XI Международная независимая литературная Премия «Глаголица»

Проза на русском языке
Категория от 14 до 17 лет
30 маршрут

Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове: дорога!

(Н.В. Гоголь «Мертвые души»)

Любите ли вы общественный транспорт так, как я люблю его?

Тридцатый маршрут… Столб пыли… История — дорога… Жизнь – дорога…Мечта — дорога…Автобус…

Одна планета среди миллиарда других планет, один автобус и один путь среди 197 других путей.

Я пассажир… и человек рядом — пассажир…Я не знаю его имени, но он мой брат…так задумано.

Мелькают пейзажи за окном. Сижу на задних местах автобуса. Здесь я наблюдаю, и здесь я наблюдаемый…

Тысячу глаз и тысячу фраз, каждый знает другого наизусть, но никто не понимает и не поймет друг друга…

Фатима, так звали кондуктора автобуса, всегда улыбалась. Каждый знал её, однако лишь косвенно… Она всем улыбалась… иногда лишь попросит передать за проезд – и снова улыбается пассажирам.

Вот автобус проехался по луже, и брызги ненависти разлетелись в разные стороны, Автобус одним колесом проехался по яме уныния, другим по яме сребролюбия. Люди непроизвольно затолкались, пассажир навалился на пассажира. Мы споткнулись о камень эгоизма, автобус подскочил, и девушка на высоких каблуках, не удержавшись за поручни, упала на невысокого смуглого таджика, сильно ударив его рукой по носу… Пассажир не успел, да и не хотел поймать девушку, он был только зол… но его можно понять…

«Для человека национальность — и не заслуга, и не вина. Если в стране заявляют иначе, значит несчастна эта страна!» – вдруг совершено некстати всплыли в его памяти строчки выученного еще в детстве стихотворения, когда он ещё не понимал, что значат эти слова. А может, оно и верно: нельзя бить себя в грудь за то, что ты определенной национальности, да… уж точно нельзя и испытывать чувство стыда за то, кем ты являешься: ни цвет кожи, ни разрез глаз не определяют тебя как честного и хорошего человека … «Прямо по носу…» — тихо сказал пассажир, но так, что услышали несколько людей вокруг и виновница происшествия. «Вы не могли крепче держаться за поручни?» — продолжил мужчина, уже громче, злобно, не сдерживая себя и напрямую обращаясь к растерянной пассажирке…

Девушка, для которой падение тоже было неприятной неожиданностью, думала о чем-то своём: «Человеку надо мало. Лишь бы дома кто-то ждал… а меня не ждут… не знаю, уже ничего не знаю…»

«Извините, я не хотела…» — девушка попыталась быстрее встать и, не отряхиваясь, отвернулась… Ком в горле. Щекочет нос, слёзы наворачиваются. И хочется разрыдаться…

«И кем теперь я должен себя считать? Злость есть проявление слабости…»- и выдохнул: «Простите…»

Мужчина обернулся к девушке, увидел её мокрые глаза, он покраснел и опустил голову вниз, нашёл, что его штанина была порвана, от чего ещё больше покраснел. «Извините…» — более робко произнес, он снова…

Девушка не заметно улыбнулась…

А дальше вновь тысячу фраз, но только две пары глаз…

Фатима давно работает и видела много историй. Пассажир садится в её автобус, покупает билет, кому-то он попадается заранее счастливый, а кто-то понимает позже, насколько ему повезло сесть в этот Автобус.

Но билет не бесплатный… Судьба всегда возьмёт плату за счастье, а когда человек заплатит, он живёт дальше… Зайцем у неё ещё никто не проезжал…

А в конце маршрута, стихийного, запланированного или вынужденного, кондуктор каждого проводит взглядом на его остановке…

Я все так же сидел в углу автобуса, прислонившись к холодному стеклу лбом, наблюдал за убегающими деревьями…

«Я узнал, что у меня/ Есть огромная семья:/ И тропинка, и лесок, / В поле каждый колосок… / Речка, небо голубое — /Это все мое, родное, / — Это Родина моя! / Всех люблю на свете я!» — неслось из приемника, удачно скрашивающего водителю похожие друг на друга надоевшие будни…и удачно давал мне задуматься над значением для меня этих деревьев, речки, поля…

Родина – есть необходимое пассажиру, ибо без неё он и не пассажир, и не знает, как ехать, и куда ехать, а главное — и не садиться в автобус…Семья есть необходимое пассажиру, ибо без неё пассажир не человек, и без неё он не знает, зачем ехать, а главное – и не садится в автобус…

«Вы не могли бы?»… Я вздрогнул и резко повернул голову, передо мной стоял какой-то мужичок, меньше меня ростом, небритый, с серыми глазами, слегка седой, от него не то, чтобы дурно пахло, просто рядом с ним я почувствовал, что ему больно… В руке он держал лопату, замотанную в тряпку. Я встал, желая уступить ему место, но мужичок сделал шаг в сторону — и за его спиной оказалась девочка лет семи с огромным портфелем и пакетом в руках… «Будь добр, уступи место дочке,»- попросил он, вовсе не упрекая, это была самая простая, человеческая просьба. Я понимал, что девочка не является его дочерью… говорил так наивно и легко, что если бы я отказал, он даже не понял бы моих слов…но отказывать и не хотелось, девочка села, слегка кивнула головой, на миг подняв глаза на меня и на мужичка…

Мы стояли рядом… Я и Юра, так представился мужичок… «Я ж правильно сделал? – спросил меня Юрий- Дети — они ж самое главное… Я просто хочу… чтобы всё у них хорошо было…По-другому мне пришлось жить… работать начал рано…понимаешь же?» — я не переставал кивать, нет, я кивал, не машинально, а потому что он говорил то, что откликалось в моем сердце… Его неспешный и прерывистый монолог был посвящен детям и жизни милосердной…Иногда пауза затягивалась, но часто молчание бывает громче, чем стук колёс автобуса, чем звук пролетающего самолёта, и громче смеха, и громче крика…

«Мне на следующей…» — он пожал мне руку, сказал, что был рад встрече… и вышел из автобуса… Нет, это была не его остановка…Но он уже стоял снаружи… Юра, который, сам того не понимая, в моей душе превратил давно заложенную искру в пламя для «подвигов» … Земледелец Юра…Они, такие люди Землю делают чище и сеют в ней добро…

С шипением дверь закрылась, он не уходил, провожал нас взглядом, а я, пока облако пыли не закрыло его лица, смотрел и думал: «Святые среди нас… они ходят и ищут… в душах свет…при этом, не зная ни своего предназначения, ни для чего они ходят, но, когда они умирают, Жизнь хмурится…».

Вдруг спиной я почувствовал взгляд …

Кондукторша, обычно приветливо улыбающаяся, хмурясь, смотрела в сторону Юры… Вместе с этим она ждала, когда заплатит за проезд Мама с ребёнком. Ребёнок громко рыдал, а женщина не могла найти кошелёк… Его, видимо, украли…Фатима ждала…

Я вдруг неожиданно для себя подошёл к ней, и пока Мама пыталась успокоить безутешного малыша, купил билет… Кондуктор улыбнулась, протянула его женщине… И неожиданно громко с акцентом сказала: «Рука дающего благословенна!» … Мне растерянно сказали: «Спасибо», в ответ я растерянно улыбнулся…

Малыш перестал плакать… Родина невозможна без людей, а дети самые больше люди… «они ж самое главное» …

Человек способен уничтожить, растоптать другого человека, но он же способен и спасти … В автобусе люди стоят особенно близко друг к другу, хотят они того или нет…Толпы молчаливых людей едут дорогою, длиною в жизнь, и каждый платит…Платит за счастье, любовь…Ибо семья без любви – гражданский брак, друзья без любви – знакомые, жизнь без любви – существование, Автобус без любви – бездушная машина… Вера без любви –религия… Родина без любви – просто страна…

Куда же ты мчишься, тридцатый автобус? И кто же ведёт тебя?

Человек за рулём твоим…Русский водитель, молчаливый водитель… за дорогой наблюдающий и сокрушающий горы молчанием…

-Куда же мы едем?

-Бог знает…

Поташов Родион Сергеевич
Страна: Россия
Город: Воткинск