл его к широкому зеркальному залу. В этот момент из оранжереи донёсся прелестный звук арфы, и он был таким, словно бы в унисон запели несколько маленьких ангелочков. За инструментом сидела невозможной красоты серафима с аккуратными, нежными чертами лица, с тонкой и хрупкой на вид натурой, со струящимися русыми волосами. Её красивые, ухоженные пальцы перебирали струны арфы. Мастерство её не могло не поражать, так как глаза серафимы были прикрыты, и она не смотрела на заветный инструмент. От девушки веяло силой спокойствия. Дворецкий заметил этот полный восхищения взгляд Гадриэля и лукаво сообщил: ─ Это дочь Её Светлости Афродиты Ремской, серафима Анфиса Ремская. ─ Словно дочь богини, ─ промолвил зачарованный Гадриэль. ─ Что верно, то верно, господин архангел! ─ льстиво ответил дворецкий. ─ Как правой руке Его Светлости, скажу Вам по секрету, принцессу Анфису выдают замуж за принца Александра. Только, по сей видимости, друзья детства не торопятся заключать брачный союз. А ведь у Её Светлости во власти само Центральное Графство Небосвода вместе с Храмом Богов! ─ Ты что же, вздумал со мной секретничать за спинами Властителей?! ─ лицо Гадриэля исказилось в негодовании, несмотря на польстившее ему упоминание о его статусе. ─ Нет, что Вы, господин! ─ дворецкий изобразил испуг. ─ Лишь делюсь с Вами некоторой информацией. Принцесса вместе с Её Светлостью приехала только сегодня, по причине той же, что и Вы. Прошу, проходите же в зал заседания и всё-всё узнаете. Дворецкий услужливо открыл двери, поклонившись. На его губах мелькнула лукавая усмешка. Чего это он, интересно? Гадриэль даже занервничал, но в зал таки вошёл. Туда, куда он вошёл, напоминало округлую комнату с королевскими резными окнами, которые были вмонтированы по всей длине правой стены и выходили на вид загона с небесными дельфинами. На подоконниках стояла королевская пеларгония небесно-голубого цвета, а с гардин свисали атласные шторы с золотистыми кружевами вместо ламбрекенов. Посреди зала располагался длинный овальный стол из цезальпинии, покрытый глянцевым лаком. Стол сочетался с зеркальными стенами. Эффектный паркет, покрытый слоем облачной дымки, довершал картину. Гадриэль прошёл за ближайший к Александру стул, спиной повернувшись к настенным зеркалам: уж больно он не любил их. Георгия, Главного Властителя Заоблачного Графства, за столом не было, и у архангела это сразу вызвало неприятные опасения, ведь в графствах давно ходили слухи о его Угасании. Александр же сидел абсолютно понурый и обращённый куда-то вглубь своих раздумий, что было несвойственно такому незаурядному серафиму. Когда в зал прибыли все участники Райсовета (в общей сложности их было десять), Александр оживился и даже извинился перед Гадриэлем за свою отчуждённость, громко поприветствовав своих соратников. Среди участников были и обе Ремские («Куда ж нам без союзников?» ─ иронично подумал Гадриэль, однако продолжал пожирать взглядом красавицу Анфису.) ─ Уважаемые присутствующие, я собрал этот Райский Совет для того, чтобы сообщить вам две новости, ─ зал притих, внимая Александру. ─ Обе эти новости нельзя назвать ни нейтральными, ни хорошими. Голос серафима звучал уверенно, хоть и грустно. Самый молодой архангел Клеон Вишневский, сидящий в дальнем конце стола, словно прочитал Александра. ─ Неужели Главный Властитель совсем плох? ─ прошептал он. Анфиса, сидящая неподалёку от Клеона, услышала это. Её прекрасное лицо переменилось, приняв оттенки печали. Уже вслух она задала этот вопрос. Голос серафимы хрустальным звоном пролился в притихший зал, лаская слух застывшего Гадриэля. ─ Отец переживает не лучшие времена, ─ вздохнул Александр и тут же подбодрил Совет: ─ Но я не сомневаюсь, что он снова зажжёт в себе силы и сможет взойти на престол, как и в прежние времена. Зал значительно оживился. Подобный настрой принца пришёлся им по духу, белокурый Клеон с заострёнными чертами лица даже осмелился пожурить Александра за «пустой созыв». Гадриэль лишь хмыкнул, наблюдая за воодушевлённостью Райсовета. Подняв правую руку, архангел прокашлялся, и все, как один, замолкли. ─ Но, Ваша Светлость, Вы сказали, что новости две, ─ возразил он. В зале снова наступила напряжённая тишина. Казалось, даже голубенькие цветки королевской пеларгонии прислушивались к заседанию. ─ Верно подметили, уважаемый Гадриэль, ─ Александр хмуро кивнул ему и, помолчав, заговорил: ─ Господа и дамы, из Храма Богов украли осколок Камня Афродиты. Если он попадёт не в те руки ─ нам придёт Геруда. ─ Иными словами, Божеский Гнев, от которого всем крышка, ─ хладнокровно парировал Гадриэль. ─ Ваша Светлость, как же Вы могли допустить такое! ─ с досадой в голосе вскричал Клеон, и надежда о «положительном конце» Райсовета вмиг потухла в его голубых глазах. ─ Вот вам и гнев божеский, ─ насмешливо процедила дама-архангел с огненно-рыжими кудрями. ─ Прошу тишины! ─ внезапно заявила старшая Ремская: она была не менее прекрасна, чем дочь, только её глаза были светлее и проницательнее. Дождавшись, когда все замолкнут, она начала рассказ: ─ Храм Богов находится в моём Графстве, и мои подопечные, к несчастью, не смогли уследить за осколком. Уже несколько дней в Центральном Графстве в каждой области идут поиски, но они безуспешны. Мы с Анфисой обратились за помощью к Властителям Заоблачного Графства, чтобы здесь тоже организовали поиски. К сожалению, с Северным Графством мы потеряли контакт и договориться не имеем возможности. Могли бы мы надеяться на вашу поддержку? Афродита обратила взгляд, полный надежды, на Александра. Зал снова пришёл в оживление, началось бурное обсуждение новости. Всё-таки, правители этих двух графств были довольно близки, а ангелов Северного Графства побаивались и сторонились. Никто не хотел навлечь на себя Геруду, но каждому несмышлёнышу на Небосводе было известно, что хмурое небо и погодные раздоры на Земле ─ первый признак недовольства богов. В конечном итоге, Гадриэль снова потребовал тишины, чтобы всё-таки решить исход. Несколько секунд участники Райсовета смотрели друг на друга, затем Клеон, который привык выступать на Райсоветах открыто, поднялся с места, поправляя помявшийся синий плащ со знаменем, и чётко проговорил: ─ Так как никто из нас не хочет сердить Верховных Властителей, то есть богов, нужно что-то делать. Если мы не приложим совместные усилия и не найдём осколок Камня, то это повлечёт за собой очень неприятные последствия. Да и осколок, не приведи Господь, мог попасть в руки каким-нибудь сластолюбцам-идиотам. Предлагаю помочь Их Светлостям серафимам Ремским! Участники Райсовета уставились на Вишневского. Его бледные щёки предательски заалели, но взгляд оставался полным решимости. Первым кивнул в знак согласия архангел Анастас с вечно хмурым и строгим лицом. ─ Думаю, господин Вишневский прав, ─ заявил он. ─ У нас на Небосводе, к сожалению, и рехнувшиеся умом водятся. Так сказать, недавние люди. ─ Мы все когда-то были людьми, уважаемый Анастас, ─ мягко одёрнула его Анфиса, нахмурив светлые брови. ─ В конце концов, это будет доблестным поступком! ─ уверенно добавил Клеон, перебивая звонким голосом начавшейся спор. Губы Александра тронулись в едва заметную улыбку. Внутренне он был тоже согласен с этим. Зал одобрительно загудел, и о споре позабыли, как о смутном сне. ─ Превосходно! И что же мы будем делать, если осколок находится вне Небосвода Времён? ─ иронично спросил Гадриэль, в упор глядя на Александра, мол, «давай, скажи нам, умник, коль помощью своей разбрасываешься». Лишь у тех, кто присутствовал на Райсоветах графств, была возможность бывать «за гранью» Небосвода. Но, как уже упоминалось ранее, это было низким поступком и приравнивалось к падению ангела. Поэтому вряд ли кто-то захотел бы терять свою честь. ─ Прошу Вас не каркать, уважаемый Гадриэль, ─ с улыбкой ответил ему Александр; некоторые из присутствующих издали тихие смешки, ─ Для начала организуем поиски. На край, мы подготовим план. У меня есть одна идея… ─ Поведайте идею, Ваша Светлость! ─ Клеон хотел быть в курсе всего. ─ Господин Вишневский, Вам бы на базаре побывать, коль информацию так любите! ─ усмехнулась рыжая архангел. Александр лишь помотал головой, мол, «не всё и сразу». Он поднялся с места, серебристые пуговицы на его камзоле и ножны с мечом, что располагались на бёдрах, тускло блеснули при дневном свете. В отличие от погоды за окном, его карие глаза прояснились, и вид стал не такой раздосадованный, как вначале Райсовета. ─ Итак, каждому из вас следует приказ: провести поиски в своей области, обыскать каждое поместье и особняк, расспросить ангелов и… ─ не успел Александр договорить, как в зал буквально ввалились двое Небесных Стражников, судя по униформе, простых рядовых. Они были все на взводе, и Гадриэль, встревоженный подобным визитом, приказал им тут же докладывать. Негодование так лилось из них, что они позабыли почтительно склониться перед участниками Совета. Все взгляды устремились на них. ─ Господа и госпожи, мы не нашли осколка, зато засекли ту нечисть, что посмела позариться на него! ─ разгорячённо заговорил один из ангелов-стражников. ─ Он направлялся к границе Небосвода! Мы не смогли его настигнуть, ведь барьер нам помешал! Он достал кусочек какой-то грязно-бардовой ткани и шлёпнул его на стол. ─ Он оставил это на Пограничных Вратах, когда мы его преследовали! Не скрывая интереса, каждый из сидевших за столом поднялся и взглянул на ткань. Александр, рассмотревший её детально, с ужасом узнал в ней часть одежды одного из своих подчинённых.

Фёдорова Виктория Альбертовна
Возраст: 20 лет
Дата рождения: 01.01.2002
Страна: Россия